Медиафрения
18 ноября 2017 г.
Они сломаются под тяжестью своей лжи
10 СЕНТЯБРЯ 2013, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

То, чем я занимаюсь в этой колонке, называется медиакритика. Суть любой критики в фиксации отклонения от нормы. Например, если повар нарушит норму, положив в тарелку вместо куска мяса кусок соли, слегка смоченный мясным бульоном, то актом гастрономической критики может стать нахлобучивание этой тарелки на поварскую голову. Многие нормы журналистики также связаны с пропорциями и «съедобностью» информации, например, с умением расставить события дня по ранжиру и отвести должное место и время важнейшим из них.
Мне трудно представить себе человека, который в ряду событий прошлой недели на первое место поставил бы что-то помимо единого дня голосования 8 сентября, когда по всей стране прошли 7 тысяч выборов глав регионов, мэров и местных депутатов. Однако такой человек есть, и это не просто человек, а главный государственный телеканал страны, «Россия 1», который в своей главной информационно-аналитической программе «Вести недели» отвел выборам последнее и весьма скромное по объему место, когда уже большинство зрителей переключаются на фильмы на других каналах или спешат приготовить себе рюмку чая, чтобы не смотреть сериал на сухую.  
Главное событие минувшей недели, с точки зрения ведущего итоговых «Вестей», а им был отдохнувший и вернувшийся после отпуска к любимому делу Дмитрий Киселев, это, конечно, не такой пустяк, как избрание российским народом своего начальства, а явление планетарного, космического масштаба. Не буду ходить вокруг да около, скажу прямо, на что открыл глаза телезрителям Киселев: США превращаются в фашистское государство. Причем процесс превращения вступил в завершающую фазу.
Для того чтобы телезритель ничего не перепутал и понял масштаб всепланетной угрозы, на экране за спиной Киселева на фоне статуи Свободы разместилась громадная надпись — «США: необыкновенный фашизм?». Причем знак вопроса в этой надписи, по мысли автора, должен в головах телезрителей превратиться в восклицательный знак. Хронометраж «Вестей недели» 78 минут, из которых сюжет про США, Обаму и американский фашизм занял 38 минут, то есть половину итоговой программы. Особенно удались Киселеву параллели с гитлеровской Германией, а Обамы, соответственно, с Гитлером. Оправдание для таких параллелей Киселев видит в готовящемся ударе по Сирии. По мнению многих наблюдателей, этот шаг станет большой ошибкой США, прежде всего в силу своей бессмысленности и пренебрежением мировым общественным мнением. Однако я что-то не помню, чтобы «Вести недели» называли фашистами Медведева и Путина во время событий 08.08.08, когда Россия оккупировала часть территории Грузии под предлогом защиты российских граждан, то есть тех самых граждан Грузии, которых Россия до этого массово снабдила российскими паспортами. Я специально посмотрел передачи «России 1» двухлетней давности и не обнаружил в них осуждения Асада, который весной 2011 года усеял сотнями трупов сирийские города, усмиряя оппозицию.
Сравнивая США с фашистской Германией, Киселев просто упивался сюжетом, чувствовалось, что он испытывает удовольствие от процесса. Он шутил и язвил, когда говорил о союзе Франции и США по сирийскому вопросу, уподоблял Обаму и Олланда Бобчинскому и Добчинскому, которые так потешно торговались перед дверью, пропуская друг друга вперед, долго цитировал по этому поводу «Ревизора». Ходил по студии, как по подиуму, то ручкой сделает «эдак», то головку со значением повернет. Короче, видно было, что он искренне рад неостановимому превращению США в фашистское государство и будет искренне разочарован, если у них что-то пойдет не так и это превращение почему-либо не состоится.
Зато другие сюжеты программы вызывали у Киселева искреннюю скуку. Когда приходилось говорить о наводнении на Дальнем Востоке, а потом о юбилее Расула Гамзатова, было видно, что человек просто отбывает номер. Ну, а когда речь ближе к концу передачи зашла о выборах, ведущий вообще  не нашел ни одного своего слова, чтобы дать какой-то комментарий. Весь сюжет о главном внутриполитическом событии года занял в итоговой аналитической программе главного государственного телеканала страны около двух минут.
«Задвигание» выборов на задворки российской повестки дня стало в эти дни основой государственной информационной политики, которая проявилась не только на ТВ, но и на улицах городов, в наружной рекламе и в том, что по-старинке можно назвать информационным обеспечением единого дня голосования. Избиратели не только Москвы, но и других городов жаловались на то, что не могут найти свой участок, поскольку, перераспределив по-новому дома вместе с проживающими в них жителями между участками, власти не удосужились снабдить граждан информацией об адресах УИКов, к которым теперь приписаны их дома. Более того, подобные объявления, вывешенные наблюдателями-волонтерами, администрация ДЭЗов старательно уничтожала.
Пожалуй, единственным телеканалом, который оказался на высоте при освещении выборов, был в эти дни «Дождь». То, что делали его сотрудники, было близко к эталону именно потому, что они сумели исчезнуть, раствориться в процессе и превратиться в удобную площадку для электоральной информации и экспертных мнений. Это и был высший пилотаж журналистики. Постоянное сопоставление в эфире «Дождя» данных Мосгоризбиркома и Альянса наблюдателей, а также блестящие комментарии Дмитрия Орешкина позволяли увидеть анатомию процесса и понять, что реально произошло на выборах столичного мэра и на других избирательных площадках.
А произошло множество событий, которые позволяют говорить об изменении устройства политического поля страны. Правда, некоторые события вызывали улыбку. Например, многие представители высшего эшелона власти говорили о том, что это были самые честные выборы в России. Люди настолько привыкли врать, что им в голову не приходит, что честность, как и ветчина, не бывает разных «сортов свежести», она либо есть, либо ее нет. Чемпионом в гонке явок с повинной стала руководитель штаба Собянина, депутат Госдумы Людмила Швецова, которая прямо так и сказала, мол, это были первые честные выборы в столице. Ну, разве не прелесть?! Барышня с середины 90-х в верхушке московской мэрии, была организатором выборов, дважды избиралась депутатом, сначала Мосгордумы, сейчас имеет мандат депутата Госдумы, полученный на нечестных, по ее же словам, выборах. Прокуроры будущего процесса над этими жуликами и ворами умрут от безделья и ожирения, поскольку обвиняемые прямо сейчас в прямом эфире дают на себя показания, только записывай.
Другое событие — это похороны российской политической социологии. То есть умерла она, конечно, давно, и я неоднократно писал об этом, в том числе и в этой колонке, но свидетельство о смерти этой сфере российской науки было выдано в ночь с 8 на 9 сентября 2013 года.
Дело в том, что российская политическая социология, отечественная политология и 99% журналистики заточены быть инфраструктурой того, что выборами не является. Выборы, как известно, это определенная, известная процедура с неизвестным результатом. В нашей стране в нулевые годы имел место принципиально иной процесс, имеющий абсолютно всем известный результат, для достижения которого использовались любые, порой непредсказуемые и уж точно всегда незаконные методы. Социологи, политологи и большая часть журналистов были обслугой этого процесса. «Большая социологическая тройка», начиная с выборов 2003 года, а особенно в 2007-м, когда настали чуровские времена, а уж тем более в 2011-2012 годах обеспечивала легитимность «выборов» и одновременно делала «научное лицо», просто списывая результаты у Чурова. Причем на попытки выяснить, как получаются эти волшебные совпадения при доказанной фальсификации в размере от 12 до 16 процентов, следовало невнятное мычание граждан, которые в иных случаях вполне успешно демонстрировали навыки членораздельной речи.
Выборы, состоявшиеся в минувшее воскресенье, не были, конечно, ни честными, ни справедливыми. Но они были первыми выборами в истории России, за которыми общество не просто наблюдало, а наблюдало весьма организованно. В противовес чуровской вертикали так называемой электоральной власти впервые сложилась горизонтальная сетевая система наблюдателей, обладающая неизмеримо более высоким потенциалом, прежде всего за счет иного типа мотивации, скорости проведения нервного импульса и преимуществ горизонтали над вертикалью.
Привычка списывать у Чурова (в данном случае у председателя Мосгоризбиркома Горбунова) на этот раз казенным социологам не помогла, поскольку Горбунов находился под столь плотным наблюдением, что возможность фальсификации свелась на этот раз, пожалуй, только к выписыванию липовых открепительных для голосования на дому.
Лишенные привычных чуровских шпаргалок, ФОМ и ВЦИОМ попали «в молоко» по всем трем основным пунктам своих прогнозов. По явке оба оракула ошиблись в полтора раза: реальная явка — 32%, прогноз ВЦИОМ — 48%, ФОМ — 45%. Собянину ВЦИОМ предсказал 67,4%, Навальному 13%. Официальный итог, как известно, 51,4% и 27,2% соответственно. То есть ошибка в одном случае на 16%, в другом — на 14,2%. Напомню, что ФОМ на старте кампании, определив рейтинг Навального в 6% устами своего руководителя Александра Ослона, заявил, что этот рейтинг не может вырасти в разы. Рейтинг Навального вырос в 4,5 раза.
Москва не единственное место, где чуровская социология садится в лужу. Это происходит везде, где есть живой процесс, атрибутом которого всегда является не предопределенный результат. В Екатеринбурге ВЦИОМ предсказал победу ставленнику «Единой России» Силину — 34%. Ройзману ВЦИОМ отмерил 30,5%. И судя по странным телодвижениям местного избиркома, это были согласованные с местной властью цифры. Однако, видимо, в последний момент власти решили не будить лихо и выдали реальный результат: Ройзман — 33%, Силин — 30%. ВЦИОМ опять в луже.
Это не ошибка методики. Это профнепригодность руководителей этих организаций и организаторов данных исследований. В интервью на «Эхе Москвы» руководитель ВЦИОМ Федоров в ответ на вопрос журналиста Плющева, почему так промахнулись с явкой, ответил: «Мы обычно делили результаты на 2, а надо было на 4»… Когда ошарашенный этим приступом научности Плющев растерянно спросил, почему явка повлекла отклонение в прогнозе по Навальному в одну сторону, а по Собянину в другую, «социолог» Федоров сказал, что виноваты сторонники Собянина, которые не пришли.
Эти ответы ясно демонстрируют, что данный персонаж просто не понимает, в чем суть его профессии, которая не сводится к складыванию цифирок. Социо-лог — это тот, кто изучает общество. В данном случае ни один из ведущих социологов ни уха ни рыла не разумеет в тех процессах, которые уже несколько лет идут в российском обществе, причем не только в его публично-протестной части. Процессы эти им неинтересны и неприятны. Это убедительно показали выступления казенных политологов и социологов на РБК-ТВ и том же «Дожде». Комментируя предварительные итоги выборов на РБК, политолог Алексей Мухин заявил, что Навальный не смог выбрать весь электорат Прохорова, который на президентских выборах 2012 года получил в Москве 20,45%, потому, что он, Навальный, весьма «неоднозначный» кандидат. Прохоров, видимо, кандидат вполне «однозначный», возможно, именно поэтому он получил на 7% меньше, чем «неоднозначный» Навальный. Журналистка оказалась нелюбопытной и не стала выяснять у политолога значение термина «неоднозначный» применительно к политику. А жаль, поскольку политическая социология могла бы обогатиться новой классификацией политиков.
Выступая в это воскресенье на «Дожде», политолог Дмитрий Орлов утверждал, что вся мощь административного ресурса на этих выборах работала на оппозицию. Приводил данные «Медиалогии» по уровню упоминаемости, а когда его собеседница социолог Елена Конева пыталась тихим голосом возразить, что нельзя равнять упоминание в интернет-СМИ и сюжет на федеральном канале, откуда не вылезает Собянин и куда оппозицию не пускают, стал просто «перерубать» оппонента голосом и напором, как и положено политбойцу, а не исследователю.
Отличие казенных «журналистов», «социологов» и «политологов» от настоящих в том, что первым неинтересен и даже неприятен объект исследования или освещения, а у вторых, настоящих, этот объект вызывает интерес, порой переходящий в симпатию. Вот это теплое чувство сопереживания исследуемому объекту отличает настоящего социолога, будь то Маркс, горячо сочувствующий рабочим, или Бурдье, который отличался удивительно теплым отношением ко всем социально обделенным группам, или Питирим Сорокин, чье академическое творчество пронизано нежнейшей заботой о благе людей и стремлением использовать социологический инструментарий для ненасильственного разрешения конфликтов и избежания кошмара революций. Недостатки методики и образования можно преодолеть, а вот дефицит эмпатии, любви к тому, чем занимаешься, восполнить невозможно. Человек, изучающий мигрантов, или протестное движение, или описывающий жизнь молодежи в малых городах, должен полюбить их, как хороший авиаконструктор любит самолеты, поскольку без любви, как известно, самолеты не взлетают.
Минувшая неделя была ознаменована двумя противоположными векторами, по которым происходил сдвиг медийного поля. Один вектор: увольнение Светланы Лолаевой с поста главного редактора «Газеты.RU» и замена ее Светланой Бабаевой, автором духоподъемного текста «Грех уныния креаклов». Это еще одно звено «гребаной цепи», которая продолжает удлиняться. В этом же направлении, в сторону газеты «Известия», потихоньку дрейфует «Коммерсантъ», разместивший в предвыборный период несколько откровенно тенденциозных материалов против Навального.
Другой вектор связан с материализацией социальных сетей и превращением их в реальную силу, способную противостоять беспределу власти. Под социальной сетью я имею в виду не столько платформы в Интернете для обмена информацией, сколько объединение социальных позиций и социальных капиталов для достижения значимой цели. Это сложение социальных капиталов ранее незнакомых людей дало результат, который просто физиологически не могут осмыслить казенные журналисты, социологи и политологи. Это очевидный второй тур в Москве и победа Ройзмана в Екатеринбурге. Второй тур в Москве очевиден просто арифметически, даже исходя из цифр Мосгоризбиркома, без учета фальсификаций на тех участках, где не было наблюдателей. По данным Альянса наблюдателей, голосование на дому составило 4,6%, и это доля тотальной фальсификации, размер которой уже делает второй тур неизбежным, а его отсутствие делает Собянина самозванцем.  
События 08.09.2013 сделали ситуацию в стране необратимой. Советская власть 22 года назад рухнула совсем не в результате какой-то спецоперации, как об этом любят говорить конспирологически настроенные граждане. Просто есть какой-то предел лжи, который в состоянии выдержать социальное устройство общества. Тогда эта критическая масса лжи, накопленная за 74 года, обрушила СССР и ее становой хребет, КПСС. Сегодня становым хребтом путинской России является федеральное ТВ и его сателлиты: габреляновские, чуровские, вциомовские, фомовские, мидовские, онищенковские и прочие лжецы, которые только за последние 13 лет нагромоздили такие горы лжи, что под их массой путинская власть начинает разваливаться на глазах. Она, эта власть, пока об этом не знает, как 23 года назад об этом не знали обитатели цековских и обкомовских кабинетов.  Важно сделать так, чтобы рухнувшая под грузом собственной лжи власть не обрушила вслед за собой страну. О том, что надо сделать, чтобы этого не произошло, мы поговорим в одной из следующих заметок на «ЕЖе».

Фото ИТАР-ТАСС
















  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира.