КОММЕНТАРИИ
Вокруг России

Вокруг РоссииСаакашвили важно, чтобы выборы были признаны легитимными

2 ОКТЯБРЯ 2012 г. МАТВЕЙ ГАНАПОЛЬСКИЙ

РИА Новости

Неспокойная и непредсказуемая ситуация складывается в Грузии после парламентских выборов. По данным экзит-поллов, лидирует оппозиционная коалиция «Грузинская мечта» во главе с крупным бизнесменом Бидзиной Иванишвили. Президент Михаил Саакашвили признал, что по партийным спискам оппозиция одержала победу, однако настаивает на том, что по одномандатным округам лидирует его партия «Единое национальное движение». Ситуацию специально для «Ежедневного журнала» комментирует обозреватель «Эха Москвы» Матвей Ганапольский.

 

Понятно, что ситуация меняется и окончательный результат выборов еще не известен. Однако можно ли уже сделать какие-то выводы и предположения о том, чего ждать от грузинской политики в ближайшее время?

Каким бы ни был окончательный результат выборов в Грузии, в любом случае эти выборы меня необычайно радуют. В первую очередь грузинская система доказала свою демократичность. Перед нами демократическая страна. Страна, которая предусматривает процедуру выборов. Страна, в которой оппозиция может прийти в результате выборов к власти или, по крайней мере, играть серьезную роль в политике. Второе — грузинская оппозиция сделала важный шаг вперед, преодолев раздробленность, которая присуща, например, российской оппозиции. Конечно, в парламенте оппозиция может развалиться, но сейчас мы видим выборный блок, который достиг довольно значительных результатов на выборах в парламент. Мы должны отдать должное Михаилу Саакашвили: он соорудил систему, демократичную в политическом смысле не только на словах, но и по сути. Напомню, что Саакашвили — главнокомандующий грузинской армии, у него довольно репрессивный аппарат, в его подчинении полиция, войска, разведка, контрразведка. При желании могло бы произойти все что угодно. Например, после того как оппозиция опубликовала кадры издевательств в тюрьмах, можно было бы под шумок ввести военное положение и отсрочить выборов. Нет — он смело идет на выборы.

Теперь скажу о том, что меня беспокоит и настораживает. Во-первых, я очень надеюсь, что Бидзина Иванишвили призовет своих сторонников не менять результаты выборов силовым путем. В Грузии находится большое число наблюдателей. Поэтому я надеюсь, что оппозиции придется признать любые результаты выборов. Кроме того, оппозиции хорошо бы перед приходом в парламент — а оппозиция безусловно будет широко представлена в парламенте — еще и еще раз подумать: с какой программой, кроме неприятия Саакашвили, она идет? Вы будете смеяться, но четкой программы нет. Это типично путинская программа — «за все хорошее, против всего плохого». Когда лидером оппозиции является политик, который говорит, что первым делом снесет мост через Куру, который ему не нравится, это вызывает вопросы. И к власти, и к оппозиции Грузии я как российский гражданин отношусь объективно, и мне хотелось бы, чтобы парламент Грузии в его новом составе не скатился до уровня сегодняшнего российского парламента с его дурацкими законопроектами, чтобы это был настоящий парламент, преисполненный высоких целей строительства страны, а не сведения счетов.

Вы выразили надежду, что Иванишвили признает любые результаты выборов. А готов ли Саакашвили признать любые результаты выборов?

Я думаю, что Саакашвили признает их в обязательном порядке. Для него непризнание страшнее признания. За этими выборами самым внимательным образом следят главные партнеры — США и Западная Европа. Вот почему Саакашвили легче потерять голоса, чем репутацию. Какая разница — проиграть на пять процентов или на семь, потерять один парламентский комитет или два? Он молодой политик, у него впереди вся жизнь. Конституционную реформу, которую он придумал, в соответствии с которой Грузия должна быть государством с парламентской формой правления, он во многом готовил под себя, чтобы не кануть в неизвестность. Поэтому я уверен, что Саакашвили, на самом деле, не важен результат на этих выборах — ему важно, чтобы выборы были признаны легитимными. Ведь если выборы под его давлением будут признаны нелегитимными, то это поставит под вопрос легитимность последующего парламента и всех его решений. Вот почему для него эти выборы важны своей прозрачностью и достоверностью. И то, что  он в первую же секунду признал поражение по партийным спискам, говорит о том, что он понимает ситуацию. Проигрыш ему неприятен, но важнее, чтобы на Западе его признавали политиком европейского толка. Он правильно расставляет приоритеты.

Как в таком случае расценивать обвинения из уст Саакашвили в адрес оппозиции, что она действует в интересах России? Не будет ли оппозиция действительно призывать российские танки?

Саакашвили действительно много раз говорил, что за спиной оппозиции стоят так называемые северные соседи. Но никаких российских танков не будет по одной простой причине: сейчас в Грузии ни в рядах правительства, ни в рядах оппозиции нет ни одного пророссийского политика. России не на кого ставить. Теоретически таким политиком  могла бы быть Нино Бурджанадзе, бывший спикер парламента, но сейчас она находится на периферии политической жизни и никакого деятельного участия в борьбе не принимает.

Тем не менее, изменятся ли взаимоотношения между Россией и Грузией в случае, если расстановка сил в грузинской политике изменится?

Можно допустить, что оппозиция победит и в Грузии будет новый премьер-министр. Мы помним, что Россия заявляла, что будет разговаривать с любым политиком, кроме Саакашвили. Но у любого следующего премьера, кем бы он ни был, к России будут те же вопросы, что и у Саакашвили. Он будет требовать вернуть Грузии отобранные территории. Отказаться от этой идеи означает подписать себе смертный приговор как политику. Так что, может быть, что-то сдвинется в торговых отношениях двух стран, но не более того. Я очень мало знаю Иванишвили, но как раз позиция по поводу территориальной целостности Грузии у него вполне четкая: Грузия цельна и неделима. В то же время он говорит о том, что нужно налаживать контакт с Россией. В данном случае разговор идет не о танках. Он действительно хотел бы хороших взаимоотношений с Россией. Их хотел бы любой грузинский политик. Но весь разговор с Россией будет заканчиваться одной фразой: «Южная Осетия и Абхазия — два независимых государства, с ними и разговаривайте». На этом разговор будет окончен.

Интервью подготовил Григорий Дурново

Фотография РИА Новости

Версия для печати
 



Материалы по теме

Власть негодяев // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Бал неопределенности // АВТАНДИЛ ЦУЛАДЗЕ
Второй урок для Грузии // СЕРГЕЙ ШКЛЮДОВ
Грузинский гамбит // СЕРГЕЙ ШКЛЮДОВ
Революция over // АВТАНДИЛ ЦУЛАДЗЕ
Реконструкция // ВЛАДИМИР НАДЕИН
Холодненькая войнушка // МАТВЕЙ ГАНАПОЛЬСКИЙ
Будет ли новая война с Грузией? // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Недопереворот // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Очень удобный заговор // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ