КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеВыставка судебного искусства

16 ИЮЛЯ 2010 г. АНТОН ОРЕХЪ

 

РИА Новости

 

В скандальной истории с выставкой «Запретное искусство-2006», судом над Самодуровым и Ерофеевым и всей этой свистопляске вокруг есть четыре стороны: организаторы, художники, «верующие» и суд. Причем три из них мне глубоко несимпатичны. Но единственные, кого здесь судят и осуждают, — это как раз четвертая, симпатичная, сторона. Ерофеев и Самодуров.

Скажу вам честно: то, что выставлялось в Сахаровском центре в качестве экспонатов, — это не искусство. Потому что я не готов признать искусством любую каку, только потому что она нанесена на холст, отлита и высечена из какого-то материала. Там, конечно, были забавные работы, были такие, которые вообще непонятно почему оказались «запретными», но было и откровенное дерьмо. И я вполне допускаю, что эти брызги мозга могли бы оскорбить чувства истинно верующего человека.

И я совершенно не понимаю тех, между прочим, которые произносят словосочетание «чувства верующих» с пренебрежительной иронией. Как будто у них чувств нет или они таковы, что оскорбить их невозможно. Некогда у нас на сайте была дискуссия вокруг публикации пресловутых датских карикатур. И тогда сторонники этих карикатур упирали на принцип свободы и светскости государства, отделенного от церкви. И это, с одной стороны, безусловно верно. И в изначальной публикации карикатур я тоже не видел большого греха, тем паче что были они не так уж чтобы очень вызывающими. Но я был резко против того, что эти картинки некоторые стали перепечатывать «в знак солидарности». У мусульман свои традиции. Им это все показалось неприятным, они выразили неудовольствие. А многие, к сожалению, сделали это еще и в насильственной форме. Но в любом случае зачем людей злить? Если им это действительно не нравится, зачем продолжать дразнить их, представляя тупыми папуасами, перед которыми мы, якобы высоко цивилизованные, имеем неоспоримое интеллектуальное превосходство? Ведь в демонстративном тиражировании карикатур именно это откровенно и читалось!

Вот точно так же я прекрасно представляю себе, что так называемое искусство на выставке Самодурова и Ерофеева могло задеть чувства верующих. Поэтому мне и несимпатичны очень многие «художники», там экспонировавшиеся. Вдобавок со своим дерьмом они превращаются чуть ли не в героев, их едва ли не в последователи участников знаменитой «бульдозерной выставки» записывают!

Но Самодуров и Ерофеев сделали очень важную вещь. Они упаковали эту выставку, как порножурнал, — в «непрозрачную упаковку». Это не тот случай, что человек шел на детский праздник, а перед ним предстал Иисус с ушами Микки-Мауса. Про эту выставку было заранее сообщено, что она спорная, что людям религиозным там делать, наверное, нечего. Более того (и об этом почему-то мало говорится), само пространство зала было организовано совершенно необычно. Экспонаты были отделены глухой стеной! И чтобы увидеть их, надо было глядеть в дырочки. То есть фактически это даже нельзя назвать публичной выставкой! Потому что тогда можно считать публичным действием все, что происходит за замочной скважиной. То есть верующие, чтобы оскорбиться, должны были целенаправленно стремиться к тому, чтобы получить оскорбление. Специально пойти туда, куда им настойчиво не рекомендовали, специально отстоять очередь и специально смотреть в глазок. А потом в другой глазок и еще и еще (там же не только над религией постебались) — до тех пор, пока не попадется действительно что-то, что заденет конкретно их религиозные чувства. И вот такие «верующие» мне не менее противны, чем «обидевшие» их художники. Эти хоругвеносцы и прочие мракобесы устроили колядки у суда, при том что почти никто из них эту выставку не видел. Но это принцип известный — «не читал, но осуждаю».

Однако самое прекрасное, что суд встал на сторону именно таких людей. Тех, кто лично ничего не видел, но страшно оскорблен! Неизвестно чем, но обижен! Это с самого начала должно было быть вопросом художественной дискуссии, в которой главной темой стал бы вкус. О вкусах, конечно, не спорят, но дискуссии тем не менее ведут. Эти картины были безвкусны, и это стоило обсудить. Как обсудить и право художника глумиться надо всем подряд без разбора. Это не судебное дело. Это дело общественное и художественное. И Самодуров с Ерофеевым потому и молодцы, что подобное обсуждение хотели спровоцировать. А спровоцировали, сами того не желая, нечто прямо противоположное.

И ведь «происшествие» имело место на светской территории. Не в храме и не в монастыре это все выставлялось. Выставка, какой бы она ни была, не вторгалась на религиозное пространство. Да и религия в нашей стране от государства якобы отделена. Но вышло так, что суд эту разделительную черту стер. И создал, между прочим, прецедент. Потому что под такую статью теперь можно все что угодно подвести. А потом, как бы невзначай, и до новых «бульдозерных выставок» дойти. Вдруг картины способны оскорблять не только чувства верующих, но и какие-нибудь еще чувства каких-нибудь особо чувствительных и особо влиятельных особ?

И последнее. Религия и церковь в нашей стране приобрели какое-то странное назначение. Вместо пастыря, доброго наставника, несущего свет Божий, внушающего идеалы христианской терпимости, получается какой-то злобный жандарм, какая-то толпа бюрократов в рясах, злых, нетерпимых ко всему. Какой-то идеологический отдел ЦК в новом прочтении. Стоит ли удивляться, что кто-то в конце концов и рисует картины вроде тех, что были на выставке «Запретное искусство-2006». Может, эти какашки летели с холстов и не в религию вовсе, а в попов?   

Обсудить "Выставка судебного искусства" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Навального решили пока бить рублем // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Дело Валерия Зорькина // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Приговор Навальному — плевок нам в лицо // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Я Пастернака не читал... // МИХАИЛ БЕРГ
Отсеките вздор — останется главное // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Пальнем-ка пулей в Святую Русь... // НИКИТА КРИВОШЕИН
По стопам инквизиции // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК