КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеЦерковь на Кавказе: здесь вам не равнина, здесь климат иной

22 НОЯБРЯ 2011 г. ПЕТР БАРСОВ

РИА Новости

 

Читая комментарии «православных экспертов» по поводу церковных событий в Северной Осетии, начинаешь понимать, почему общество ждет еще не один церковный кризис. Ученый, даже идейно ангажированный, должен приносить некоторую пользу своим анализом, чтобы предотвращать повторение ошибок. Объяснять церковный конфликт в Северной Осетии, навязывая своим работодателям и православной общине миф об «оранжевой революции», «борьбе с православной миссией», значит полностью пренебрегать фактами.

Попытаемся изложить свою версию  произошедших событий. Архиепископ Зосима (Остапенко), назначенный на Владикавказскую кафедру полгода назад, на октябрьском заседании Синода был возведен в священноархимандриты Аланского Успенского монастыря. Это обычная церковная практика — епископ становится духовным руководителем крупнейшей обители в своей епархии. Например, московские патриархи по совместительству священноархимандриты Троице-Сергиевой лавры. Однако архиепископ Зосима решил убрать из Аланского монастыря настоятеля, архимандрита Антония (Данилова), более десяти лет подвизавшегося в нем с братией. Успенская обитель — это новодел, расположенный в горном ущелье недалеко от Беслана. Отец архимандрит с монахами строил её буквально по кирпичу на голом месте. Особую роль монахи сыграли в трагическом 2004 году. До постройки монастыря братия жила в Беслане (где осталось подворье обители), служила в храме рядом со школой, захваченной боевиками.  Впоследствии многие из родственников жертв оказались в числе прихожан Аланского монастыря, который стал своего рода символом увековечивания памяти погибших.

Одновременно строительство Успенского монастыря было для Осетии воплощением мечты о национальном духовном центре. Неслучайно он получил в своём титуле приставку «Аланский». Вообще православные в Алании давно ожидали появления своей Владикавказской епархии. В 2011-м долгожданная мечта осуществилась: Ставропольская епархия была разделена на три самостоятельных диоцеза. Вопреки ожиданиям во Владикавказ прислали епископа из Калмыкии. Хотя очевидным кандидатом, с точки зрения части местного истеблишмента, был архимандрит Антоний.

При этническом разнообразии на Кавказе большее значение имеют такие факторы, как знание и уважение местных традиций и обычаев, длительность проживания, связи, почтенный возраст, положение в местной иерархической структуре. Если в Центральной России в последние два десятилетия практически завершился распад традиционного уклада жизни, то на Кавказе произошел возврат к архаическим моделям поведения. Негативная реакция на перевод «своего» о. Антония в Дагестан новопоставленным (следовательно, пока «чужим») епископом была предсказуема. В отличие от России кавказцы более консолидированы, и собрать многотысячный митинг сторонников опального архимандрита  можно обычным «сарафанным радио», без всякого Facebook и прочих политтехнологических новаций. Просто на Кавказе принято защищать своих. Этого не учел архиепископ Зосима.

Нельзя исключать в этом конфликте наличие подводных течений. Недруги о. Антония намекали на покровительство со стороны спиртовой мафии и т.п. Но доказательств этому не нашлось. Зато в Осетии в силу ее стратегического положения большую роль играют местные и федеральные силовые структуры (почитаемые горцами), которые благоволят местному духовенству. Как правило, монастыри, подобные Аланскому, не скупятся на хлебосольные приемы уважаемых людей и легко могут найти защиту и покровительство на самом высоком уровне. Вмешавшийся в конфликт президент Таймураз Мамсуров скорее всего самый пик этого айсберга покровителей, которые не любят себя афишировать.

Не последнюю роль в разыгравшейся кампании неповиновения архиерейской воле сыграло решение об отправке архимандрита Антония в Дагестан. Этот указ выглядит очень жестоко, почти как приговор. В Дагестане всего несколько сот православных, русское население тает на глазах. Выходец из Осетии наверняка будет восприниматься там радикальными исламистами как враг, а это верная смерть. В Дагестане едва выживают коренные священники. Если в Ассоциации православных экспертов думают иначе — флаг им в руки и в Дагестан с миссионерской проповедью.

Не берусь оценивать участие архимандрита Антония в разгоревшемся конфликте. Возможно, СМИ неточно передают его слова, приписывая ему готовность ради любви к пастве лишиться сана. Не думаю, что священник, прослуживший много лет, сказал такую глупость, да еще в типично светской стилистике. Настоятель Аланского монастыря известен как вполне благоразумный человек. Например, большинство монахов и послушников его монастыря учатся в семинариях.  Тот, кто знаком с нашим монастырским укладом, знает, насколько это нетипично для РПЦ. Безосновательны обвинения в противодействии православной миссии. Архимандрит Антоний участвовал в большинстве монашеских постригов на Северном Кавказе. Человек уважаемый, несмотря на наличие в интернете сканов о церковном наказании за грехи в 90-е годы. Увы, черный пиар — реальность нашего времени во всех сферах общественного бытия. Если были серьезные грехи, то нелогично смотрится возведение в сан архимандрита и обещание дать рекомендацию в епископы.

Историю вокруг Аланского монастыря нельзя ставить в один ряд с парадами сторонников боголюбского «старца» Петра Кучера. Последние —явные политические радикалы, носители тоталитарной монархическо-сталинистской  идеологии. В отличие от Боголюбова и  Почаева Аланский монастырь никогда не распространял апокалиптические настроения, не призывал к отказу от ИНН и гражданских документов современного образца. Одновременно обитель не имела отношения к пресловутым «оранжевым настроениям». За время своего недолгого существования (монастырь начали строить в 2003 году) она отметилась лишь упоминанием о духовной связи с почившим курским старцем Ипполитом и мироточением иконы перед грузинской бомбардировкой Цхинвала.

Остается открытым вопрос, почему правящий архиерей решил убрать из монастыря о. Антония.  Очевидно, что в ущелье, где расположена обитель, архиепископ Зосима жить постоянно не будет и делить им с архимандритом нечего. Он и так мог получить с монастыря все, что считал нужным. Как правило, архиепископы, будучи священноархимандритами монастырей,  реальных настоятелей не трогают. Значит, в основе этого решения лежит личный конфликт, ревность и последующая опала. Скорее всего, архимандрит Антоний был сильной фигурой в Осетии, что не понравилось правящему архиерею… Нежелание озвучить публично свои претензии к отцу архимандриту,  делает позицию епархиального руководства крайне уязвимой: либо есть нечто, о чем нельзя говорить вслух, либо не о чем говорить.

Церковный конфликт, выплеснувшийся на улицу тысячными демонстрациями верующих, пока внешне потушен. Светские власти республики поблагодарили патриарха за намерение удовлетворить их просьбу — архимандрит Антоний после возвращения из Москвы, куда его вызвали вместе с архиепископом Зосимой для решения вопроса, заявил, что остается на прежнем месте. Однако такой финал вряд ли устраивает управляющего епархией. С точки зрения церковного права, архимандрит нарушил священническую присягу, где есть пункт о беспрекословном подчинении в случае перевода на новое место служения, и монашеский обет послушания своему епископу. К тому же конфликт нанес серьёзный ущерб имиджу РПЦ: «злой» архиерей, «грешный» архимандрит и т.п. Не думаю, что в Чистом переулке остались довольны административными способностями осетинского архипастыря, который заставил патриархию разбираться в этом щекотливом деле и брать на себя груз моральной ответственности за последующие решения. Есть определенные принципы урегулирования таких конфликтов: не выносить сор из избы, всегда поддерживать епископа, наказывать (по возможности) мятежных клириков. Теперь можно с уверенностью сказать, что при нынешнем церковном руководстве о. Антоний никогда не станет епископом. Это будет ему самым минимальным наказанием.

А архиепископ Зосима может лишиться через некоторое время своей кафедры, если не нормализует отношения со светской властью. Архиереи, не способные реализовать идею симфонии с властью, тоже не имеют светлого будущего. Не исключено, что какие-то решения еще будут приняты — когда интерес к делу утихнет и к нему уже не будет привлечено столь пристальное общественное внимание, а патриархии удастся заручиться поддержкой федеральной власти.

Но Кавказ не ЦФО, там всегда есть угроза сепаратизма, и центр не перегибает палку в отношениях с местными элитами по таким пустякам. К тому же в Южной Осетии действует аланская епархия Греческой старостильной православной церкви, считающаяся раскольнической. Это головная боль Московской патриархии. Не стоит забывать, что в Абхазии уже создана своя церковь, не подчиняющаяся ни Грузинской, ни Русской церкви.

Так что архиепископ Зосима должен будет смириться. Надо учиться жить по христианским законам, а кто не может, тот будет жить по законам гор.

 

 

 

 

 



Версия для печати
 



Материалы по теме

Итоги года. Блеск и нищета православного глобализма // БОРИС КОЛЫМАГИН
Бога нет? Бог есть? Дополнительная экспертиза покажет // ЕЛЕНА САННИКОВА
Игры эпохи постмодерна // БОРИС КОЛЫМАГИН
Пасхальные зайцы. Коротко в картинках // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Патриарх, права человека и совесть // ЕЛЕНА САННИКОВА
На круги своя // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Весна духовная // БОРИС КОЛЫМАГИН
Курс на сближение // БОРИС КОЛЫМАГИН
В блогах //
Некрасивые игры с патриархом // БОРИС КОЛЫМАГИН