Медиафрения
25 ноября 2017 г.
У академика нет шансов против милиционера в научной дискуссии
19 СЕНТЯБРЯ 2013, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Мария Олендская / ЕЖ
Полковник Кольт уравнял шансы слабых и сильных. Винтон Серф, Владимир Зворыкин и Алексей Венедиктов, изобретшие соответственно Интернет, ТВ и «Эхо Москвы» уравняли шансы глупых и умных, образованных и невежд.

Впрочем, нет, не уравняли, а создали приоритет тупых невежд. Это наглядно проявилось в дискуссии по реформе РАН, которая на сайте «Эха Москвы» развернулась между академиком Владимиром Захаровым и капитаном милиции в отставке Михаилом Пашкиным, лидером профсоюза работников милиции.

Академик Захаров, один из наиболее активных противников того варианта уничтожения РАН, который именно в эти дни реализуется в стенах Госдумы. Он в числе тех, кто отказался входить в новую, «реформированную», РАН. Отставной милиционер Пашкин ответил на призыв Навального к власти убрать руки от РАН тем, что призвал власть как можно скорее разобраться с академиками и в качестве аргумента подверг глубокому научному анализу результаты их научной работы.

Эту переписку надо читать медленно, смакуя каждую фразу. Итак, избранное из Пашкина: «Возьмем подписанта академика Захарова, который''получил важные результаты в общей теории относительности и в классической дифференциальной геометрии''. Реально важные результаты в ОТО получил только А.Фридман, который математически разработал модель пульсирующей Вселенной, с чем А.Эйнштейн согласился. А какие «ВАЖНЫЕ» результаты мог получить Захаров— неизвестно! В учебниках этой фамилии нет… Практических результатов у всех этих подписантов нет. Иначе это было бы написано в их биографиях в отличие от СТО А.Эйнштейна и квантовой теории Планка». Конец цитаты.

Жаль, конечно, что Александр Александрович Фридман, умерший в 1925 году от тифа как раз 16 сентября, в день публикации этого эпистолярного шедевра, не дожил до момента признания его трудов самим Пашкиным. Подумаешь, какой-то А.Эйнштейн, тут сам М.Пашкин оценил!

Академик Захаров имел неосторожность ответить начитанному милиционеру, мотивируя это своим уважением к аудитории «Эха», на сайте которого была опубликована эпистола Пашкина. И немедленно поплатился. В своем «ответе на ответ академика» Пашкин морально уничтожил оппонента, не оставив камня на камне от его научной репутации, а заодно и от всей современной физики: «Я хорошо понимаю, насколько Вам важны ваши теории. Но постоянная Планка вошла в законы физики, и квантовая теория может быть только одна, при чем здесь тысячи публикаций на эту тему?»

Помните, бессмертное, шариковское: «…конгресс, немцы какие-то, голова пухнет».

Но Пашкин не останавливается и добивает поверженного противника: «… и это (видимо, тысячи публикаций.— И.Я.) будет продолжаться до тех пор, пока наука не поймет, что свойства электромагнитного поля — пространства напрямую зависят от постоянной Планка».

В 1880 году в журнале «Стрекоза» было напечатано чеховское «Письмо к ученому соседу». Редактор Василевский выплатил начинающему автору гонорар — 5 копеек за строку. Считаю, что Венедиктов обязан выплатить Пашкину гонорар по аналогичным расценкам, естественно, проиндексированный, поскольку «постоянная Планка» Пашкина — штука ничуть не слабее «черных пятнушек на Солнце…, сделанных из мокрого тела» незабвенного Василия Семи-Булатова, который так же, как и Пашкин, был отставником, правда, в звании урядника, что пониже милицейского капитана. Письма Пашкина академику Захарову — это литературный шедевр, заслуживающий всяческого поощрения еще и потому, что показывают, как изменился кругозор невежды за какие-то сто с небольшим лет. Чеховский герой критикует Дарвина и астрономию, не называя имен, поскольку их не знает, шукшинский Глеб Капустин «срезает» своих ученых оппонентов тоже без имитации какой-либо конкретики.

Продолжатель их дела Михаил Пашкин благодаря Интернету может за пять минут состряпать текст, бессмысленный по содержанию, но переполненный терминами и именами, создающими иллюзию того, что автор действительно что-то знает о проблеме. А благодаря российскому телевидению такой «знаток» может оказаться на всероссийской трибуне в компании настоящих экспертов, которых он легко заткнет за пояс, поскольку возражать Василию Семи-Булатову, Полиграфу Шарикову, Глебу Капустину или Михаилу Пашкину ни один академик не в состоянии. Нету у них аргУментов. Поэтому настоящие эксперты эту трибуну покидают, а вышеперечисленные персонажи, к которым можно добавить марковых, дугиных и прочих мухиных, остаются, солируют и забивают мозги гражданам непроходимой чушью.

Мало того, поименованная выше компания заселила Госдуму и именно в эти дни решает судьбу РАН. Чего, согласитесь, не было ни во времена Чехова, ни во времена Шукшина. Я не знаю поименно, кто были те шесть депутатов думского комитета по науке и наукоемким технологиям, которые стали большинством, проголосовавшим против того, чтобы академические институты управлялись РАН, и, соответственно, выступившим за подчинение науки чиновникам. Вижу состав этого комитета. Там есть Жорес Алферов, у которого один голос против такого же одного голоса Михаила Дегтярева, которого мы хорошо узнали во время недавних мэрских выборов. Да-да, это тот самый, получивший в Интернете имя «личинка Жириновского», тот самый, который на дебатах троллил всех оппонентов, не давая им слова сказать, тот самый автор эпических законопроектов о женских «критических днях» и о запрете доллара. Вот он и ему подобные решают сегодня судьбу РАН.

Вот в этом тоже различие эпох: чеховской, шукшинской и нашей. В чеховской и шукшинской было не меньше глупости и невежества. Но все-таки для глупости и невежества были какие-то барьеры, которые не позволяли глупцам и невеждам взять окончательный верх. Они могли писать письма ученым соседям, могли их «срезать», приходя в гости, могли запрещать генетику и кибернетику, но свалить академию не смогли. Сегодня у них есть шанс. Впервые за почти триста лет.

И дело, конечно, не только в РАН. Мединский во главе Министерства культуры — это такое же издевательство над разумом, как Дегтярев, решающий судьбу академии. Все-таки в чеховские времена даже такие охранители, как граф Валуев, предпочитали выстраивать отношения с деятелями культуры, а не тупо командовать ими. Мединский видит свою роль иначе: «Когда Акунин занимается политикой… Не надо, лучше книжки пишите. А то, если хотите, приходите ко мне, сядьте рядом, я вам с удовольствием дам какое-нибудь поручение, нужное и важное для русской культуры». Помнится, «Письмо к ученому соседу» тоже завершается приглашением: «Приежжайте, сделайте милость. Приежжайте, хоть завтра например. Мы теперь постное едим, но для Вас будим готовить скоромное». Как видим, литературный прототип Мединского был более обходителен и не пытался «давать поручения». Правда, неизвестно, как бы он себя повел, если бы его назначили министром культуры.

Наука и искусство столетиями выстраивали свою автономию по отношению к окружающему миру, защищая себя от власти, церкви и невежества. «Не геометр да не войдет». Этот девиз платоновской Академии стал символом борьбы науки за право выстраивать научное поле таким образом, чтобы в нем работала логика познания, а не логика власти, веры, силы, денег или даже логика демократической процедуры, например, голосования, поскольку в науке большинство, как правило, не право. Эта борьба велась с переменным успехом. Общим трендом в нашей стране сегодня является тотальная игра на понижение. Хочется верить, что это временная тенденция.

Завершая свой эпистолярный разгром академика, милиционер Пашкин сообщает об удивительном в мире науки: «В современной науке, — знает милиционер Пашкин, — существует теория об обратном эволюционном процессе от человека к обезьяне. А виновата в этом современная наука». Это редчайший случай, когда сам текст подтверждает то, что в этом тексте содержится. Не уверен, правда, что в существовании милиционера Пашкина, а также депутата Дегтярева, министра Мединского и некоторых других виновата только наука. Может быть, не обошлось без родителей. Хотя я уже ни в чем не уверен.

Коллаж ЕЖ













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.