КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииИтоги недели. Эскалация


Итак, начиная с 7 мая, то есть фактически со дня путинской инаугурации, у нас на глазах меняется страна, в которой мы живем. Меняется настолько стремительно и демонстративно, что не остается места для различных трактовок происходящего. Нам с вами в примитивной и доходчивой форме растолковывают новые правила игры. Они, кстати, простые. Ясно уже, что «мочить в сортире» будут всех, кто позволяет себе усомниться в законности нового президентского срока Владимира Путина и пытается повлиять на ход вещей. А именно: осмеливается выражать несогласие на публике. Атака на гражданское общество идет по всем направлениям. Жестко разгоняя майданы, изолируя лидеров (их административные дела грозят вот-вот перерасти в уголовные), внося драконовские изменения в законодательство (полуторамиллионные штрафы организаторам массовых мероприятий) Путин, с одной стороны, мстит Москве, которая не дала ему в полной мере насладиться триумфом победителя, а с другой — анонсирует новый курс внутренней политики. Его презентация сейчас проходит на площадях и улицах Москвы.

Мне любопытно было бы узнать, как они добиваются такого озверения ментов? Таблетки, что ли, какие дают или рассказывают, что оппозиция, придя к власти, первым делом перевешает всех представителей правоохранительных органов? Не знаю… Но таких безумных стражей порядка, как сейчас, которые, разбившись на небольшие банды, нападают на мирных граждан в местах их протестного скопления, мне встречать еще не приходилось. Не случайно на Чистых прудах родилась очень точная, на мой взгляд, метафора: «отмороженные на все шлемы омоновцы»…

Надо сказать, что чуть не недельное и, в общем-то, практически безмятежное стояние «у Абая» нас чуть-чуть расслабило. Это, видимо, и стало причиной того, что мы оказались не готовы к разгону. То есть проспали его, если называть вещи своими именами. Можно сказать, как дети купились на ментовские обещания не трогать лагерь до полудня 17 мая… (Лагерь был оккупирован неприятелем в пять утра.)

И тем не менее, концепция «летучего майдана» опять сработала на сто процентов — люди рассредоточились и уже через несколько часов собрались в другом месте. Да, правда, пара десятков человек была захвачена. Но тут уж ничего не поделаешь. Впрочем, попытка захвата лагеря на Кудринской площади носила какой-то совсем махновский характер. Тут уже не было никакого постановления суда, никаких возмущенных местных жителей, разговоров про испорченный газон… То есть никаких предварительных ласк. Просто в районе девяти часов вечера банда, состоящая из нескольких десятков человек, одетых в милицейскую форму, совершенно неожиданно ворвалась в центр лагеря и зачем-то разгромила кухню бульварных сидельцев. А заодно и прихватила нашу «кассу» — коробку, в которую по кругу собираются деньги на бытовые нужды. (Например, извините за подробности, на аренду биотуалетов.) Между прочим, на тот момент в коробке лежало больше двухсот тысяч рублей. А те, кто попытался возмутиться, были немедленно задержаны. Теперь двоим из них — Илье Яшину и Николаю Ляскину — грозит административный арест, якобы за сопротивление полиции

Уже глубокой ночью у фонтана на Кудринской мы с Алексеем Девотченко обсуждали увиденное. «Как это все не похоже на прогулку с писателями», — посетовал известный артист. Действительно похоже не было…

Если вернуться к той дивной «контрольной прогулке», в которой приняли участие много тысяч москвичей, то, мне думается, уместно вспомнить о ее цели. Если я ничего не путаю, Борис Акунин — главный задумщик и устроитель праздника — анонсировал прогулку как некий эксперимент с целью выяснить, могут ли жители города спокойно и безопасно гулять по любимой столице. Выяснилось — могут. На всем протяжении маршрута этого восхитительного (поверьте, без всякой иронии) «писательского марша» колонне не чинилось никаких препятствий. Несмотря на то, что временами демонстрантам, в виду их огромной численности, приходилось занимать проезжую часть. То есть все получилось, и в пору поздравить всех с отличным мероприятием. Поздравляем!

Только давайте отдавать себе отчет в том, что далеко не всем жителям нашего прекрасного города удается найти такую упоительную гармонию с его властями и правоохранительными органами. Почему-то к другим, не менее мирным, гражданам применяются совершенно иные стандарты и методы — их дубасят дубинками и распихивают по автозакам. Например, на Чистых прудах или на Кудринской площади. Другими словами, акунинский эксперимент доказал, что большие группы граждан, пусть даже с белыми ленточками, могут безопасно передвигаться по городу, только ведомые самим литератором. А если без него — то тогда это нарушение закона и порядка и нарушители немедленно подпадают под репрессии… Если в этом была цель, то давайте признаем — она с блеском достигнута.

Но я все-таки попытаюсь отстоять свое право гулять по городу, в котором родился, и без прекрасного писателя Акунина. Надеюсь, я не одинок в этом, в общем-то, совсем не крамольном желании…

Версия для печати