КОММЕНТАРИИ
В регионах

В регионахНе Москва ль за нами

28 ДЕКАБРЯ 2011 г. СЕРГЕЙ ГОГИН

 

Надо признать, что акции «За честные выборы» 10 и 24 декабря были, главным образом, событием для Москвы и еще нескольких крупных городов. В Москве на митинг 24 декабря пришло больше участников, чем в остальной России. Сравните: более 100 тысяч человек на площади Сахарова в столице и 7 тысяч на двух митингах в Питере, до 3 тысяч в Самаре, 2,5 тысячи в Красноярске, 2 тысячи митингующих в Екатеринбурге, полторы тысячи в Томске, а вот в Казани уже – не более 500, в Ульяновске – 300-400... В остальных городах удалось собрать по нескольку сотен участников, и если после митинга на Болотной площади в Москве состоялся прилив протестной активности, то в регионах волна, по-видимому, пошла на спад. Вообще, протесты против фальсификаций не стали делом обездоленной российской глубинки, ее райцентров и тем более сельских поселений, где, собственно, и творилась основная масса нарушений на выборах 4 декабря. Слишком сильна там зависимость от чиновников, от партии власти, силен административный ресурс, который можно смело назвать политической коррупцией. Так что и в этом смысле Москва – не Россия или, если угодно, Россия особого рода, потому что оказалась в противофазе с остальной, «немосковской» Россией.

Это понятно и, в какой-то мере, естественно. Вспомним, что в августе 1991-го именно москвичи остановили путч. И сегодня Москва как финансовый, интеллектуальный, культурный центр имеет самую «толстую» прослойку среднего класса, это самый динамичный, образованный, «айфонизированный» город страны. Провинциальные города с ревностью относятся к Москве, которая перетягивает к себе передовой интеллект из регионов и продолжает соблазнять самую умную и амбициозную молодежь, которая верит (и имеет на то причины), что только в столице можно сделать настоящую карьеру и заработать денег. Никто не подсчитывал, какую часть из тех, кто заполнил в субботу проспект Сахарова, составляли «мозги», утекшие из регионов. Думаю, что значительную. Но при этом Москва оказалась и в лидерах по части фальсификаций на выборах (если не считать национальные республики, которые по этой части были вне конкуренции): в столице «ЕР» украла у других партий и приписала себе, по разным оценкам, от 15 до 19 процентов голосов. А поскольку слово «гражданин» происходит от «горожанин», то логично, что именно Москва стала лидером гражданского протеста.

Другие города признают это лидерство и не оспаривают его. Молодой гражданский активист по имени Евгений, который пришел на митинг в Ульяновске, сказал в интервью: «Мы сюда пришли в основном потому, что хотим поддержать москвичей, сказать, что они не одни». Посостязаться с Москвой города могли только по части лозунгового креатива («Один стукач, другой трепач» – Ростов-на-Дону, «Фальсификация прошла без выборов!» – Казань, «Верховного жулика – под суд!» – Владивосток). В некоторых городах от организаторов митинга потребовалась настырность в преодолении административного ресурса. Например, в Южно-Сахалинске городская власть «забыла» очистить от снега именно ту площадку, где должен был пройти митинг, поэтому местным активистам «Солидарности» пришлось срочно искать снегоуборочную технику и оплачивать ее. В Томске митинг был назначен на Новособорной площади, у крыльца Физико-технического института. С утра 24 декабря в институте «срочно» начались ремонтные работы, некуда было подключить аппаратуру и микрофоны. В последний момент организаторы нашли дизельный электрогенератор.

Чем меньше людей приходит на митинг протеста, тем легче власти объявить митингующих кучкой маргиналов. В частности, ульяновская власть догадалась сменить тактику. Накануне акции 10 декабря ее организаторы были задержаны под разными предлогами, юных активистов, расклеивающих листовки, тягали в полицию на душеспасительные беседы о стабильности и качающихся лодках, а в день митинга школы срочно придумали для старшеклассников работу: украшать классы к Новому году. Глупые запреты порождают протест, в итоге на площадь Ленина пришло тогда более тысячи человек. Митинг 24 декабря был сравнительно легко разрешен и прошел без помех, полиция была немногочисленна и почти незаметна, но и участников было вдвое-втрое меньше. Кто хотел – высказался, но именно это и вызывает вопрос: что дальше?

Общее в региональных митингах за честные выборы помимо координирующей роли социальных сетей – отсутствие флагов нынешних думских «удачников», «Справедливой России» и ЛДПР (исключение – Питер, где «СР», по мнению наблюдателей, монополизировала митинг). Увеличив представительство в Госдуме, эти системные оппозиционеры посчитали, что жизнь удалась и большего требовать не стоит. Красные флаги, напротив, присутствовали повсеместно, потому что КПРФ есть против чего протестовать: коммунисты не без оснований полагают, что у них украли больше всех голосов и что в условиях честных выборов они стали бы думской фракцией номер один.

 

Практически во всех городах среди митингующих есть националисты (почему так – отдельный разговор). В Ульяновске сразу после лозунга «Россия без Путина» собравшиеся бездумно, по инерции проскандировали «Долой статью 282», то есть вместе с оратором-националистом одобрили разжигание межнациональной розни. Как ни парадоксально, но одним из самых толковых выступающих на митинге был местный националист Сергей Петровичев, находящийся ныне под судом по той самой статье 282 за расклейку экстремистских листовок накануне футбольного матча между местной «Волгой» и махачкалинским «Анжи». Только этот молодой человек публично задал актуальный вопрос: что делать, когда протестная волна пойдет на спад? Он же предложил создать новое общегражданское движение или партию, которая будет готовить Россию к жизни без Путина. Именно об этом сегодня говорят либеральные аналитики и лидеры несистемной оппозиции.

Вывод: раз уж Москва собрала с России ее интеллектуальные и предпринимательские сливки, ей и быть лидером движения за честные выборы и за Россию без Путина, собирая вокруг себя, как в средние века, русские города. В конце концов, демонтаж путинской вертикали удобнее начинать там, где она укоренилась географически, то есть в столице. Справится ли Москва одна, без поддержки регионов? Важны ли они вообще в этом процессе? Накануне в своем Послании Дмитрий Медведев бросил регионам кость бюджетной децентрализации, и уже на Госсовете 25 декабря губернаторы с аппетитом бросились на эту кость, наперебой предлагая, какие налоги и полномочия следует оставлять в регионах. Владимир Путин тут же охладил их пыл, напомнив: «У нас огромные расходы предусмотрены на оборону, на безопасность. Гособоронзаказ один только 20 триллионов!» А еще обещано повышение зарплат для силовиков, индексация пенсий… Короче, «посчитана каждая бюджетная копейка», которой будет оплачена предвыборная кампания кандидата в президенты Путина. Региональные бароны будут служить, стоя на задних лапах, в предвкушении каждого лишнего процента от налогов, расщепленных в пользу региона. Так что не исключено, что Москве придется вновь отдуваться за всю страну.

 

Ульяновск

 

Фотографии  предоставлены автором

 


Версия для печати
 



Материалы по теме

Прямая речь //
В блогах //
Итоги недели. Скорбь по разнарядке // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Выходные на фоне автозаков // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Налог на свободу // СЕРГЕЙ АКСЕНОВ
Развилка // ГЕОРГИЙ САТАРОВ