Успокойтесь. У нас это давно случилось. Итоги недели
1 НОЯБРЯ 2013, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ИТАР-ТАСС


«Я вспоминаю''Касабланку'': Господи, неужели здесь играют в азартные игры?».

На слушаниях в комитете по разведке палаты представителей США генерал Кит Александер, возглавляющий американское Агентство национальной безопасности, не выдержал только один раз. Когда вспомнил хрестоматийную фразу из знаменитого фильма. Она принадлежит продажному комиссару полиции, который лицемерно удивляется, что подпольное казино, с которого он регулярно получает взятки, существует.

До этого Александер вместе с руководителем национальной разведки Джеймсом Клэппером долго-долго убеждал законодателей, равно как и общественность, в том, что, собирая информацию о миллионах людей по всему миру, американские спецслужбы не нарушали ни прав этих людей, ни законы США. Мол, вызвавшие грандиозный всемирный скандал разоблачения спрятавшегося в России Эдварда Сноудена построены на преувеличениях и недостоверной информации. Вовсе никто не прослушивал специально немецкого канцлера Ангелу Меркель. И вообще большая часть информации, которой пользовалось АНБ, получена им не непосредственно из перехватов в Интернете и мобильных сетях, а была любезно предоставлена коллегами из дружественных спецслужб. При этом руководители разведслужб тактично подводили законодателей к мысли, что собирали они информацию, сканируя миллионы сообщений и телефонных разговоров, не для удовлетворения своего любопытства. А исключительно для предотвращения трагедий, подобных той, что произошла 11 сентября 2001-го.

И за всем этим звучал ясный посыл: господа, ну хватит лицемерить. Вы же знаете, разведка для того и существует, чтобы обеспечивать национальные интересы нелегальными методами. И не случайно представители комитетов по разведке Сената и палаты представителей более чем снисходительно отнеслись к руководителям американской разведки, чья деятельность, как ни крути, подставила самого президента. Получилось, что Обама чуть ли не сам давал санкцию на прослушивание Ангелы Меркель. Впрочем, похоже, и на сей раз для шпионов все обойдется. Партнерам будут принесены все мыслимые извинения. Будут изданы новые инструкции, которые потребуют от спецслужб еще более детальных отчетов об их методах. А сами отчеты, несомненно, будут теперь чаще предоставляться в Белый дом и Конгресс.

На самом деле, при всем драматизме, происходящее — всего лишь эпизод в бесконечных попытках совместить гарантии демократических прав и свобод граждан с секретной деятельностью разведок. Демократические государства создают для своей защиты институты, правила деятельности которых противоречат базовым принципам этих государств. Так, спецслужбы прибегают к тайной слежке, подслушиванию, чтению чужих писем и документов, шантажу. Одним словом, к любым грязным делам, которые безусловно осуждаются обществом до тех пор, пока речь не заходит о божестве под именем «госбезопасность». Ради безопасности граждан можно шпионить, подглядывать, подслушивать и шантажировать. Но в то же время государство пытается и ограничить спецслужбы, чтобы те не посягали на демократические устои, используя свои специфические методы. Например, в 70-е годы прошлого века в результате разоблачений, выявивших причастность ЦРУ к убийствам и подготовке убийств в зарубежных странах, а также слежке за американскими гражданами внутри США, спецслужбам было многое запрещено. В 80-е были разоблачены и пресечены попытки вооружать никарагуанских «контрас» в обход Конгресса.

Новые времена создали новые вызовы и проблемы. До недавнего времени в разведках всех стран работали по большей части циничные профессионалы, понимавшие правила игры. Неслучайно в КГБ так не любили «инициативников» — тех, кто горел желанием поступить на службу. Среди них могли встретиться романтики, с которыми бед не оберешься. Большинство же шпионов, которых что-то не устраивало на службе — еще более циничные начальники, маленькие жалования, отсутствие перспектив и безвестность, — молча подавали в отставку. А единицы, подобно Александру Потееву или Олдричу Эймсу, решались на измену: продавали секреты своего ведомства противоположной стороне. Но и это не было чем-то новым: предатели, как и ведомства, которые они предавали, относились к секретной информации как к важному товару, изготовление которого требует усилий и который имеет свою цену.

Но вот произошла информационная революция. Разведки получили невиданные возможности в получении и анализе гигантского массива информации из Интернета и переговоров по мобильным телефонам. Однако, чтобы воспользоваться этими невиданными возможностями, потребовались принципиально иные люди. Совсем не Джеймсы Бонды. Не слишком опрятные, черт знает во что одетые, разговаривающие на жаргоне, не понятном для окружающих. Но как раз они, и только они, знали, как заполучить информационные сокровища, за которые профессиональные разведчики готовы заложить душу дьяволу. Их стали нанимать. Им стали платить немалые деньги. Однако выяснилось, что кроме давно немытых волос и нестриженных ногтей у этих айтишников есть своя мораль и свои принципы. Испытав моральный шок от работы в разведке, они не ушли в отставку и не стали искать адрес российского или китайского посольств. Они сделали секреты американской разведки всеобщим достоянием. Сначала Ассандж и Мэннинг, потом Сноуден. Уверен, Белый дом предпочел бы, чтобы телефонные переговоры Анджелы Меркель читали разведчики в Москве и Пекине, нежели до них мог бы добраться любой, кому это интересно. И вот теперь, проклиная все на свете и айтишников прежде всего, Белый дом и Конгресс внесут серьезные изменения в законодательство. До следующего кризиса.

Конечно же к России все это не относится. То, чего так боятся в США, а именно: бесконтрольного вмешательства спецслужб в жизнь страны — является нашей повседневной реальностью. Помните шутку главного начальника страны про то, что внедрение сотрудников КГБ в российское руководство прошло успешно? А еще прикиньте, сколько раз на дню вы говорите: ну, это не по телефону. Вмешательство «силовиков» в жизнь граждан у нас — общепризнанная норма. Как и то, что спецслужбы обладают правом сливать подконтрольной прессе записи разговоров оппозиционных политиков. А потом эти записи используются как повод для возбуждения уголовных дел. Точно так же, как уголовная феня стала общепризнанным языком общения, так называемые оперативные мероприятия превратились в норму ведения любых дел. И тех, кто так страшно переживает из-за нарушения американскими спецслужбами прав и свобод граждан других стран, могу утешить: у нас это давным-давно случилось. Единственное наше счастье в том, что у отечественных шпиков нет технических возможностей их американских коллег.

Фотография ИТАР-ТАСС












  • Алексей Макаркин: В Кремле сейчас ищут решение «проблемы-2024», того, что будет после окончания второго срока президентства Владимира Путина.

  • «Независимая газета»: …поведение и заявления Бабича вызвали негативную реакцию всего белорусского общества. Оппозиция потребовала выслать его из страны.

  • mislpronzaya: Ну что же, как я уже говорил, русским и русскоязычным на территории Белоруссии ничего хорошего от РФ ожидать не стоит. Не стоит надеяться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Дана команда «Не стесняться!»
18 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Российско-белорусские отношения, похоже, вступили в новый этап. Если раньше предпочтение отдавалось многочасовым кулуарным переговорам двух лидеров, совместному времяпрепровождению — хоккею и катанию на лыжах, в ходе чего «перетирались» конфликтные проблемы, то теперь в дело вступила мегафонная прокси -дипломатия. Путин и Лукашенко еще не хамят друг другу в открытую, но уже поручают делать это специально обученным людям. Этот новый этап жизни двух стран был открыт обширным и, замечу, весьма содержательным интервью российского посла в Минске Михаила Бабича РИА «Новости». 
Прямая речь
18 МАРТА 2019
Алексей Макаркин: В Кремле сейчас ищут решение «проблемы-2024», того, что будет после окончания второго срока президентства Владимира Путина.
В СМИ
18 МАРТА 2019
«Независимая газета»: …поведение и заявления Бабича вызвали негативную реакцию всего белорусского общества. Оппозиция потребовала выслать его из страны.
В блогах
18 МАРТА 2019
mislpronzaya: Ну что же, как я уже говорил, русским и русскоязычным на территории Белоруссии ничего хорошего от РФ ожидать не стоит. Не стоит надеяться.
«Доктрина Герасимова» — новый вариант
4 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Начальник Генерального штаба Валерий Герасимов выступил с традиционной речью на ежегодной сессии Академии наук. И в очередной раз вызвал сенсацию. Он поведал слушателям, что Пентагон приступил к разработке новой стратегии ведения военных действий под кодовым названием «Троянский конь». Она заключается не больше не меньше, как в намерении супостатов «активно использовать протестного потенциал "пятой колонны" для дестабилизации обстановки с одновременным нанесением ударов высокоточным оружием по наиболее важным объектам». 
Прямая речь
4 МАРТА 2019
Леонид Гозман: Сейчас прямо и открыто сказано, что те, кто выступают против действующей власти – враги своего государства.
В СМИ
4 МАРТА 2019
«Московский комсомолец»: Эксперты усомнились в «Троянском коне» Пентагона: США вложились в пустышку.
В блогах
4 МАРТА 2019
Марат Гельман: поправьте меня, если я не прав: начался новый этап, в котором пресловутая "пятая колонна" переходит из политического ведомства в силовое.
Истерия неправильного градуса
26 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Мир с неподдельным интересом ждет ханойского саммита Дональда Трампа и северокорейского диктатора Ким Чен Ына. При этом в Вашингтоне, похоже, исчезла эйфория, наблюдавшаяся после первой встречи двух лидеров, прошедшей в Сингапуре. Тогда американский президент утверждал, что Северная Корея «больше не представляет ядерной угрозы». Сейчас же он пишет в Twitter нечто иное: «Уезжаю в Ханой на саммит с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, на котором мы оба ожидаем продолжения прогресса, достигнутого на сингапурском саммите. Денуклеаризация?». Знак вопроса в случае Трампа означает большие сомнения у человека, который стремится внушить всем и каждому, что сомнений не испытывает.
Прямая речь
26 ФЕВРАЛЯ 2019
Сергей Цыпляев: чтобы Кремлю сейчас усадить Трампа за стол переговоров, нужно решить, с какой позитивной повесткой мы туда придём. А если никакой повестки нет, то и сесть не удастся...