КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеДеталька в мозаике

29 ЯНВАРЯ 2013 г. ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

ИТАР-ТАСС
Малозаметная дата новейшей истории: ровно дюжину лет назад, 29 января 2001 года, мы, одиннадцать журналистов независимой в ту пору телекомпании НТВ, пришли в Кремль, к старику Дра-Дра, в ту пору — начинающему дракоше…

Время — честный человек, как сказано у Бомарше. Пару месяцев спустя, сойдя с общего эскалатора, эти одиннадцать человек разошлись по своим направлениям, и почти ничего не связывает их теперь, федеральных служащих, «газпромовскую» номенклатуру, маргинальных журналистов, «звезд» российского и украинского телевидения — и просто людей…  

И только старик Дра-Дра — какой был, такой и остался, только озверел дополнительно. А в ту пору, в тот день, он был тих и корректен, и с некоторой даже печалью терпеливо объяснял нам, неучам, что ничем, ну, совсем ничем не может нам помочь: «спор хозяйствующих субъектов»…

Я рассказывал об этом не один раз и не вспоминал бы снова, но, хотите верьте, хотите нет, буквально вчера, накануне очередной годовщины, ветер истории принес в мои уши новое дивное свидетельство путинской «равноудаленности» тех времен.

Дело было в самолете, летевшем на Дальний Восток. Путин вызвал к себе Рэма Вяхирева. Сосед Вяхирева, рассказывавший эту историю (не мне, но мир тесен), утверждает, что вернулся Рэм Иванович к своему креслу… как бы сказать… еще меньше ростом — и в приступе некоторого паркинсонизма.

Трясся весь, по-русски говоря.

И бормотал: я его боюсь… я его боюсь...

А придя в себя, шепотом озвучил своему соседу (и поныне важному путинскому чиновнику) нехитрую суть короткого общения с новым президентом России.

— Если ты не заберешь у Гусинского акции НТВ, — сказал ему старик Дра-Дра, — я тебя, падла, порву.   

Каждый, конечно, сам себе станиславский, но я почему-то — верю!



Фото Владимира Родионова и Сергея Величкина (ИТАР-ТАСС)



Версия для печати