КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеНа каждого умного по ярлыку

Коллаж ЕЖПредставители низкоорганизованной политической фауны мыслят штампами. Из вежливости это называется стереотипами, хотя по сути это просто ярлыки — настолько же яркие, насколько и бессодержательные. Ярлыки, по нашей давней политической традиции, заменяют мотивы, объяснения, обвинения, оправдания и даже приговор. Например, ярлык «контрреволюционер» в Гражданскую войну у большевиков обозначал направление на расстрел. Ярлык «враг народа» навешивался в годы сталинизма даже на самых послушных, и вместе с другими «врагами» они ехали умирать от непосильного труда в места, на которые были налеплены ярлыки «ударных советских строек». После Сталина на детей оттепели навешивали ярлыки «стиляг» и «тунеядцев», а на диссидентов —  «сумасшедших», «пособников ЦРУ» и «агентов влияния».

Ярлыки тем и хороши, что не требуют объяснений — все понятно по  степени негативной стилистической окраски. Удачный ярлык сразу показывает и направление удара, и цель, и даже расчетную силу. «Стиляга» — пропесочить на собрании, «сумасшедший» — упрятать в дурдом, «пособник ЦРУ» — судить и расстрелять. В мире ярлыков нет места для размышлений и дискуссии. Как в Государственной думе!

У ярлыков есть еще одно преимущество: нацепив их на нужных людей и организации, власть в любой момент скомандует «Ату их!» — и свора преданных псов, в кителях и без, бросится на растерзание неугодных.

Смысл поправок в закон об НКО только в этом. Ничего существенного в жизнь некоммерческих организаций он не вносит. Серьезно усложнить и без того громоздкую отчетность он не может. Зато ужесточать административную и уголовную ответственность за любые ошибки и недочеты можно до бесконечности. Весь расчет только на то, чтобы посеять в некоммерческих организациях страх. Страх оказаться с ярлыком «иностранный агент».

Страх этот, прежде всего, иррационален — он пришел к нам из тех недалеких советских времен, когда словосочетание «иностранный агент» означало почти то же самое, что Потьма, лесоповал или Колыма. Но помимо такой упоительной для силовиков деморализации страхом власть отыграется еще и на разделении НКО на «хороших», не получающих финансирования из-за рубежа и не занимающихся политикой, и плохих, которые получают западные гранты и участвуют в политической деятельности. Разделив их по этим признакам, власть демонстрирует раздумывающим делать бы жизнь с кого, как выгодно быть робким и послушным. 

Кстати, ни один западный фонд никогда не даст денег ни одному НКО на политическую деятельность, лоббирование законов или избирательную кампанию. Это запрещено законами этих стран, и грантодатели эти законы старательно исполняют. Но западные фонды вовсе  не виноваты в том, что в России защита прав человека или наблюдение за выборами стали формой политической деятельности. В нормальных странах это вне политики, а в современной России даже прогулка по улице в компании друзей по последним законам может быть расценена как несанкционированная демонстрация. Если же, не дай бог, гуляющим вздумается, например, в свои черные туфли продеть белые шнурки, то это может быть расценено как протестный марш за честные выборы. В тоталитарном советском государстве политикой было все — даже чтение художественной литературы; и мы теперь стремительно движемся в том же направлении.

Власть хочет довести ситуацию до абсурда, и надо ей в этом помочь. Ибо что как не абсурд возвращает нам свежий взгляд на жизнь? Прежде всего, необходимо отказаться от ярлыка «иностранный агент» только в применении к НКО. Для коммерческих организаций он тоже годится. Почему нет? Какая, в сущности, разница, подрывают устои государства некоммерческие организации или коммерческие? Эффект ведь один!

Далее, ярлык «иностранный агент» по справедливости должен висеть на любом бизнесе, который привлекает иностранных инвесторов, не давших публичную клятву верности России и ее трехкратному президенту лично. Потому что неизвестно еще, какие черные замыслы зреют в головах коварных западных инвесторов, вкладывающих свои деньги в бесперспективную российскую экономику. Не в целях ли последующего саботажа?

И уж совершенно логичным было бы объявить, что правительство, берущее время от времени кредиты в международных банках и валютных фондах, также является «иностранным агентом». А уж как оно занимается политикой, не мне вам рассказывать! Не отправить ли по этому случаю все правительство во главе с премьером за решетку годика на четыре?

Ну и, наконец, сам господин президент, который тратит кровные российские денежки за границей, покупая, например, в кремлевский автопарк «мерседесы» и БМВ для передвижения по Москве. Фактически он использует западные машиностроительные технологии в политических целях, катаясь из дома на работу и обратно, а временами еще и на собственную инаугурацию. Он поддерживает нашими бюджетными денежками германского товаропроизводителя, а не отечественного, что сразу выдает в нем «иностранного агента», а может быть, даже и наймита западного капитала. Хороший ярлык, почему бы его ни навесить на каждого?

Умные люди размышляют, спорят и находят решения; дураки — навешивают ярлыки. Ведь в сущности прав был Булат Окуджава, спевший нам: «И чтоб не краснеть за себя дураку, чтоб каждый был выделен, каждый, на каждого умного по ярлыку повешено было однажды». Если бы только однажды…

Коллаж ЕЖ

 

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

В СМИ //
Головокружение от «успехов» // ДМИТРИЙ СИДОРОВ
Шпионообман // ДМИТРИЙ СИДОРОВ
Шпионский скандал эпохи постмодерна // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Полный шпионоворот в природе // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Менялы // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Шпионский распил // ВЛАДИМИР НАДЕИН
Шпионы как мы // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В огороде бузина... // ЭРНСТ ЧЕРНЫЙ
Грузия-Россия: шпионский фронт // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ