Медиафрения
20 ноября 2017 г.
Медиафрения. Черный квадрат как символ путинизма
1 ОКТЯБРЯ 2013, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Символом минувшей недели стал Черный Квадрат. Причем, речь идет не только о самой заметной за последние годы акции солидарности журналистов, хотя и о ней тоже.

«Черный квадрат» Казимира Малевича — это самая известная картина в русле супрематизма — направления в искусстве, суть которого в борьбе с «тягостной зависимостью» художника от реальности, в стремлении к «чистой беспредметности».

 Разве путинизм не является стремлением власти любой ценой освободиться от «тягостной зависимости» от народа, от избирателей, от общественного мнения, от независимых внешних оценок?

Разве путинское ТВ не является по сути своей «черным квадратом», который уже вполне освободился от этой «тягостной зависимости» от российской реальности?

 

100 оттенков черного

До начала проекта «Медиафрения» все путинское ТВ представлялось мне в виде «абсолютно черного тела», сквозь отверстия в котором пробиваются лучи света в виде РЕН-ТВ, «Дождя», «Культуры» и РБК. Нет, я, конечно, всегда понимал, что Познер не равен Соловьеву, а Соловьев не равен Мамонтову, и, более того, написал об этом аж три колонки в «ЕЖе».

Еженедельная «Медиафрения» заставляет вглядываться в эту черноту и замечать в ней множество оттенков, которые мне представляются весьма существенными. Вот, например, каждый из трех ликов триединого монстра путинской пропаганды: «Первый канал», «Россия-1» и НТВ проявили себя существенно по-разному на прошлой неделе.

Сайт НТВ.ру, например, неожиданно для всех принял участие в акции солидарности журналистов с фотографом Денисом Синяковым и, как все нормальные СМИ, вышел в этот день с черными заставками вместо фотографий. Это не стирает клейма «НТВЛжет», появившегося на логотипе канала после «Анатомии протеста» и других фальшивок, но выглядит как сигнальный костер, разложенный на острове терпящими бедствие моряками. Это может означать: «Внимание, граждане! И на НТВ есть люди!»

«Первый канал» тоже проявил признаки человекообразия. Не обошлось, конечно, без чрезмерностей, вполне, впрочем, простительных тем, кто только учится быть людьми. Телеведущая этого канала Малышева учила миллионы россиян «правильно какать», поскольку до этого россияне этим искусством явно не владели, что очевидным образом проявлялось в непростой российской истории, в которой, как известно, то запоры, то поносы. Теперь, после программы Малышевой, в которой ее помощники наглядно продемонстрировали процесс, дали можно сказать мастер-класс, все, конечно, наладится.

Но эти и многие другие глупости «Первому каналу» можно простить за телемарафон «Всем миром», в ходе которого компания Эрнста собирает деньги для пострадавших от наводнения на Дальнем Востоке, и к концу воскресенья собрала более полумиллиарда рублей. Да еще Эрнст посулил дневную рекламную выручку в 2,5 миллиона долларов отправить на те же гуманитарные цели. Как и в случае с НТВ, прекрасная гуманитарная акция «Первого канала» вряд ли может компенсировать то разрушительное воздействие, которое оказывают на россиян вещающие на «Первом», например, Борис Корчевников и Петр Толстой, но позволяет предположить, что Константин Эрнст, подобно матерому бандиту, жертвующему на храм или детский дом, таким образом пытается выправить баланс добра и зла в своей судьбе. Кто в конце концов может мне запретить предполагать, что и у Эрнста есть совесть? Вот я и предполагаю.

Но не только эта акция не позволяет ставить «Первый» совсем уж в один ряд с той же «Россией-1» и с НТВ. Вот, например, воскресное «Время», которое вела Ирада Зейналова, показало совершенно другую картину мира, чем в «Вестях недели» это сделал Дмитрий Киселев. Мир глазами «Первого канала», во всяком случае, в этот раз, когда этими глазами была Ирада Зейналова, был гораздо более сложно устроен. В нем, в отличие от мира Киселева, зло не сконцентрировано исключительно на Западе и в нашей оппозиции. Центральный сюжет воскресного «Времени» был о всплеске немотивированной жестокости и насилия в России, по уровню которого наша страна занимает 7-е место в мире, соседствуя с такими «дружелюбными» странами, как Сомали. Это было похоже на настоящую журналистику, поскольку поднимало реальные проблемы и заставляло задуматься над ними.

На этом фоне абсолютной концентрацией черноты, настоящим полюсом зла выглядят телепродукты Дмитрия Киселева, который на минувшей неделе дал развернутое интервью Илье Азару на Ленте.ru. Оказывается, его трансформация из журналиста в агитаторы произошла в период его работы на Украине. Там он понял, что «отстраненная журналистика, дистиллированная — абсолютно не востребована». Но, главное, что понял Киселев, это отличие нашей журналистики от западной, которое состоит в том, «что нам приходится создавать ценности, а не воссоздавать. Производить ценности, а не воспроизводить их, как это делается в основном на Западе».

Вон оно что. Оказывается то, что производит Киселев в своих программах, это называется «ценности». Давайте посмотрим, какие ценности он произвел в минувшее воскресенье в «Вестях недели». Главной произведенной ценностью стал анализ сущности Барака Обамы в связи с его желанием разобраться с руководством Сирии. Для этого Киселев послал корреспондента «Вестей» в Кению, где живут родственники Обамы из местного племени луо. Из беседы с бабушкой Обамы и его братом Киселев понял, что политика нынешнего президента США есть прямое следствие его африканских корней, а именно традиций трайбализма, то есть предоставления привилегий представителям своего племени. Именно поэтому Обама поддерживает, по мнению Киселева, одних исламистов против других. Правда, бабушка Обамы так и не призналась Киселеву, что в их племя входят сирийские повстанцы и не входит Башар Асад, а без этого идея трайбализма как истока политики Обамы выглядит несколько надуманной.

 Но главной ценностью, произведенной Киселевым в этой передаче, было, конечно, сравнение ситуации вокруг Сирии с мюнхенским сговором накануне Второй мировой войны, а Обамы, соответственно, с Гитлером. Здесь, Киселев, конечно, повторяется, поскольку с Гитлером он уже сравнивал не только Обаму, но и Навального. Правда, в упомянутом выше интервью на Ленте.ru Киселев заявил, что не сравнивал Навального с Гитлером. Илья Азар спросил его, почему, когда Киселев говорит о Навальном, а на экране идет видеоряд с Гитлером, у него, у Азара, появляются какие-то ассоциации. Киселев на это справедливо ответил, что он, Киселев, в своей авторской программе имеет полное право использовать любой видеоряд и накладывать его на любой текст, а за ассоциации, которые при этом возникают у Азара, он, Киселев, никакой ответственности не несет.

В интервью на Ленте.ru есть еще один чудесный сюжет, мимо которого пройти совершенно невозможно. Он касается тех СМИ, которые предпочитают не «производить ценности», а информировать и освещать события. Речь зашла о телеканале «Дождь», при упоминании которого Киселев заявил следующее: «Если вас никто не поддерживает. Если это заведомо убыточный канал и это провальная история, наверное, поэтому такой охват и поэтому их так мало смотрят — потому, что не востребованы, потому, что на хрен они никому не нужны».

Понятно, что поскольку Киселев создает ценности, ему совсем не обязательно знать, как эти ценности доставляются благодарному потребителю. Ирония состоит в том, что как раз в эти дни состоялось решение чиновников, по которому вакантная частота во втором пакете цифровых телеканалов досталась православному телеканалу «Спас», учрежденному Московской патриархией. На эту вакансию претендовал «Дождь», но чиновники сочли, что у «Спаса» лучше концепция вещания и технико-экономическое обоснование. Наша телевизионная Вселенная устроена так, что для того чтобы оказаться на экране телевизора, телепродукт должен быть востребован не зрителем, а чиновником, встроенным в вертикаль. Киселев со своими «Вестями» чиновником востребован. Православный «Спас» тоже востребован. И Малышева со своими мастер-классами дефекации востребована. И Света Курицына («Света из Иваново») — востребована. А вот «Дождь» — не востребован. И никому нет никакого дела, скольким людям нужна реальная информация, а скольким — «ценности», создаваемые Киселевым и Курицыной. На экранах своих телевизоров люди увидят Киселева. А «Дождь» —те, кто очень захочет, смогут и дальше смотреть в интернете.

 

 Черные квадраты солидарности

Фотограф Денис Синяков делал свою работу: фотографировал акцию «Гринпис», активисты которой протестовали против добычи нефти в Арктике, чьей хрупкой экологии эта добыча по их мнению угрожает. Синякова задержали, вместе с другими активистами под конвоем доставили в Мурманск и арестовали по обвинению в пиратстве. Журналистская акция в защиту Синякова стала самой крупной акцией солидарности за последние несколько лет. Ряд печатных СМИ, интернет-изданий, сайтов телеканалов и радиостанций вышли с черными квадратами вместо фотографий. Многие журналисты в социальных сетях заменили свои аватары черными заставками. Публичные акции журналистов прошли у Следственного комитета. На сайте «Эха Москвы» было собрано около 3 тысяч подписей (в основном журналистов) под обращением с требованием освободить журналиста.

Анализ этих подписей может стать основой для любопытного социологического исследования. Нет, я категорически не собираюсь интерпретировать список подписантов таким образом, что тот, кто подписал, тот молодец, а если кого в списках нет, значит, «вон из профессии». Такая интерпретация была бы глупостью по многим причинам. Мотивами отсутствия подписи могут быть: принципиальное неучастие в любых коллективных письмах, личное неприятие Синякова, убежденность в преступности самой акции и ангажированности журналиста и т.д. Кто-то, в конце концов, мог быть занят в эти дни и упустить это событие из виду.

Тем не менее, 3 тысячи подписей журналистов и два десятка СМИ, вышедших с черными заставками — это уже небольшая, но выборка, позволяющая проследить некоторые тенденции. Инициаторами акции были Лента.ру, «Большой город», «Дождь», «Новая газета», The New Times, «Эхо Москвы». Участниками — «Русский репортер», РИА «Новости», Colta.ru, «Афиша», РЕН-ТВ, «Московские новости», «Ъ-Власть», «Сноб», «ЕЖ», «Грани», НТВ.ru., «Русская планета», АиФ, Фонтанка.ру.

В России примерно 300 тысяч человек занимаются работой, которая по закону о СМИ признается журналистикой. Подписал обращение каждый сотый. Один процент.

В России примерно 25 тысяч СМИ. Акцию с черными заставками поддержали около 20. Менее десятой процента. Решение о подписи принимает журналист. Решение о заставках — главный редактор. Вывод: солидарность среди журналистов выражена (распространена) в 10 раз больше, чем среди главных редакторов.

Повышенная концентрация подписантов в таких СМИ, как: «Эхо», «Деловой Петербург», Лента.ру, «Русская планета», Газета.ру, «ProГород» (Самара и Нижний), «Коммерсантъ». Среди подписантов много тех, кого можно назвать элитой российской журналистики. Но многих из этой элиты нет. Фамилии «неподписантов» называть не буду, поскольку, как уже было сказано, не считаю неучастие в акции каким-то знаковым поступком.

Но есть категория людей, чье неучастие в акции, скорее всего, может трактоваться именно как поступок или его отсутствие. Что тоже, как известно, поступок. Я имею в виду руководство двух журналистских организаций — Союза журналистов России и Медиасоюза. Подписей руководителей этих организаций не было на момент сдачи данной колонки в редакцию (30.09 в 19.40). Единственный из секретарей СЖР, поставивший свою подпись под обращением, Борис Резник, в прошлом журналист-известинец, ныне депутат Госдумы от фракции «Единая Россия». Возможно, для него, для Резника, его статус журналиста, закаленный в постоянной борьбе со статусом депутата, а еще и со статусом «единоросса», оказался более дорогим, чем аналогичные статусы для других руководителей СЖР. Во всяком случае, подписей Всеволода Богданова и Павла Гусева, которые возглавляют, соответственно, Российский и Московский союзы, Александра Любимова и Елены Зелинской, возглавляющих Медиасоюз, я не обнаружил. Из руководства крупных региональных союзов журналистов видел лишь подпись Елены Шарковой, секретаря СЖ Санкт-Петербурга.

Супрематистскую мечту Путина о полной независимости от своего народа, о «чистой беспредметности» своей деятельности сам Путин на 100% воплотить не смог и, надеюсь, никогда уже не сможет, поскольку народец иногда беспокоит: то «Болотную» устроит, то бюллетень неправильно заполнит. Зато эту путинскую мечту сумел на 100% реализовать Всеволод Богданов, который вот уже свыше 20 лет возглавляет Союз журналистов России и в этом году избрался председателем СЖР еще на 5 лет. Последний заметный поступок Богданов совершил более 5 лет назад, когда он в одиночку, втайне от своих коллег принял в члены Союза журналистов Рамзана Кадырова. Поскольку на руках руководителя Чечни, помимо прочей крови, которую он не отрицает, предположительно, есть кровь журналистов, то на этом славная история СЖР могла завершиться, так как уже через час после известия о приеме нового члена СЖР из данной организации посыпалось некоторое количество впечатлительных журналистов, которых данное соседство не устраивало. Автор этой колонки входил в то время в руководство СЖР и на следующее же утро, узнав об этом безумном решении, мы вместе с другими секретарями его отменили. Богданов так и не понял тогда, какую гадость и глупость он сделал. После этого наши пути с Богдановым разошлись. Сегодня эта организация, СЖР, имеет к процессам в журналистике весьма отдаленное отношение. Когда Богданова спросили о его отношении к аресту фотографа Синякова, он сказал, что считает его арест неправильным и даст поручение кому-нибудь из секретарей написать письмо в Прокуратуру.

Журналисты могут проводить акции солидарности, организуясь сами, без всякой формальной структуры. Есть гипотеза, что при нормально действующей корпорации журналистов эти акции были бы более эффективными, массовыми и влиятельными.

«Первый канал» провел замечательную акцию по сбору средств для жителей Дальнего Востока. Манана Асламазян, которая в бытность свою руководителем умерщвленного путинскими соколами «Интерньюса» сделала для журналистики России больше, чем богдановский СЖР за два десятилетия, написала в своем блоге, что эффекта было бы больше, если бы это была акция не только «Первого канала», а всего российского ТВ. С этим трудно не согласиться, но провести такую солидарную акцию можно, только имея некий организующий центр, к которому все участники испытывают доверие.

Ситуацию в журналистике и СМИ невозможно изменить с помощью государственной реформы. Так же, как невозможно создать сверху гражданское общество. Акция «Черные квадраты солидарности» позволила посчитать, сколько процентов в российских медиа настоящей журналистики и журналистской солидарности. Оказалось, что около одного процента. Это очень хороший результат, если его, этот результат, считать стартовым и пытаться его наращивать. Мускулы солидарности и доверия, они, как бицепсы, тренируются с помощью упражнений. Вот, например, один из подписантов в защиту Дениса Синякова, рабочий из Санкт-Петербурга Роман Григорьев предложил сделать черный квадрат символом журналистской солидарности и всем выйти на улицу с черными квадратами в руках. По-моему, неплохая идея. Благо, повод для выражения солидарности власть нам дает чуть ли не каждый день.

Коллаж ЕЖ













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира.