Цензура
23 июля 2018 г.
«Росбалт» останется — не СМИ, так новостным порталом
1 НОЯБРЯ 2013, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО


ИТАР-ТАСС

В последний день октября 2013 года Мосгорсуд принял прецедентное решение, признав недействительным свидетельство о регистрации информационного агентства «Росбалт». Поводом стала жалоба Роскомнадзора в связи с неоднократным нарушением «Росбалтом» статьи 16 закона «О СМИ». Проще говоря, за размещение материалов, содержащих нецензурную брань. Недовольство Роскомнадзора вызвали размещенные на сайте агентства два ролика - новой песни группы Pussy Riot, в рамках июльской публикации «Pussy Riot осквернили нефтяные вышки», а также «Джигит из Краснодара» о задержании «буйного южанина с топором».

Агентство подчеркивает, что ненормативная лексика, действительно звучавшая на видео, была предварительно закрыта заглушкой, а сами ролики в тот же день, когда ведомство выдвинуло претензии, руководство «Росбалта» удалило с сайта. В качестве СМИ агентство проработает еще минимум месяц, именно столько времени займет апелляция в Верховный суд, которую руководство собирается подавать.

 «Даже если Верховный суд примет такое же решение, то и это не конец деятельности, мы не собираемся сдаваться, будем спокойно работать», — заявила генеральный директор «Росбалта» Лариса Афонина в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Она пояснила: «Коллектив будет продолжать работать, это иск к СМИ, а не к компании».

Игорь Яковенко, независимый журналист:

То, что сегодня происходит - это, конечно, совершенно запредельные вещи. И ситуация с лишением лицензии «Росбалта» ложится в рамки общей тенденции. «Газета.Ру», которая поменяла свой вектор на 180 градусов, попытка закрытия «Росбалта», возможная  (во всяком случае, объявленная) продажа «Ведомостей». Последнего пока ещё не случилось, а вот что касается «Газеты.Ру» и «Росбалта» — это уже произошло. А до этого был ещё «Коммерсант», и я думаю, что это всё-таки начало окончательной зачистки информационного пространства в стране, все движется в этом направлении. Остаётся ещё пара-тройка информационных ресурсов, которые в состоянии говорить что-то, отличное от федеральных каналов, «Известий» и «Комсомольской правды».

Я думаю, что можно, конечно, исключить мат из текста — дело не только в мате, «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». «Новая газета» уже несколько лет лавирует, но её, например, пытались закрыть, и дали реальное предупреждение за то, что она в критике русских фашистов объясняла, за что она их критикует.  Эта фантастическая история, когда «Новой газете» дали предупреждение, что она таким образом пропагандирует русский фашизм. Ну это как во времена моей учёбы и преподавания в университете запрещено было читать зарубежную философию, её можно было критиковать, не цитируя. Поэтому найти, за что закрыть средство массовой информации всегда не трудно. Не будет мата — разорят штрафами. «Коммерсанту», когда он ещё был настоящим «Коммерсантом», «Альфа-банк» выкатил штраф на 10 миллионов, за то, что они показали реальные совершенно очереди в отделения «Альфа-банка». Реальные очереди на реальных фотографиях, а их обвинили в том, что они провоцируют панику, и наши замечательные суды присудили «Коммерсанту» штраф в 10 миллионов долларов. Вот это что? Не имеет никакого значения, что мы уберём. Мы можем рассказывать исключительно о морковке, а нас обвинят в распространении порнографии, потому что у кого-то морковка будет с чем-то ассоциироваться. Эта логика очень простая — за что закрыть, найдут.

Реальный тест на правосудие в России — это выступление Жириновского недельной давности в передаче «К барьеру». Там была чистая, чистейшая, дистиллированная 282 статья, Владимир Вольфович откровенно предлагал вещи, нарушающие половину статей российской Конституции. И ведь это не прямой эфир. У кого возникли претензии к Соловьёву? К человеку, который должен был немедленно на это отреагировать, потому что речь там шла просто о геноциде, о нарушении Конституции. Жириновский совершенно откровенно разжигал межнациональную, межрелигиозную рознь, открыто говорил, что он ненавидит людей другой национальности и другого вероисповедания и призывал, фактически, к их геноциду. И что, какие были результаты? Никаких. Причём правовые претензии должны были быть, конечно, не только к Жириновскому, но и к Владимиру Соловьёву, в программе которого, выходящей, как известно, в записи, всё это происходило. Он это не прервал, он не прекратил передачу, но продолжал транслировать на всю страну это фантастическое разжигание розни и ненависти. Всё нормально. А «Росбалт» — закрывают.

Поэтому, я думаю, что единственный возможный вариант сопротивления — это не игра по их правилам. Сопротивление должно быть другого рода. Вот есть у нас 29 статья Конституция, должны быть какие-то корпоративные реакции на такие действия. Есть у нас 13 статья Конституции, закрепляющая плюрализм в нашем обществе, такая антишестая статья советской Конституции. Я думаю, что единственная возможная вещь, это когда оставшиеся в стране нормальные журналисты совершают какие-то акции в этот день, и тогда мы хотя бы подсчитаем, сколько нас, нормальных журналистов, осталось. А заниматься самокастрацией и подлаживаться «на всякий случай», убирать острую критику и мат, бессмысленно.

На самом деле лицензируются у нас в стране только телевидение и радиовещание, всё остальное — регистрируется. И я думаю, что в современную эпоху вполне возможно существование новостных интернет-ресурсов безо всякой регистрации. Это может в чём-то ограничивать, скажем, запрос информации по статьям закона о СМИ будет невозможен, будет невозможна аккредитация. Но если это не нужно, а, мне кажется, у большинства журналистов уже не осталось вопросов к представителям власти, я думаю, что сейчас вполне возможно реальное существование таких интернет-ресурсов без регистрации и без вписывания в закон о массовой информации, и они могут быть не менее влиятельные, чем зарегистрированные.

Фотография ИТАР-ТАСС














  • Сергей Цыпляев: Когда-то у нас была Анджела Дэвис, а теперь у нас есть Сноуден и Ассандж. Этим объясняется поддержка подобных людей, которые действительно создали серьёзные проблемы для США...

  • Коммерсант.ru: На следующую пятницу запланирован визит господина Морено в Лондон. ...Он намерен обсудить с британскими властями выдачу господина Ассанжа и лишение его статуса политического беженца.

  • MAXFUX: Похоже, скоро Ассанжа посадят в тюрьму... Эквадору очень нужны денежки, попросил он их у МВФ. В МВФ же понятно какие государства играют первую скрипку. Поэтому... вокруг транша МВФ... идет торг.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Образ Ассанджа померк. Его отдадут на съедение
23 ИЮЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Вся мировая пресса сходится во мнении, что легендарный основатель сайта WikiLeaks Джулиан Ассандж доживает в посольстве Эквадора в Лондоне свои последние дни. Судя по всему, чуть не самого опасного в мире киберпреступника, по мнению одних, и непримиримого борца за свободу слова, по мнению других, власти Эквадора передадут своим британским коллегам сразу после окончания в страну визита эквадорского президента Ленина Морено. Якобы договоренность об этом уже достигнута. Собственно говоря, британское правосудие никаких претензий к г-ну Ассанджу не имеет, но имеет ордер на его арест, много лет назад выданный Интерполом.
Прямая речь
23 ИЮЛЯ 2018
Сергей Цыпляев: Когда-то у нас была Анджела Дэвис, а теперь у нас есть Сноуден и Ассандж. Этим объясняется поддержка подобных людей, которые действительно создали серьёзные проблемы для США...
В СМИ
23 ИЮЛЯ 2018
Коммерсант.ru: На следующую пятницу запланирован визит господина Морено в Лондон. ...Он намерен обсудить с британскими властями выдачу господина Ассанжа и лишение его статуса политического беженца.
В блогах
23 ИЮЛЯ 2018
MAXFUX: Похоже, скоро Ассанжа посадят в тюрьму... Эквадору очень нужны денежки, попросил он их у МВФ. В МВФ же понятно какие государства играют первую скрипку. Поэтому... вокруг транша МВФ... идет торг.
Заметки на полях Telegram
24 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Коллизия вокруг Telegram поставила перед нами ряд вопросов. Что хочет власть? Что хочет общество? Проблема лишь в лишении нас сетевой анонимности или она гораздо глубже? Как ни странно, но наиболее адекватный ответ принадлежит не «САРКИС ДАРБИНЯН VS ДЖИН КОЛЕСНИКОВ», а записному лоялисту Петру Акопову во первых строках его пропагандистского текста. Или, вернее, даже не в тексте, а в его заголовке: «Телеграм» пытаются использовать для удара по российскому государству».
Атака на Интернет — невежество или тестирование?
23 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье Роскомнадзор официально признал то, что уже почти с неделю ни для кого секретом не является: надзорное ведомство в попытке закрыть доступ к сервису Телеграм на территории России блокирует и домены других компаний, о которых в судебном решении от 13 апреля не говорится ни слова. На странице интернет-регулятора в социальной сети «ВКонтакте» появилось следующее заявление: «Google на сегодняшний день не удовлетворила требования Роскомнадзора и в нарушение вердикта суда продолжает позволять компании Telegram Messenger Limited Liability Partnership использовать свои IP-адреса для осуществления деятельности на территории России». 
Прямая речь
23 АПРЕЛЯ 2018
Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.
В СМИ
23 АПРЕЛЯ 2018
МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.
В блогах
23 АПРЕЛЯ 2018
Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.
Telegram как «продажная девка» империализма
17 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот уже вторые сутки в киберпространстве идет беспощадная схватка, на фоне которой меркнут фантастические миры «Матрицы» и «Звездных войн». Бесстрашные интернет-жандармы от Роскомнадзора без устали гоняются за увертливым мессенджером Telegram, который ловко использует IP-адреса крупнейших подсетей. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров наверняка ощущает себя полководцем в этой великой битве. Именно в этом стиле он комментирует ход сражения: «Идет борьба снаряда и брони – мы выявляем IP-адреса, по которым мигрирует мессенджер, и блокируем их...»