КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеБессмысленность и беспощадность

19 МАЯ 2011 г. АНТОН ОРЕХЪ

РИА Новости

В который раз выясняется, если зашел разговор про спорт в неспортивной среде – значит, опять какой-то позор случился. Теперь вот случай в Самаре.

Фанаты «Спартака» дрались с болельщиками «Крыльев Советов» и милицией. Выломали почти две тысячи кресел, два десятка человек ранены. Слезоточивый газ, дубинки – короче, полный набор. Для человека опять-таки неспортивного все это выглядело, конечно, дико. Люди, за спортом и футболом следящие, уже не удивляются. Более того, называют это «приветом из 90-х». Тогда подобные побоища были нормой жизни, а нынче все-таки случаются редко. Хотя именно теперь совершенно очевидными стали две вещи: во-первых, на стадионы «простые» болельщики уже не ходят совсем, оставив это развлечение фанатам, а во-вторых, фанаты стали наиболее радикальной, подвижной и при этом неуправляемой извне социальной группой. События на Манежке это прекрасно показали. И чтобы там ни говорили либералы про «сурковские технологии» и как бы сам Сурков ни обольщался – фанаты это то, что «у трезвого на уме, а у пьяного на языке». Они подчиняются только самим себе.

Если бы я намеревался рассмотреть этот вопрос всесторонне, то, поверьте, мне пришлось бы писать «Войну и мир». Потому что все вот это – концентрат нашей жизни. То, что в обществе проявляется какими-то вспышками, где-то дремлет или выражается в словах недовольства, на стадионе превращается в летящие кресла и слезоточивый газ. Но проще всего было бы сказать, что битву в Самаре спровоцировали московские фанаты, для которых главное – подраться и которые не имеют к настоящим болельщикам никакого отношения. Это слишком простое объяснение, которое всех устраивает. Потому что выставляет виноватой одну сторону. Потому что эта сторона предстает группой одноклеточных дебилов, чьи поступки не имеют никаких причин, одни поводы. И средство против них одно – отлавливать и сажать в клетки.

Между тем даже в деталях было много интересного. Например, досмотр москвичей шел так долго и демонстративно, что попасть на трибуны они не могли даже через полчаса после начала матча. И кто-то полагал, что эти парни скажут за такое спасибо? Но и при таком досмотре в секторе было полно народу с петардами и даже с ракетницами. И после этого мы будем считать работу милиции отличной? А когда на трибунах уже пошло настоящее мочилово, выяснилось, что и две тысячи полицейских, которых вроде бы выделили на эту игру, не только не успели погасить сражение в начальной стадии, но и не способны были элементарно сдержать напор толпы.

Ах, сколько в прежние годы было прекрасных сцен, когда ОМОН в «профилактических целях» после матчей прогонял фанатов сквозь строй, как в царской армии, или держал их, как скотину в загоне, часами перед стадионом, чтоб они не разбрелись и не начудили. Это — достойный способ предупреждения правонарушений! Сколько раз в ответ на одну петарду всю трибуну поливали из пожарных шлангов – поздней осенью это особенно согревает. А вот когда пошло настоящее сражение, милиция выжидала, «оценивая ситуацию».

Между прочим, в иных случаях это помогает. Ведь волна насилия на стадионах начала спадать именно после того, как милиции запретили без острой нужды входить в сектора, позволяя фанатам материться и озорничать – лишь бы не дрались. И те не дрались. Но сейчас-то ждать было нечего.

А кроме того, какие-то дураки придумали устроить перед матчем промо-акцию прохладительной фирмы. Фирма бесплатно раздавала пластиковые бутылки. Эти бутылки тучей и полетели в «спартачей». А «спартачи» же народ бывалый. Сначала они возмутились, что их товарищей по полчаса на трибуну не пускают, потом огорчились от летящих бутылок, а потом решили разломать этот стадион к чертовой матери – вместе с самарцами и их ОМОНом.

Ну и что мы имеем? Мы имеем боевитую молодежь, которая не настолько одиозна, чтобы хулиганить совсем без повода, но при наличии повода готова хулиганить по полной программе. Мы имеем милицию, которая не знает, как предотвратить появление на трибунах людей с пиротехникой, не знает, как реагировать на беспорядки, чтобы пресечь их в самой начальной стадии, зато не упускает случая превентивно поглумиться над фанатами – причем, под раздачу попадают не зачинщики и активисты, а те, кто просто не сумел смыться.

Есть предложение создать некий закон о болельщиках, хотя все, что происходило в Самаре и происходит в подобных случаях в других городах, подпадает под массу уже существующих уголовных и административных статей. Эти статьи не работают – зачем писать еще один закон, который точно также работать не будет?

Когда-то в Англии ситуация была еще хуже, чем у нас. Закончилось это отлучением английских команд от международных турниров после трагедии на стадионе «Эйзель», когда по вине британцев погибли четыре десятка болельщиков на трибунах. С тех пор на Островах ситуация изменилась в корне. Но можем ли мы перенять тамошний опыт? В Англии на стадионах вообще нет полиции, но где мы возьмем и как подготовим профессиональных стюардов, способных обеспечить порядок гораздо эффективнее? В Англии на аренах тщательнейшая система видеонаблюдения. У нас такие системы тоже есть, но почему-то по видеозаписям никого особо не ловили и, сдается, чаще всего даже не пытались ловить. Правда в Питере вычислили гражданина, предлагавшего Роберто Карлосу банан, как обезьяне, и запретили ему ходить на футбол. Но как этот запрет осуществить на практике? Человек все равно пойдет и купит билет — и не в кассе, ни у ворот стадиона, ни в секторе не будет никаких технических способов такого человека определить и не позволить ему присутствовать на игре.

А еще в Англии есть списки фанатов, которым запрещено посещать матчи или выезжать на игры за границу. И в день игр эти люди обязаны являться в полицию, чтобы «отмечаться». Наша полиция только обрадовалась бы такому правилу – ведь это же какой доход для инспектора! Приходи, плати, я поставлю галочку, а ты пойдешь и поставишь кому-нибудь фингал.

Заметьте, я говорю только о технических, тактических и прочих деталях, не затрагивая общие социальные причины безобразий. Но эти причины лежат далеко за пределами стадионов. И когда тот же «Спартак» говорит, что не может управлять своими фанатами, вести с ними разъяснительную работу и предотвращать их безобразия, я отношусь к таким словам нормально. Потому что перевоспитывать подростков и молодежь – это вообще не задача профессиональной спортивной команды. Можно выразить свою позицию, осудить и т.д. Но социальными корнями должны заниматься другие господа. Которые до сих пор с фанатами предпочитали заигрывать. Надеясь, видимо, приручить. В Англии такая беспечность и самонадеянность закончились на «Эйзеле». У нас, видимо, большая трагедия с человеческим жертвами просто становится вопросом времени.        

Обсудить "Бессмысленность и беспощадность" на форуме
Версия для печати