КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеТеатр абсурда в Хамовниках

РИА Новости
Кажется невероятным, чтобы в двадцать первом веке в России судили за покушение на нравственные устои и оскорбление церковных канонов. Согласитесь, это, по крайней мере, странно, будто мы смотрим кино о средневековье и суде инквизиции.

Между тем, это не кино. Судебный процесс по делу о панк-молебне в храме Христа Спасителя начался в понедельник 30 июля в Хамовническом суде г. Москвы, в том же самом зале, в котором несколько лет назад судили Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Подсудимые Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич сидели в том же самом «стеклянном шкафу», что и фигуранты дела ЮКОСа. И обстоятельства их уголовного дела были не менее абсурдны, а, пожалуй, что и поболее.

Об этом деле написано немало, и нет смысла повторяться. Нарушение церковных приличий квалифицировано как тяжкое уголовное преступление. Художественная ценность и уместность выбора сцены вызывает обоснованные споры, но уголовное преследование за это среди людей здравомыслящих и не одержимых ненавистью к окружающим споров не вызывает.

Вероятно, оскорбленные необычной молитвой президент Путин и патриарх Кирилл рассчитывали, что шокированное выступлением Pussy Riot общество не станет вступаться за арестованных феминисток. Наверное, впавшая в истерику светская власть и верхушка православной церкви надеялись примерно наказать дерзких исполнительниц и тем поднять свой церковно-силовой авторитет.

Они ошиблись. Авторитет церкви, преследующей трех девушек за нарушение канонов, стремительно падает, чему немало способствуют и постоянные скандалы с патриархом. Авторитет власти, которая обычно набирает себе очки на «жестких мерах», в этом случае никак не укрепился  – победа над тремя молодыми девушками не может принести славу. Наоборот, внезапно обнажается вся мелочность, обидчивость и капризность Путина, не стерпевшего просьб к Богородице об его отставке. Какой там мачо и президент великой сверхдержавы – маленький издерганный неврастеник, болезненно реагирующий на булавочные уколы!

В отличие от президента и патриарха подсудимые ведут себя достойно. Они не уклоняются от ответственности и не поддаются шантажу. В суде они признали свое поведение в храме Христа Спасителя неэтичным, выразив сожаление, если своими действиями они оскорбили верующих. Но это не значит, что они признают свою вину в хулиганстве, тем более, по мотивам религиозной ненависти. Надежда Толоконникова написала в своем заявлении: «Мы не пошли на сделку с собственной совестью. Нам неоднократно говорилось, в том числе оперативниками Центра по противодействию экстремизму, что если мы признаем вину, то нам изменят меру пресечения. Мы отказываемся признать вину».

Подсудимые держатся твердо, хотя видно как непривычна им судебная обстановка и как неприятно агрессивное поведение судьи Марины Сыровой. Они отстаивают свою правоту в непривычных для себя условиях.

Между тем, условия проведения суда довольно обычны. Маленький зал человек на тридцать, десятки журналистов, оставшихся на улице. Формально процесс открытый, но фактически это не так. Обычный «человек с улицы» не может даже близко подойти к зданию суда – полицейские кордоны и судебные приставы перекрывают движение по улице метрах в двухстах от подъезда суда. Обычная картина политических процессов! Правда, времена все же не советские, и в здание суда пропускают по журналистским карточкам. Широко разрекламированную как верх открытости трансляцию в интернете из зала суда вскоре прекратили по просьбе прокурора – ради безопасности потерпевших и свидетелей. Такая типичная картина – уже не демократия, но еще не диктатура. Что-то среднее с заметным креном в прошлое.

Не оставляют своих усилий и люди из прошлого. Накануне начала процесса они оживились и по старой советской традиции выступили в печати с нападками на подсудимых и более того – на тех, кто осмелился выступить в их защиту. Во главе компании двадцати гневных «подлинных деятелей культуры и истинных патриотов» писатель Валентин Распутин – Герой Социалистического Труда с двумя орденами Ленина и одним – Трудового Красного Знамени. Большой советский человек! «Мы уверены в том, что находящиеся под следствием экстремистки, совершившие сознательное надругательство над православной верой, православной святыней и чувствами православных верующих, обязаны понести соответствующее деянию уголовное наказание», пишут «истинные патриоты», с неподражаемым советским лакейством старающиеся пнуть тех, кто сидит за решеткой и не может им ответить.

Впрочем, лакеев хватает при любой власти, а сегодня, слава богу, не они определяют лицо страны, не они – выразители интересов общества. Согласно социологическим опросам, большинство россиян считают подсудимых виновными, но не настолько, чтобы они сидели в тюрьме.

Фотография РИА Новости

Версия для печати
 



Материалы по теме

В СМИ //
В блогах //
И все будет вечно хреново, и все же ты вечно звучи! // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Итоги недели. «Двушечка» — туда, «двушечка» — сюда… // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Судебные игры // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Литература и жизнь // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
ПАСЕ на испуг не взяли // БОРИС НЕМЦОВ
Его шанс // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Краснознамение // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
С целью возбуждения вражды // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК