Путин и общество
22 ноября 2017 г.
Как они ходили к Путину за правдой
20 НОЯБРЯ 2013, ДМИТРИЙ ОРЕШКИН

ИТАР-ТАСС

ЕЖ: 20 ноября в Москве состоялась встреча президента Путина с представителями нескольких непарламентских партий. Впрочем, для одной из них — РПР-ПАРНАС — вопрос формального представительства остается открытым: некоторые члены партии утверждают, что ее сопредседатель Владимир Рыжков партийного мандата на посещение президента не получал и пришел в Кремль по собственной инициативе.

Прямо скажем, дискуссия о том, стоит ли оппозиционерам ходить на встречи с нынешним президентом России, вовсе не нова. Она возникает всякий раз, когда намечается подобное мероприятие. Сторонники такого формата общения с главой государства обычно используют стандартный набор аргументов, главный из которых — надо искать любую возможность, чтобы решить накопившиеся проблемы. Противники, как правило, объясняют свою позицию нравственными мотивами: дескать, нельзя сидеть за одним столом с главой государства, в котором есть политзаключенные. (Ровно эту причину привел писатель Борис Акунин, отказавшись от встречи с Владимиром Путиным.)

Встреча 20 ноября прошла по устоявшейся схеме: гости излагали свои пожелания и претензии, хозяин что-то помечал в блокноте и кивал головой. Судя по рассказам участников, все остались вполне довольны друг другом.


Здесь есть две проблемы: первая — проблема частного решения, идти или не идти, и вторая — частного отношения к этому решению. Скажем, Володя Рыжков решил пойти. Думаю, он молодец. А, например, Борис Акунин решил не ходить. Думаю, что он тоже молодец. Потому что реализуются разные системы ценностей, и это очень правильно. Вот я бы тоже не пошёл, потому что считаю, что Путин — президент, мягко говоря, с ограниченной легитимностью, во время выборов в марте были зафиксированы серьёзные нарушения, с моей точки зрения, близкие к критическим, возможно, он вообще не набрал 50% в первом туре. Но это не значит, что должны быть отменены рациональные соображения. Это прекрасно понимают представители государственных элит Франции, Великобритании, США и прочих. Они с Путиным взаимодействуют несмотря ни на что, и это рационально, потому что лучше худой мир, чем плохая ссора. Чёрт его знает, что здесь правильно. А если это непонятно — то и не надо свою точку зрения навязывать другим, сколько голов — столько умов.

Кто-то идёт туда восторгаться Путиным, кто-то, как Володя Рыжков, идёт задать ему какой-то вопрос и получить какой-то ответ, кто-то, кому уже всё понятно, воздерживается от общения. Главное в связи с этим не осуждать друг друга, потому что люди разные и решают разные задачи. Я не знаю, о чём спрашивал Владимир, полагаю, что про политзаключённых. И мне не очень интересно, что ответил Путин, потому что примерно понятно, что он мог ответить. Но Рыжков молодец, что сходил и поставил проблему, напомнил, добился того, чтобы об этом было сказано ещё раз. Освобождения он пока не добился, но те, кто не пошёл, освобождения тоже не добились. Поэтому у меня отношение к этому делу амбивалентное.

Но вообще взаимодействовать с властью надо. Все разумные люди понимают, что, если ты зимой не будешь надевать шапку, ты климата всё равно не изменишь. Все вопли о том, что участие приравнивается к соучастию мне кажутся заблуждением и самообманом, хотя я и сам в него впадаю. Я ведь ушёл из Совета по правам человека по тем же причинам, и непонятно, правильно это или нет. Можно было бы влиять на какие-то решения, а с другой стороны, тебе ежедневно было бы противно видеть путинских людей, которые провели совет, и общаться с ними. Есть те, кто может это в себе преодолеть — они молодцы. А есть те, кто не способен, и они по-своему тоже молодцы.

Важное завоевание современности — это то, что мы наконец понимаем, что люди, включая тех, кому нравится Путин, разные. Они в разной степени агрессивны, по-разному понимают функциональность взаимодействия. Потому чтонельзя предсказать, что будет действеннее: игнорировать или использовать возможность участия.Разговоры о том, что если бы все игнорировали и так далее, это, с моей точки зрения, сказка, потому что люди, которые готовы взаимодействовать, будут всегда. И если ты не участвуешь, то просто уступаешь им своё место. В общем, игнорирование — сродни самоубийству. Ты исключаешь себя из процесса один раз, а все остальные разы остаётся только говорить: я исключил себя! Я исключил себя! Это малосодержательно.

В целом характерно, что Путин придумал провести эту встречу. Можно было бы предполагать, что это означает: он чувствует себя очень уверенно — и он себя так и чувствует, но на самом деле такие встречи инициируются с подачи помощников, а они, видимо, испытывают какой-то дискомфорт или смутные поползновения, что с этими внесистемными оппозиционерами тоже надо как-то общаться. А дальше всё то же самое: хочешь ты быть на встрече, например, с партией «Правое дело» или нет. Что для тебя важнее: самоощущение свободного человека или возможность что-то сказать, что-то спросить, возможность воочию убедиться, как ведёт себя эта власть. Потому что естествоиспытателю интересно увидеть, как ведёт себя президент в той или иной ситуации, а для этого надо сходить. Но бывает и противно. Однако если ты исследователь или политик, то надо ходить, даже если это неприятно.

Фотография ИТАР-ТАСС













  • Лев Рубинштейн: . У власти надо не просить, у власти надо требовать. Но пусть просители просят, а если у них что-то получится, я буду им благодарен.

  • Газета.Ру: На встрече с президентом члены Совета по правам человека подняли вопрос относительно дел Никиты Белых и Кирилла Серебренникова, но без особого успеха.

  • Борис Вишневский: Психиатров - в студию! Даже не смешно. Грустно. Все бы ничего, но ведь президент ядерной державы. С кнопкой...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Ежегодная просьба о милости
31 ОКТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Один из обязательных ритуалов российского государства заключатся в том, что раз в год группа в высшей степени приличных и уважаемых людей, входящих в Совет по правам человека, отправляется на прием к Путину, чтобы попросить его соблюдать законы Российской Федерации и не очень мучить подведомственный народ. В ответ главный начальник страны милостиво обещает подумать… По режиссуре все примерно соответствует телешабашам соловьевых-киселевых: хор испуганных либералов должен оттенять победительную мощь протагониста. Вся разница — ведро с дерьмом не надевают на голову.
Прямая речь
31 ОКТЯБРЯ 2017
Лев Рубинштейн: . У власти надо не просить, у власти надо требовать. Но пусть просители просят, а если у них что-то получится, я буду им благодарен.
В СМИ
31 ОКТЯБРЯ 2017
Газета.Ру: На встрече с президентом члены Совета по правам человека подняли вопрос относительно дел Никиты Белых и Кирилла Серебренникова, но без особого успеха.
В блогах
31 ОКТЯБРЯ 2017
Борис Вишневский: Психиатров - в студию! Даже не смешно. Грустно. Все бы ничего, но ведь президент ядерной державы. С кнопкой...
Постучать в закрытый лифт
23 ОКТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отечественная власть озаботилась делами молодежи. Главный начальник страны аж дважды выступал перед участниками Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Сочи. Впрочем, насколько можно понять, разговора, помогающего «юности планеты» уверенно смотреть в будущее, не получилось. Путин никак не мог отойти от мрачных сценариев, которые он изложил на Валдайском клубе. Посему ушел в рассуждения о том, как в будущем с помощью генной инженерии можно будет создавать идеальных солдат: не рассуждающих и ничего не боящихся. Получилось почти как в анекдоте: на какую бы тему ни взялся говорить лидер страны, все равно выходит «автомат Калашникова»…
Прямая речь
23 ОКТЯБРЯ 2017
Андрей Колесников: Власть готовит такое «электоральное мясо», в том числе — и «пушечное», учитывая, насколько легко радикализуются молодые люди.
В СМИ
23 ОКТЯБРЯ 2017
"Коммерсант": 24,1% молодежи больше всего тревожит коррупция, поскольку она «активизирует страх не реализовать себя в жизни».
В блогах
23 ОКТЯБРЯ 2017
Petr Kozlov: Владимир Путин в субботу снял галстук и вышел на сцену молодежного фестиваля в Сочи, где на смеси английского с русским выступил с речью о величии России и вере в будущее.
Выход царя к иноземцам
19 ОКТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Раз в год начальник страны (можно просто – царь) встречается с именитыми чужестранцами, которым и рассказывает о своем особенном мире, точнее — о своем особенном восприятии окружающего мира. Например, про то, что Россия — это медведь, защищающий свою тайгу. А если он бросит ее защищать, то коварные западные «партнеры» посадят его на цепь, вырвут клыки и когти (в смысле, лишат ядерного оружия), а потом и шкуру сдерут. Сжившиеся с ролью психоаналитиков иностранные кремлеведы, которые участвуют в Международном Валдайском форуме, внимательно и почтительно, не пытаясь возражать, выслушивают эту галиматью...
Прямая речь
19 ОКТЯБРЯ 2017
Георгий Сатаров: То, что оказывается важным для нашей жизни, Путин никогда публично не объявляет...