КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеНе повод для печали

ИТАР-ТАСС
Ужас – отменяют прямые выборы губернаторов! Общественность в шоке – Медведев губернаторские выборы вернул, а Путин их снова отбирает. Марионеточная Госдума принимает закон, по которому регионы будут сами решать, выбирать ли губернаторов на прямых фальсифицированных выборах или региональным парламентом, избранным на таких же фальсифицированных выборах. Дилемма такова: главный бандюган сам предложит региону три кандидатуры на роль смотрящего или местная шайка изобразит прямые выборы и поставит смотрящим того, кого им укажет все тот же главный бандюган. В одном случае демократическая процедура изображается, в другом – нет. И это повод для горьких сожалений?

Ситуация примерно такая. Разбойники раздели человека на зимней улице догола, потом в порядке утешения вернули ему носовой платок, а затем снова отобрали. Теперь разбойники делают вид, что дело в носовом платке, а не в том, что раздели. При существующей политической системе обществу совершенно все равно, будут выборы губернаторов прямыми или кривыми. Результат, так или иначе, будет один, причем именно тот, который продиктует Кремль.

Выборы губернаторов вернули в мае прошлого года в качестве уступки требованиям оппозиции, но это был гнилой подарок, обманка, форменное надувательство. В октябре прошлого года по новым правилам прошли выборы в пяти регионах и во всех «победили» ставленники власти. При нынешних тотальных фальсификациях избирательного процесса разве может быть иначе? Радоваться или огорчаться этим новациям можно или по крайней наивности, или из пропагандистских соображений.

В 2004 году, когда прямые выборы губернаторов были в первый раз отменены, власть решала исключительно собственные проблемы. Контролировать выборы – дело хлопотное и трудоемкое, а вертикаль власти тогда еще не была окончательно отстроена. Управлять назначенными чиновниками проще, чем «избранными» депутатами. Использовав как повод трагедию в Беслане, Путин отменил прямые губернаторские выборы, ссылаясь на террористическую угрозу и интересы безопасности государства. На состоянии демократии в России это тогда никак не отразилось – какой была она скукоженной при прямых выборах, такой и осталась после их отмены.

Сейчас, вновь отменяя обязательные прямые выборы губернаторов, власть опять решает проблемы исключительно свои – клановые, аппаратные, коррупционные. Речь идет о стабильности институтов узурпированной власти, ее эффективности и клановой преемственности. Ни на общественном благополучии, ни на состоянии нашей полуживой демократии это никак не скажется.

Единственное влияние, которое окажет новый закон на общество, – пропагандистское. В зависимости от внутриполитической ситуации власть имитирует то смягчение режима, то его ужесточение. Хотя последнее все чаще встречается и в реальном варианте, а не только в имитационном. 

Подобная игра законами не нова. Точно также нынешняя власть обошлась с законом о клевете, сначала исключив его из уголовного законодательства, а затем снова вернув в него. Имитация законотворческой деятельности будоражит общество, то внушая ему надежды, то ввергая в отчаяние. На самом деле все это – только рябь на поверхности и течение нашей жизни изменить не может. Настоящие изменения возможны не с принятием или отменой плохих или хороших законов, а с изменением практики формирования власти. В правовых странах это тоже регулируется законами, но у нас – уже давно нет. Заставить власть считаться с обществом не сможет ни один закон, а только само общество своими прямыми действиями на улице и неподчинением нелегитимной власти.

Есть в нынешнем возврате к фактическому назначению губернаторов и другая пропагандистская задача – навязать обществу бесплодную дискуссию о губернаторских выборах. Отвлечь от мыслей о законности федеральной власти и проблем с ее несменяемостью. Поговорить о чем-нибудь безопасном. Как вам лучше не выбирать губернаторов – на прямых выборах или не прямых? Как вам на морозе лучше – с платочком или без?

Фото ИТАР-ТАСС/ Александра Мудрац

Версия для печати
 



Материалы по теме

Итоги недели. Экзамен на тряпку // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Хромая утка громко крякнула // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК