КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеЛужков спешит стать жертвой режима

30 СЕНТЯБРЯ 2010 г. АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК

Он стоял на своем 18 лет. Все эти годы он держал на высоко поднятых руках тяжесть своей должности. Сначала было легко. Его избирали москвичи, и он дерзил Верховному Совету, который хотел его снять. Потом президенты стали назначать его на должность. По мере того, как богатство его семьи увеличивалось, ноша, которую он держал, становилась все тяжелее. Установившийся при нем образцовый коррупционный порядок приносил доходы всем окружавшим его хорошим людям. Постепенно ноша превратилась в тяжелую бетонную плиту, и уйти с должности, не опасаясь быть придавленным, стало невозможно. Отпустишь плиту – раздавит. Мэрское кресло уступать было нельзя – любой преемник обнаружит такое, что прокуратура за век не разгребет.

И он продолжал стоять на своем. Некоторые, даже вполне здравомыслящие люди сейчас удивляются его упорству и нежеланию уходить в отставку. Подозревают, что он вел себя как «мужик» и человек чести. Приписывают ему чувство собственного достоинства. Фантазии! У Лужкова не было другого выхода, только один – удержаться у власти. Только пост мэра давал ему фактически судебный иммунитет. Нет должности – и светит тебе небо в клеточку. Будем реалистами: не только потому, и даже не столько потому, что он стоял во главе коррупционной пирамиды, а потому, что у его жены слишком большой бизнес, слишком лакомый кусок. Огромное состояние в сочетании с поводом для уголовного преследования – что может быть привлекательнее для любителей потрошить олигархов!

Он сопротивлялся, как мог. Из последних сил. От отчаяния написал дерзкое письмо президенту. Понимал, что его уже ничто не спасет, даже добровольный уход в отставку. Ему ли не знать нравы кремлевских обитателей. Тем, кто выбран в жертву, пощады нет. Он выбрал единственно правильный, как ему показалось, путь спасения – стать жертвой режима. В России это прокатывало, и не раз. И не с такими людьми.

Оскорбленная невинность и жертва заговора – новое амплуа Юрия Лужкова. Он старательно следовал сценарию. Семена упали на благодатную почву. В либеральной среде, которая традиционно и является в нашей стране единственной защитницей униженных и оскорбленных, заговорили о травле Лужкова.

Ему не дают прохода пикетчики и демонстранты? Его угрожаю пристрелить, а детей и внуков убить каким-нибудь другим изощренным способом? Его оскорбляют непечатно на митингах и в прессе? Обещают пустить по миру? Ничего подобного. Всего лишь показали про него на федеральных телеканалах несколько вульгарно слепленных документальных фильмов и намекнули на коррупцию. Ужас! 18 лет самозабвенно лизали и славословили, а теперь вдруг сказали немного правды. Пошатнули авторитет власти. Засомневались в моральных качествах, деловой репутации и законопослушании мэра. Это и есть «травля».

Что такое травля чиновника по-российски? Перестать восхвалять его при всяком удобном случае.

Что такое «страшная травля»? Перестать восхвалять и начать говорить правду.

Немедленно воспылал дежурным гневом штатный мэрский лизун Алексей Пушков. Кампания против Лужкова «становится все более похожей на кампании периода информационных войн 90-х годов, то есть времени, от которого мы, казалось бы, безвозвратно ушли», – сокрушался он в эфире ТВЦ. То есть, когда телевидение кроет последними словами демократическую оппозицию, Ходорковского, геев и всего, что мешает спокойствию и процветанию власти, это – тишь, благодать и миру мир. А когда задели имидж высокопоставленного чиновника, это – «информационная война». Впрочем, Пушков, Лужков – какая разница!

Но вот уже и популярный ведущий на либеральной московской радиостанции горой встает на защиту Лужкова, но не потому, что Лужков такой хороший, а потому, что фильмы про него скверные и власть – плохая. Кто бы спорил, что фильмы некачественные, а власть отстойная? Да Лужков от этого не становится лучше!

Известный правозащитник с дрожью в голосе и слезами на глазах обращается к и.о. мэра Москвы «товарищу» Ресину с призывом не предавать Лужкова и отказаться от временной должности.

Мир, кажется, сошел с ума. Те, кто еще вчера так рьяно возмущались мэром Москвы и его политикой, сегодня также рьяно встают на его защиту только потому, что федеральная власть по каким-то своим причинам отрешила его от воровской и нелегитимно занятой должности. Не посадила, не ущемила в правах, не обобрала до нитки и даже не обещает наказать. От должности отодвинули!

Пауки в номенклатурной банке непременно передерутся, и один из них обязательно съест другого. Это их паучья жизнь.

– А вы за которого из пауков?

– Я за того, которого съедят.

– А если он окажется сильнее?

– Тогда за другого.

Не за того, который прав, а за того, который погибнет в номенклатурной схватке. Да и какая у пауков в банке может быть правота? Странно, что поведение власти – это единственная точка отсчета и мерило всех ценностей для некоторых политиков, журналистов и правозащитников.

Наверное, Юрий Михайлович Лужков хорошо понимает паучью жизнь. Он знает, что надо сделать, чтобы если уж не выиграть, то хотя бы не слишком сильно проиграть. Хотя бы остаться на свободе. Надо притвориться оппозицией. Поэтому он пишет накануне своего неизбежного увольнения письмо президенту, в котором пытается предстать в позе оскорбленной невинности. Поэтому уже на следующий день после увольнения он заявляет о необходимости вернуться к выборам мэра. Нет, конечно, его песенка спета, и мэром ему больше не быть. Это любой пчеловод понимает. Но, встав в оппозицию к власти, он стелет себе соломку на будущие нары – теперь посадят не вора и коррупционера, а политического противника авторитарного режима.

Казалось бы, расчет на дурачков! А действует. Лидер «Яблока» Сергей Митрохин уже завил о готовности сотрудничать с Лужковым на поприще восстановления выборов мэра. За «Яблоком», глядишь, и остальные подтянутся, забудут славное лужковское прошлое, позовут в политические попутчики. Забыли же демократы Лимонову его национал-большевизм и ходят с ним в одних протестных колоннах. Подождите, когда против Лужкова возбудят уголовное дело, мы еще увидим его 31-го числа на Триумфальной площади, где он окончательно закрепит за собой статус непримиримого оппозиционера, которого преследуют за взгляды, а не за воровство и коррупцию.

Перспектива уголовного преследования Лужкова и Батуриной очевидна. Об этом свидетельствует и резко обличительный характер кремлевской кампании в телеэфире, и формулировка отрешения Лужкова от должности. Причины утраты доверия, наверное, будут названы в ближайшее время. И причины эти будут иметь, скорее всего, уголовно-правовой характер. Какая-нибудь специальная комиссия займется расследованием коррупции в московской мэрии и передаст результаты своей деятельности в Следственный комитет.

Впрочем, до суда дело вряд ли доползет. Многомиллиардное семейное состояние, вероятно, убережет его от этой напасти. Паукам не обязательно съедать друг друга без остатка. Иногда достаточно отщипнуть самый лакомый кусок. Тем более что сердобольная общественность поднимет вселенский плач о невинной жертве режима. Чисто по-холопски: если большой хозяин обижает маленького, то, значит, маленький хозяин – хороший. Наверное, он за нас. Поддержим его со всей нашей холопской горячностью и преданностью!

Фотографии РИА Новости

 

 

Обсудить "Лужков спешит стать жертвой режима " на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Прямая речь //
В СМИ //
«Уловка-22», далее везде // ВЛАДИМИР НАДЕИН
Сик транзит… // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Об ответственности и безответственности чиновников // ИГОРЬ ХАРИЧЕВ
 Лужков как Винни Пух-2 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
Лужков: самовывоз // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Успеть! // АНТОН ОРЕХЪ
Итоги недели. Оборона Москвы // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН