КОММЕНТАРИИ
Вокруг России

Вокруг РоссииФорменный идиот

Недавно я видел хорватского идиота.

Он был одет в форму хорватского полицейского.

Он дежурил в аэропорту города Загреб и подошел к нашей машине. То есть подошел-то он как раз не как идиот — машина действительно притормозила в неположенном месте.

Я вышел, чтобы объяснить полицейскому нехитрую коллизию: через минуту сюда подойдет агент фирмы Rent a car, машина тут же уедет, и все будет хорошо…

Но полицейский прервал меня на полуслове: говорите по-хорватски!

По-хорватски я не умел. Умел (плохо) по-английски.

— Английский, испанский, немецкий — нет! — отрезал подошедший на таком же плохом инглише. — Ноу! Здесь Хорватия! Говорите по-хорватски!

Дискутировать не было никакой технической возможности.

Я развел руками, сел в машину, и мы с женой молча проехали, от греха подальше, метров сто вперед, где уже маячил, маша руками, парнишка из прокатного агентства…

Не брезговавший, кстати, говорить на английском, и весьма хорошем.

Почему я вспомнил этот эпизод?

Потому что вдруг понял: тот форменный идиот наверняка считает себя хорватским патриотом, хранителем языка и культуры. Страдает от глобализации. Ищет случая вставить  морального фитиля иноземцам, понаехавшим тут... 

А парнишка из прокатной фирмы про патриотизм, поди, и не думает вообще. Он просто работает — и вместе с миллионами приветливых жителей Хорватии делает страну богаче и притягательнее, примагничивая туристов…

Которых форменный идиот, от имени государства, распугивает. 

Этот энтузиаст-полицейский в сущности вредитель — как почти всякий патриот такого рода (см. многочисленные отечественные аналоги).

Любит ли он свою Родину? Несомненно.

Только Родине от этого не легче.

Версия для печати
 



Материалы по теме

Способы любви // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Атака на прессу // АНТОН ОРЕХЪ
Гражданский патриотизм в авторитарном государстве // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Патриотизм и национализм // АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН
Чего не стыдно бояться // АНДРЕЙ НЕКРАСОВ
Патриотическое болото // МИХАИЛ БЕРГ
Патриотизм — частное дело // АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН
Человек с надписью // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Полтава. Имперская эстафета // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
О любви к родине // АНТОН ОРЕХЪ