КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеПлохие новости из СИЗО № 6

17 СЕНТЯБРЯ 2012 г. АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК

ЕЖ

Ужасная новость пришла в воскресенье. Участницы панк-группы Pussy Riot обратились к администрации СИЗО № 6, где они содержатся, с просьбой оставить их отбывать наказание в московском изоляторе. Как рассказал «Интерфаксу» адвокат Николай Полозов, девушки написали соответствующее заявление на имя руководства СИЗО. «В своем заявлении девушки просят оставить их в рабочем отряде данного изолятора в случае, если их приговор признают законным», – сказал Полозов.

Боюсь, многие не понимают зловещего смысла происшедшего. Арестантки дали в руки своих преследователей оружие против них. В их положении любая просьба к властям – это инструмент принуждения и шантажа против них. Не знаю, кто надоумил их так поступить, но это был плохой человек – или очень глупый, или определенно злонамеренный.

Тюремная заповедь «Не верь, не бойся, не проси» – это вовсе не моральная установка, как думают многие. В тюрьме никто никого не учит морали. Эта заповедь – краткое руководство по выживанию, концентрированный опыт десятилетий тюремной жизни миллионов людей.

В следственных изоляторах оставляют отбывать наказание две категории осужденных. Первая категория – это те, кто в силу своих специфических умений очень нужен тюремному начальству – стукачи, профессионалы для работы в изоляторе, ремесленники, производящие тюремные сувениры и т.п. Другая категория – это те, кто очень боится попасть в колонию и ищет укрытия под крылом тюремного начальства. Это опять же разоблаченные стукачи, бывшие работники правоохранительных органов, свидетели по другим уголовным делам – все, кто на зоне неизбежно попадает в разряд отверженных. Их оставляют в СИЗО на работе в хозобслуге, что для большинства зэков в зонах автоматически свидетельствует об их, если мягко выразится, нерукопожатности. Страх таких арестантов попасть в общие зоны всячески эксплуатируется тюремным начальством. Поэтому тюремная мудрость гласит: не бойся!

Более того, этот страх умело нагнетается, за счет чего в СИЗО формируется корпус стукачей и добровольных помощников тюремной администрации. Арестантам-«первоходочникам» внушаются представления об ужасной жизни, которая их ждет в колонии. Одновременно с этим их убеждают, что защитить от этого кошмара их может только тюремная администрация и, в первую очередь, «кум» – начальник оперативной части, которому нужно стучать на своих сокамерников. Отсюда другая часть тюремной заповеди — не верь!  

Арестанту, который запуган и готов поверить начальству, остается только попросить о снисхождении. Любая просьба в тюрьме опасна – она может вернуться как бумеранг и сразить просителя. В жесткой тюремной жизни за выполненные просьбы надо платить. Девушкам очень повезет, если их просьбу оставить в СИЗО злорадно проигнорируют, и они мирно уедут на зону. Но, может быть, их просьбу удовлетворят, и тогда они в скором времени окажутся в руках совсем не доброго к ним начальства. Если сейчас их запугивают вымышленными угрозами, то потом эти угрозы станут вполне реальными. Перевод из отряда хозобслуги в общую зону чреват для них или очень большими неприятностями, или полноценным сотрудничеством с лагерной администрацией. Такова цена просьбы в тюрьме. Поэтому третья часть заповеди гласит: не проси!

Я представляю, какое давление сейчас оказывается на Надежду, Марию и Екатерину. Им не позавидуешь. Все силы и умение тюремной системы, все накопленные десятилетиями палаческие навыки направлены на то, чтобы сломить волю арестанток, чтобы они боялись неизвестности, верили начальству и о чем-нибудь просили его. Девочкам сейчас необычайно трудно.

Они блестяще выдержали предварительное следствие, не дав ни разу никаких показаний, тем самым поставив обвинение в идиотское положение, когда аргументы виновности подследственных прокуратура была вынуждена искать в постановлениях соборов раннего Средневековья. Они замечательно держались в суде, не уступая произволу и не подыгрывая паяцам в судебной мантии и прокурорских мундирах. После суда они отвергли высочайшие предложения о снисхождении в обмен на признание виновности. Судебная система споткнулась на них и признала свою беспомощность. Теперь в дело вступила система тюремная. Противостоять ей очень нелегко. Впору просить Богородицу укрепить силы арестанток.

Фотография ЕЖ

Версия для печати