КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииПродолжение русского спора

15 СЕНТЯБРЯ 2011 г. ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

РИА Новости

Несколько дней назад в «Газете.ru» появилась замечательная и в каком-то смысле программная статья Натальи Осс «Русский спор, бессмысленный и безопасный».
Статья эта поначалу посвящена прискорбному уровню нашей полемики. Ну да: «легко перейти на ты, сказать “а вот это не твоего собачьего ума дело''»…  — Жванецкий обозначил тему еще в начале восьмидесятых, и за три десятилетия обычаи не улучшились: свобода слова открыла такие шлюзы, что мама не горюй.
Но  — «шел в комнату, попал в другую…» — во второй части эссе внимательный читатель вдруг обнаруживает, что и речь идет совсем о другом. А именно: об отсутствии в стане интеллектуалов позитивной программы, об их саморазрушительной рефлексии, обломовской лени и  банальной зависти к успеху новых штольцев…
Ближе к концу выясняется, что текст, в сущности, про главную причину высокого рейтинга Путина: народ видит в нем позитивное объединительное начало, а в пропитанных скепсисом либералах-интеллектуалах — не видит. Засим следует несколько неожиданный вывод: «в зачистке политического поля надо винить не зачищающих, а тех, кто отказался поливать свою грядку».
Где имение, где наводнение…
Попробуем разобраться с этим непростым сельским хозяйством.
Что наш брат-либерал — не сахар и склонен к словесному мордобою на почве индивидуальной и корпоративной ранимости, я знаю не понаслышке. Своими руками организовавший «Комитет-2008», я потом три года напролет наблюдал встречи и диалоги гг. Надеждина и Иваненко,  Каспарова и Касьянова, etc. Однажды удалось добиться, чтобы к нам зашел САМ г. Явлинский… Был ажиотаж и большое стечение прессы. Г-н Явлинский разрешил всем вступить в «Яблоко» — и удалился, царапая нимбом по притолоке.
То есть я не про то, что интеллектуалы ни в чем не виноваты, но обвинять их в отмене выборов в России — в этом есть какая-то русская широта обобщений. «Я бы сузил», как писал Достоевский.
Еще несколько цитат из статьи Натальи Осс, касающихся, как следует из контекста, сегодняшнего дня российского либерализма.
«Интеллектуалы слишком брезгливы и разборчивы, чтобы голосовать за успех и позитив. Ни за свой, ни тем более за чужой. Чужой особенно неприятен. Что ж тогда, зря лежали с фейсбуками на обломовских диванах?..»

«Вот где старца проклятье!», как пел Риголетто. Не готовы мы, стало быть, сорваться со своих диванов в поддержку тех, кто символизирует наш либеральный успех! Нам бы вложиться в Штольца Михаила Дмитриевича, а мы все лежим да морщимся…  О, да, отсутствие позитивного взгляда на мир в сочетании с природной ленью делает интеллектуала отвратительной ворчливой фейс-букой. Кому знать, как не мне.

«Предельно ясно высказался по этому поводу демократический вроде бы Виктор Шендерович: олигархи должны рассказывать о своем успехе не детям в школе, а следователю в прокуратуре».
Чистая правда, говорил — на «Эхе Москвы», в программе «Особое мнение».
А спустя несколько секунд, в том же эфире, сказал, что с удовольствием сам пришел бы на урок, где об истории своего успеха рассказал бы детям основатель «Билайна» Дмитрий Борисович Зимин, который стал миллиардером несколько иным способом, нежели Прохоров — и несколько иначе распоряжался все это время своим состоянием.
Но пассаж про Зимина г-жа Осс не заметила, и ее можно понять: это не вписывается в концепцию неприязни интеллектуалов к чужому успеху и позитиву, — а такая красивая концепция! Жалко же…  (Это, апропо, к вопросу о культуре «русского спора».)  Но вернемся к сути вопроса.
Дьявол, как известно, кроется в деталях. Финансовый успех Джобса и Цукерберга не ровня взлету Дерипаски и Сечина. Слово «успех» — действительно неприличное слово там, где этот успех  связан с повальной коррупцией и банальным воровством. Колумнистка, которую в ироническом ключе цитирует  г-жа Осс, увы, права. И столь раздражающие г-жу Осс брезгливость и разборчивость (иначе говоря, нравственная гигиена) сегодня — не интеллигентский каприз, а условие выживания. Либо мы наконец поймем это и попробуем хоть немного сдвинуть правила политической игры и собственного общественного поведения в сторону европейских стандартов, либо за исправление пейзажа — и очень скоро! — возьмутся люди попроще, в известном диапазоне от нацистов до коммунистов.
В этом контексте суетливая лепка фигуры Прохорова как спасителя либеральной идеи, по моему мнению, только приближает час очередной российской  драмы.
Тут мы, впрочем, снова расходимся в оценках с ироничной г-жой Осс:
«С плохим мы уже как-то сжились, оно понятно, привычно и вечно. От хорошего жди беды. Один политолог так и пишет: эта ваша конкуренция на выборах — самое страшное зло, потому что легитимизирует ваши преступные безальтернативные выборы...»
Это называется подмена понятий, и на пространстве одного абзаца г-жа Осс совершила пару таких подмен.
Первая из них таится в слове «конкуренция». К западу от Белоруссии и востоку от Курил под конкуренцией на выборах понимается борьба за власть при равных возможностях конкурентов. У нас речь идет о раздаче с барского плеча мест на Охотном ряду для их дальнейшей конвертации в процессе торга на Старой площади. Политолог имел в виду именно это, и г-жа Осс  прекрасно сие понимает.
Мышиная конкуренция, которую мы наблюдаем  и будем наблюдать по нарастающей до 4 декабря, — очевидное зло по той самой причине, о которой сказал вышеупомянутый политолог: все участники игрушечного забега в конечном политическом счете работают на администрацию, озабоченную более всего не процентами (проценты-то они себе нарисуют), а как раз своей низкой легитимностью и убожеством политической картины. Задача поставлена, и Мухтар-Чуров очень постарается найти на Охотном ряду пару мест с краешку для группы дрессированных либералов.
Это у нас, что ли, идет в меню как «хорошее»?  Г-жа Осс легко проскакивает явную подмену и устремляется к элегантному ироническому обобщению: «...то есть расширение зоны хорошего ведет к тотальной победе тьмы. Ясно, отчего Обломов не сходит с дивана…».
Это — вторая подмена. Призыв к неучастию в фарсе (вариант Подрабинека) или агитация «против всех» (вариант Немцова, Быкова и Ко) — не обломовщина; это ясное действие — противо-действие жуликам. Не знаю, до какой степени отдает себе в этом отчет г-жа Осс — власть-то  понимает это точно! Не поленились свозить судью Ломазова туда же, куда возили судью Данилкина, после чего несчастный Ломазов запретил им же разрешенную за неделю до того агитацию «против всех».
Что-то больно много хлопот по поводу Обломова, лежащего на диване, вам не кажется?
Засим у г-жи Осс наступает время печали.
«Самое печальное в этом — при таком умонастроении совсем ничего невозможно придумать, изменить и исправить. Любой, кто придумывает проект будущего, — прожектер, заведомый неудачник и мишень для острот».
Ну отчего же любой? Что ж так сразу обобщать-то?
Когда свои «проекты будущего» придумывали Сахаров и Солженицын, я не припомню иронических ухмылочек в их адрес, тем более в дни неудач. Если кто-то из этой пары становился мишенью для острот, это больше говорило о самом остряке и месте его службы, чем об Андрее Дмитриевиче или Александре Исаевиче.
Верили им потому что. Даже не соглашаясь — верили.
Но когда проектом либерального будущего России мне начинает компостировать мозги олигарх, пролежавший целое десятилетие ничком, лицом в список «Форбс», или  когда меня зовет в будущее видный демократ из прошлого, все это десятилетие занимавшийся исключительно консервацией своего лидерства на демократическом фланге, — не стоит упрекать меня в недостаточном изучении их программ.  Вполне достаточно знания биографий.
Это же — и в первую очередь, разумеется! — касается единороссов. После Беслана, Кадырова и приговора Ходорковскому всерьез дегустировать их предвыборную манну небесную —  крайняя степень идиотизма. Они свою программу давно реализовали — так хорошо реализовали, что боятся теперь уйти от власти.
Да, но то — они, а что же в этой ситуации делать нам?
Для начала, как предлагал еще Декарт, попробовать договориться о значении слов. Перестать называть «выборами» переназначение начальства,  «оппозицией» — наперсточный комплектик Суркова, здравый смысл — «обломовщиной», «либералами» — тех, кто умеет пользоваться кредитной карточкой, а «патриотами» — тех, кто любому шрифту предпочитает старославянскую вязь.
Подремонтировать систему координат; восстановить прямые углы, чтобы хотя бы понимать, где находимся.
Начинать помаленьку отличать свою грядку от кремлевской или корпоративной. Ее и поливать.
Ну и — об чем речь! — повышать культуру полемики.  

 

фотография РИА Новости    



Версия для печати
 



Материалы по теме

Прямая речь //
В блогах //
Предвыборный милитаризм // ЛЮДМИЛА ВАХНИНА
В блогах //
Российская машина репрессий сбоев не дает // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Прямая речь // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прямая речь //
В блогах //
В СМИ //