КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахИтоги недели. Кто следующий?

16 НОЯБРЯ 2012 г. АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ИТАР-ТАСС


Всю неделю все каналы центрального телевидения, выполняющие волю государства, как откровенно признал на днях и сам Владимир Путин, мочили Сердюкова. Причем по степени разнузданности происходившее можно сравнить разве что с пропагандистским прикрытием разгрома ЮКОСа. Но я что-то не припомню, чтобы даже тогда жертву кампании сравнивали с «немецко-фашистскими захватчиками». Создавалось ощущение, что все это — подготовка к неизбежному аресту бывшего министра обороны. И вдруг в конце вакханалии Сердюкова не бросили в узилище. А назначили советником одного из его главных противников — главы корпорации «Ростехнологии» Сергея Чемезова. Причем, по данным газеты «Коммерсант», инициатором назначения был глава кремлевской Администрации Сергей Иванов — как утверждают СМИ, другой инициатор антисердюковской интриги. Получилось почти, как в 1957 году, когда, после разгрома «антипартийной группировки», тех, кто потерпел поражение в схватке кремлевских бульдогов под ковром, не бросили в тюрьму на Лубянке. Кто-то отправился послом в Монголию, кто-то стал директором Усть-Каменогорской ГЭС. Унизительно, конечно, для недавних небожителей из Политбюро, но, согласитесь, куда лучше, чем пуля чекистского палача.

Происходящее сейчас дает самый широкий простор для толкований. Одни комментаторы предполагают, что целью пропагандистской кампании было заставить Сердюкова отказаться от каких-то активов. И как только он это сделал, его решили оставить в покое на унизительной должности. Непонятно только, о каких именно активах идет речь — по идее Сердюков должен был автоматически потерять их, лишившись министерской должности.

Другая версия: расправа на Сердюковым носит показательный характер. Демонстративная порка имеет-де целью воздействовать на всех чиновников-коррупционеров (интересно, бывают ли другие), как некогда «дело Ходорковского» было сигналом для всех крупных предпринимателей. В это тоже трудно поверить. Результатом «дела Ходорковского» стало то, что российские бизнесмены навсегда зареклись помогать политическим партиям без санкции Кремля. Второе следствие разгрома ЮКОСа — предприниматели поняли, что они не владельцы активов. Олигархам лишь милостиво позволяют ими управлять, но по первому щелчку кремлевского начальника они должны тащить свои миллиарды, куда требуется.

Но только очень наивный человек (а Путин определенно не такой) мог подумать, что после истории с Сердюковым высшие отечественные чиновники построятся в очередь для сдачи неправедно нажитого добра.

Верны ли эти теории, мы выясним довольно скоро. Если какая-нибудь из них соответствует действительности, то с новым назначением Сердюкова разоблачительная кампания должна сойти на нет. Если же она продолжится на том же истерическом градусе, то тут уже в голову приходит не 1957-й, а 1937-й. Когда, убрав с должности главы НКВД Ежова, его сделали на пару месяцев наркомом водного транспорта…

Мне кажется, ближе всех к истине приблизился Андрей Колесников из «Коммерсанта», самый, пожалуй, тонкий наблюдатель за внутрикремлевской жизнью. Увольнение Сердюкова он назвал «настоящей инаугурацией Путина»: «Он перешагнул через что-то такое в себе, через что давно должен был перешагнуть. Это не тактический ход, не желание «построить» элиту топ-менеджеров страны. Это то, что он сломал в себе». Рискну предположить, как именно называется это самое «то». Речь о своеобразной морали, которой Владимир Путин твердо придерживался первые шестьдесят лет своей жизни. Мораль, усвоенная в питерской подворотне. Начал драться, бей врага до полусмерти, чтобы не поднялся. Помни тех, кто сделал тебе добро. Своих не сдавай ни при каких условиях. Так он и правил последние двенадцать лет. К этому стилю привыкли все, прежде всего, ближний путинский круг. Но в какой-то момент весь этот аккуратно сплетенный кокон взаимных отношений, предполагающий взаимные же обязательства, становится тесен. Хочется избавиться от бывших друзей, тех самых, которых еще вчера ты двигал наверх, руководствуясь благороднейшими товарищескими чувствами. Потому как они помнят тебя не только на Олимпе, а это начинает раздражать. Потребовались другие — молодые, голодные, готовые на все. Одним словом, воспитанные на Селигере. Для которых даже мораль подворотни — недоступный дворянский политес. Они-то точно будут смотреть на благодетеля снизу вверх. Они даже в мыслях не рискнут усомниться в его гениальности. И их не заподозришь в неискренности. Они будут всем обязаны хозяину.

В этом логика того, что называют «сменой элит». Этой логикой руководствовался Сталин в 1937-м и Мао Цзэдун в 1967-м, когда он начинал «культурную революцию». Разумеется, со следующим поколением путинских «кадров» главному начальнику будет куда проще, чем с первым. Не справятся, не понравятся, просто покажется, что плохо лижут — мгновенно отправятся на свалку. Ведь у них с лидером-небожителем нет уже ничего общего. Так в Китае через пару лет хунвейбинов сменили цзаофани, а тех — выдвиженцы из армии.

Но пока что мы на первом этапе — избавления от близких друзей. Кто следующий?   

Фотографии ИТАР-ТАСС/ Екатерина Штукина и ИТАР-ТАСС/ Алексей Дружинин

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

Почему Путин прогнал Сердюкова // ВЛАДИМИР НАДЕИН
И вновь по кругу // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Зачем Сердюков бежал к Путину // ВЛАДИМИР НАДЕИН
Итоги недели. Мобилизационный призыв // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Реформатор уволен. Реформам – конец? // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Взбесившийся принтер СК // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Итоги недели. Оптимистические заметки о мобмощностях и кроте истории // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Министерский бунт // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Их последний поклон? // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Итоги недели. Звездопад // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ