Хозяева страны
22 ноября 2017 г.
Дни Дмитрия Медведева в должности премьера сочтены
15 НОЯБРЯ 2013, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ИТАР-ТАСС

В минувший четверг на совещании в Ново-Огарево с участием президента глава Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин позволил себе усомниться в необходимости наделения силовиков правом возбуждать уголовные дела по налоговым преступлениям без представления со стороны налоговых органов. Г-н Катырин отметил, что возвращение к старой практике «напрягает бизнес, и даже некоторые должностные лица выступают против этой меры». В этой аккуратной формулировке опытного царедворца ключевые слова, конечно, «некоторые должностные лица».

Напомним, что порядок, при котором ни МВД, ни СКР не требовалось ничьих санкций для возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям, существовал почти до самого конца президентства Дмитрия Медведева, с чьей подачи силовиков лишили этой возможности. Тогда такое решение преподносилось как большая победа либерального крыла российской власти. Впрочем, вполне возможно, что оно таковой и являлось. Излишне говорить, что все это время силовики лелеяли надежду вернуть себе утраченные функции, которые давали им возможность без чьих-либо санкций выходить на прямые отношения с бизнесом и регулировать их по собственному усмотрению, без посторонних посреднических услуг. В то время в приватной беседе с обозревателем «ЕЖа» влиятельный в прошлом представитель силовых структур откровенно отмечал: «Теперь медведевские либералы сами будут снимать все пенки от общения с бизнесом. У них в руках оказался мощный рычаг – они всегда смогут шантажировать коммерсантов передачей дел правоохранительным органам. То есть силовикам будут доставаться рожки да ножки – только те, кто не смог договориться с налоговиками… И какой от этих недоговоропригодных прок?»

Примерно месяц назад президент внес в Госдуму законопроект, возвращающий силовикам некогда отобранные у них функции. Излишне говорить, что документ, подготовленный СКР, в полной мере отвечает интересам силового крыла путинской Администрации. Реакция противоположной стороны последовала незамедлительно. Резко против высказалось Минэкономразвития (и даже направило по этому поводу письмо в Администрацию президента). Не остался в стороне и боевой либеральный резерв – экс-министр финансов Алексей Кудрин тоже крайне негативно охарактеризовал возврат к старой практике возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям. Но залп из головных либеральных орудий последовал 12 ноября, когда на совещании в Тутаеве премьер Дмитрий Медведев под камеры произнес следующие слова: «Общее количество уголовных дел не может быть показателем эффективности деятельности правоохранительной системы: навозбуждать-то можно все, что угодно, особенно по заказу и за деньги, что очень часто, к сожалению, происходило, когда одна структура с другой борется». И далее добавил: «…правоохранители должны хорошо разбираться в делах подобной специфики, а не просто проштамповывать возбуждение уголовных дел. … Вот об этом, мне кажется, нужно задуматься всем, в том числе и тем, кто сейчас рассматривает законопроект в Госдуме».

То есть фактически Медведев раскритиковал инициативу президента, и вряд ли подобный выпад мог остаться без ответа. Он, собственно, и не остался.

На совещании, что состоялось в минувший четверг, Владимир Путин отвечал, разумеется, исключительно Дмитрию Медведеву. И его слова имеет смысл привести полностью: «Есть определенная практика решения вопросов, перед тем как выходить в средства массовой информации. Известно, что если кто-то с чем-то не согласен, как Кудрин сделал в свое время — он перешел в экспертное сообщество».

А вот это уже похоже на приговор. И теперь, я думаю, вряд ли у кого-то из экспертов сохранятся иллюзии по поводу будущего правительства Дмитрия Медведева. До сих пор некоторые из них предполагали, что Путин продержит Медведева на премьерском посту весь кризисный период, чтобы потом было на кого списать провал экономической политики страны. Но, видимо, раздражение Путина в отношении своего младшего партнера уже зашкаливает. Впрочем, президент вряд ли станет принимать столь резкие и резонансные решения до Олимпиады в Сочи. Так что какое-то время у нынешнего кабинета, скорее всего, еще есть…

Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Астахов













  • Леонид Гозман: Наше начальство, наконец, определилось с тем, какая Россия «правильная» и какое прошлое должно стать будущим.

  • «Ведомости»: Не упомяни президент императора, можно было бы подумать, что он говорит о себе.

  • Рустем Адагамов: Кстати, цитату на памятник можно было настоящую поставить, а не выдуманную. «Конституция? Чтоб русский царь присягал каким-то скотам?» — так говорил царь Александр III.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
К самодержавию готовься!
20 НОЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вопрос о том, будет ли главный начальник страны участвовать во всенародных выборах В.В. Путина, давно перестал быть вопросом. Сегодня он занимает исключительно пикейных жилетов, чьи «дискуссии» представляют собой вялую попытку искусственным образом оживить российский политический ландшафт. Между тем, по всему видно: главному начальнику до чертиков надоела вся эта декоративная демократия, вся эта имитация предвыборной борьбы, необходимость для чего-то писать программу, делать умное лицо и переживать традиционное возобновление чиновных потасовок под ковром. Не зря же появился программный текст Владислава Суркова о кризисе «лицемерного» либерализма. 
Прямая речь
20 НОЯБРЯ 2017
Леонид Гозман: Наше начальство, наконец, определилось с тем, какая Россия «правильная» и какое прошлое должно стать будущим.
В СМИ
20 НОЯБРЯ 2017
«Ведомости»: Не упомяни президент императора, можно было бы подумать, что он говорит о себе.
В блогах
20 НОЯБРЯ 2017
Рустем Адагамов: Кстати, цитату на памятник можно было настоящую поставить, а не выдуманную. «Конституция? Чтоб русский царь присягал каким-то скотам?» — так говорил царь Александр III.
Подарок из Африки
18 НОЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
При демократии все лидеры уходят одинаково – их переизбирают. При автократии… тоже одинаково. Их свергают. Иногда мягко, как это происходит (пока) в Зимбабве. Иногда вполне зверски, как это случилось с Каддафи в Ливии. Чаще всего переворот осуществляет армия. Ведь, если в стране нет верховенства закона, обеспечивающего, кроме всего прочего, и регулярную смену власти, власть меняют те, у кого больше силы. А ее по определению больше всего у военных. Вот теперь наступила очередь автократа-патриарха 93-летнего Роберта Мугабе, превратившего за тридцать с лишним лет правления процветавшую страну в международную побирушку.
Всех нежелательных заставят Отечество любить
17 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Первый замминистра культуры Владимир Аристархов, письмо которого с «черным списком» нежелательных деятелей культуры, запрещенных к участию в Международном Санкт-Петербургском культурном форуме, было опубликовано несколькими СМИ, совершенно напрасно стал отнекиваться от авторства. Он просто опередил свое время. Причем совсем немного. Совсем скоро такие черные списки нежелательных граждан войдут в обиход, а их составление станет рутинной практикой должностных лиц, заниматься которой они будут обязаны по закону. Бешеный принтер, когда у него случается припадок, остановиться не может.
Прямая речь
17 НОЯБРЯ 2017
Дмитрий Орешкин: Закон с самого начала построен таким образом, чтобы не работать как обычный закон, в его основу положены механизмы произвола... Это будет закон для тех, кто может им пользоваться.
В СМИ
17 НОЯБРЯ 2017
NEWSru.com: В российском законодательстве уже определено понятие нежелательной организации... Однако... власти стремятся контролировать деятельность не только организаций, но и частных лиц...
В блогах
17 НОЯБРЯ 2017
Дмитрий Гудков: Вспомните, сколько россиян у нас сели (секретно сели!) за смски про танки, которые ехали в Грузию... Да что там — обычная поездка за границу... может стать нежелательным сотрудничеством,
Прямая речь
16 НОЯБРЯ 2017
Сергей Цыпляев: В России пока никак не удаётся разрешить задачу установления плановой смены власти, а значит — и плановой смены поколений. Китайцы с этим уже справились...