КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеОборона Москвы

Мария Олендская / ЕЖ
Уже со всей очевидностью можно утверждать, что презентация новой внутриполитической доктрины Владимира Путина будет проходить в столице нашего любезного отечества. Собственно говоря, она уже началась. Почему именно на этой площадке, думаю, ясно всем. Москва совершенно недвусмысленно дала понять Путину, что не хочет его видеть на посту главы государства. Более того – она вообще не хочет его больше видеть. И Путин, разумеется, этот ясный сигнал мимо ушей пропустить не мог… Помните маленький плакатик в руках трогательной девушки на проспекте Сахарова, на котором было написано «Мы знаем, что хочешь третий раз, но у нас голова болит»? За полгода это забавное и вполне эстетское послание трансформировалось в прямое, решительное и дружное «Пошел вон!». А девушка та наверняка нынче ходит со значком «Х…й тебе, Володя, а не третий срок!». Наивно было бы предположить, что Володя на нашу москвичку не обидится и не предпримет ответных мер.

Меня, ей-Богу, умиляет возмущение и негодование некоторых политиков и комментаторов по поводу ужесточения законодательства, регулирующего нашу с вами уличную активность. Ясно же было, что власть для подавления возросших протестных настроений использует весь инструментарий, весь накопленный арсенал средств. Пока мы видели в действии только силовую и судебную составляющие. Менты доказали вождю, что по-прежнему владеют навыками уличного боя с мирными гражданами, что пять-шесть с ног до головы закованных в пластиковую броню и вооруженных дубинками омоновцев легко справляются с одним гражданским активистом. Правда, если соотношение менялось, результат был уже не столь очевиден. (Например, бандитские вылазки отдельных омоновцев внутрь колонны демонстрантов 6 мая для некоторых из них закончились утратой инвентаря — по окончании мероприятия в канале плавали ментовские шлемы..)

И суды отрапортовали о своей безусловной и абсолютной лояльности исполнительной власти. Другими словами, написано на бумажке «Навальному – 15 суток», сидит Навальный пятнадцать суток. А если Яшина решили «закрыть» только на «десятку», то зачем же судья будет заниматься отсебятиной и ужесточать наказание? Как говорится, ничего личного — только служба.

Понятно же было, что в этой ситуации наша блестящая Дума нового созыва не может остаться в стороне от всеобщей репрессивной кампании. Ясно, что в условиях кризиса ее единственная функция — ужесточение законодательства. А зачем он, наш парламент, еще, на фиг, нужен? Какой от него прок?

Теперь такой вопрос: а что не позволяет нашим властям не докрутить эти гайки до конца? Почему надо с полуторамиллионного штафа за «нарушения в ходе проведения массовых мероприятий» съезжать до трехсоттысячного, проводить накануне второго чтения какие-то потешные консультации с «заинтересованными» лицами? Может, это демонстрация остатков человечности? Ничего подобного. Скорее здравого смысла… Просто они в своих чиновных головах анализируют разные сценарии и пытаются оценить последствия от тех или иных действий. Ровно по этой же причине ОМОН пока, например, не задействует спецтехнику и газ… Элементарно боятся перегнуть палку. Боятся, что озверение от их безумств достигнет такого накала, что люди, выходящие на улицы, перестанут задумываться о последствиях. По этой же ровно причине на данном этапе они не решились завести уголовные дела против Навального и Удальцова — ощущают нехватку внутреннего ресурса, боятся за последствия. В этих условиях вопрос о дальнейшей стратегии оппозиции приобретает очевидную актуальность. Все чаще раздаются голоса: «Не загоняйте власть в угол! Оставьте им шанс!».

Я думаю, следование этим советам, курс на постепенное снижение давления, готовность удовлетвориться незначительными (а даже и значительными) уступками власти — путь в никуда. Ясное осознание подавляющим большинством активных граждан нашей страны того очевидного факта, что нынешний режим в принципе не поддается реформированию и должен быть демонтирован в максимально кратчайшие сроки, гарантирует нам положительный результат. Эта власть будет отступать, сдавать бастион за бастионом только под усиливающимся давлением гражданского общества.

Чем каждый из нас может ответить на разгон репрессивной машины? Мобилизацией. Прежде всего внутренней. Готовностью выходить на улицу и там ставить вопрос о власти (другого-то места не осталось), о будущем нашей страны, наших детей. Но есть и вполне конкретные шаги. Все мы должны приложить максимум усилий к тому, чтобы кошелек Ольги Романовой (по сути бюджет московского протеста) в преддверии 12 июня наполнился как можно быстрее. Боюсь, нам понадобятся деньги не только на сцену и транспаранты, но и на помощь тем, кто попадет в лапы нового путинского правосудия. Понятно же, что драконовские меры уже вступят в силу к нашему очередному маршу и митингу.

Но все-таки важнее денег наша внутренняя решимость… Решимость при каждом удобном случае выказывать им наше презрение и негодование, решимость публично и громко смеяться над абсурдностью их неуклюжих попыток выглядеть настоящими. Настоящими, а не фейковыми президентами, премьерами, министрами… Решимость обеспечить им морально-нравственную изоляцию. Решимость не подавать руки тем, кто по-прежнему продолжает поддерживать эту власть. Решимость ответить тем, кто, брызгая слюной, истерично вопит нам в лицо: вы раскачиваете лодку! Нет, мы пришли не раскачивать вашу лодку… Мы пришли ее топить!    

                

Версия для печати
 



Материалы по теме

В СМИ //
В блогах //
Алексей Навальный поучаствовал в выборах // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Сил нет! Непредвыборные заметки // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Последняя битва с Диваном – 2 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Проклятие трех процентов // СЕРГЕЙ ПАРХОМЕНКО
Про хорошего пса // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ