КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахИтоги недели. Приказано истратить триллионы

6 ИЮЛЯ 2012 г. АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

РИА Новости

Всю неделю власти старательно закручивали гайки. Думцы, продлившие себе время весенней сессии, с кипящими от жары мозгами принимали поправки в закон об НКО, по утверждении которых сотни общественных организаций будут объявлены «иностранными агентами». Несколько десятков следователей усердно продолжали клепать дело о беспорядках на манифестации 6 мая. Новые следователи готовы взяться за переписку Навального и Белых, дабы найти там доказательства коррупции. При этом совершенно никого не интересует, что главная улика добыта незаконным путем. Знающие люди говорят, что цель развернувшихся репрессий не только подавление политического протеста. Не исключено, что это своего рода превентивная акция, которую Путин предпринимает в преддверии протестов социальных: рост тарифов ЖКХ, рост цен на продукты и товары первой необходимости практически неизбежны.

Наиболее осторожные правительственные чиновники уже призывают готовиться к наступающему кризису и решительно сократить все необязательные расходы. Именно вокруг этого развернулись главные бюрократические битвы этой недели. Все началось с публикации «Ведомостей» о том, что начало реализации амбициозной программы перевооружения Вооруженных сил стоимостью в двадцать с лишним триллионов рублей может быть перенесено на три года: с 2013-го на 2016-й (тогда программа завершится в 2023-м, а не в 2020-м, как планируется сейчас). Самое поразительное, что причиной такого решения чиновники называют не только надвигающийся финансовый кризис. Если верить «Ведомостям», впервые на официальном уровне была признана неприятная правда: российская оборонная промышленность не готова к тому, чтобы выполнить амбициозную программу. То есть деньги, конечно, будут освоены и потрачены, но вот то, что в результате армия получит запланированное количество самолетов, ракет и танков — более чем сомнительно. До сих пор не удается наладить производство элементной базы для сложной военной техники. Элементную базу продолжают полукустарным образом производить на заводах конечной сборки, что делает каждую единицу техники просто золотой. Прибавим к этому утерянные технологии, преклонный возраст работников и запредельно старое оборудование. Попытка влить деньги и только приведет лишь к росту стоимости изделий. Поэтому я хорошо понимаю логику тех, кто хотел бы максимально отсрочить момент разбазаривания государственных средств. Как заявил источник «Ведомостей» в Белом доме, сейчас идею растянуть на несколько лет программу перевооружения разделяют многие в правительстве, в том числе министр промышленности и торговли Денис Мантуров.

Но все они немедленно получили жесткую отповедь с самого верха. Путинский пресс-секретарь Песков заявил, что Владимир Путин уже «достаточно жестко отреагировал» на предложения некоторых лиц, которые выступают за продление сроков гособоронзаказа. Через два дня президент провел очередное совещание по производству военной техники (на сей раз оно было посвящено реализации программ перевооружения Сухопутных и Воздушно-десантных войск).

По некоторым признакам можно предположить: Путин осознает реальные проблемы оборонки. Скорее всего неслучайно он взялся пространно рассуждать, что в изготовлении военной техники «участвуют десятки смежников, а подчас даже и сотни смежников. Срыв, задержка исполнения одного из контрактов могут, по сути дела, обвалить всю работу». Скорее всего, кто-то пытался объяснить Путину, что промышленная кооперация — самое слабое место отечественного ОПК. Однако далее в своих рассуждениях Путин не продвинулся. Вместо этого он потребовал невозможного: «Все графики поставок вооружения и техники должны быть выполнены в полном объёме, в срок и по согласованным ценам».

Более того, похоже, Путин принял сторону капитанов ОПК в давнем споре относительно задач боеприпасной промышленности. Военные еще недавно решительно отказывались закупать новые снаряды и патроны: все склады забиты еще советскими запасами, их хватит лет на десять. Но браться за реструктуризацию очень неохота. «Считаю, что пришло время определиться, как, на каких условиях будет строиться взаимодействие Минобороны и предприятий отрасли боеприпасов. Знаю, что и сколько находится сейчас на складах, но мы уже неоднократно говорили: нам нужно посмотреть в будущее», — потребовал Верховный главнокомандующий. Одним словом, во имя будущего Минобороны должно тратить деньги на то, что ему совершенно не нужно. 

Путин очень хочет потратить деньги. И он проигнорирует мнение премьера, который на этой неделе тоже рискнул выступить за перенос некоторых военных программ. Путин хочет потратить деньги, ясно отдавая себе отчет, что армия не получит обещанной военной техники. Грядущее разбазаривание средств вообще не имеет отношения к перевооружению.

Подозреваю, что накачка предприятий деньгами — главная форма поддержки путинского ядерного электората. Недавнее исследование Левада-Центра ясно показывает, как решительно расходятся политические предпочтения городов-миллионников и созданных советским ОПК моногородов. Первые — против Путина, вторые — за него. Посему москвичи получат новые цены на ЖКХ, а труженики «Уралвагонзавода» деньги за никому не нужные танки…

Фотография РИА Новости

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Вот, к примеру, захочется выпить вам… // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В СМИ //
В блогах //
Нехай клевещут. Часть 3 // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Нехай клевещут. Часть 2 // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Нехай клевещут. Часть 1 // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Враги или дураки // АНТОН ОРЕХЪ