Медиафрения
24 ноября 2017 г.
Медиафрения. Евромайдан и журналистика. Почему Россия не Украина
3 ДЕКАБРЯ 2013, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Сейчас никто не знает, чем закончится Евромайдан. Но ясно, что второй раз за неполные десять лет народ на Украине становится решающим субъектом политики. В России попытка граждан войти на политическое поле, предпринятая впервые за 15 лет, потерпела неудачу. Все давно поняли, что Украина не Россия. Важно понять, почему. Я в курсе насчет имперского зуда у нас и отсутствия этой болячки у них, а также насчет прочих социо-политэкономических различий. Но есть еще один, не менее важный фактор, который проявился в эти дни в полной мере. Украинское медиапространство не удалось зачистить до той стерильности, которой сейчас сверкают российские СМИ. Украинские телеканалы показывают то, что происходит на самом деле, то есть факты и разные мнения об этих фактах. Российское ТВ дает минимум фактов, а в основном транслирует дистиллированную ложь. В украинских СМИ преобладает журналистика. В российских – пропаганда. Возможно, во мне говорит профессиональная деформация, но я убежден, что это фундаментальное и базовое отличие России от Украины. Отличие, которое во многом детерминирует все остальные.

 

Паника

Федеральные телелжецы растерялись. Они не понимают, как надо освещать Евромайдан. Некоторые их коллеги из печатных СМИ предпочли сделать вид, что это событие из ряда не самых значимых. «Коммерсантъ», например, в понедельник 2 декабря и в пятницу 29 ноября задвинул украинские события соответственно на 8 и 7 полосы. «Коммерсантъ» продолжает свой дрейф в сторону то ли «Известий», то ли уже «Комсомолки». А  жрецы государственной телерелигии, тем временем, затянули привычное: Евромайдан проплачен Европой и США. Эрнест Мацкявичус в «Вестях», видимо от растерянности произвел совершенно тупой фальшак. Взял ножницы, отрезал кусок из интервью, которое дает украинскому телеканалу человек, разоблачающий оплаченное сборище сторонников Януковича, и приклеил этот кусок к сюжету про Евромайдан. Естественно, в сети тут же нашли источник, и фальшак был выставлен на всеобщее осмеяние. Жаль только, что смеялось над фальсификаторами на пару – тройку порядков меньше народу, чем смотрело и верило этим фальсификациям.

В воскресенье, когда стало ясно, что Евромайдан-2013 по своим масштабам не уступает Майдану-2004, российское ТВ пальнуло из своих главных орудий. Первым на федеральном экране появился Дмитрий Киселев и сходу понес такое, что для описания этого надо воскрешать Н.В.Гоголя. Судите сами. «Швеция, Польша и Литва – эта троица делает все, чтобы досадить России». Конец цитаты. Неужели вам, уважаемые читатели, надо объяснять, почему «эта троица» так ненавидит нашу страну? Дмитрий Киселев разжевал все так, что последнему бомжу стали ясны причины этой патологической ненависти. Во-первых, это, конечно, реванш за Полтаву 1709 года.

 Хорошо, когда под рукой единый учебник истории. Любые современные события можно легко объяснить, обращаясь к далекому прошлому, в котором кто только с кем не воевал. Немцы, французы, турки, англичане, монголы, чехи, на любой народ любой страны есть исторический «компромат», с помощью которого можно «объяснить», почему эти люди желают нам погибели. Тут же выяснилось, что министра иностранных дел Швеции зовут Карл Бильт, то есть он тёзка Карла 12-го. Это же улика! Тут уж любому ясно, прямой мотив для реванша за Полтаву. И к тому же этот самый Бильт заядлый цэрэушник. Откуда это знает Дмитрий Киселев, непонятно. Но сказал уверенно, сразу видно, знает наверняка.

Во-вторых, выяснилось, что Швеция это вообще ужасная страна. Там та-а-акие детские передачи! Они все про мочу, какашки и секс. Поэтому в Швеции поголовный детский секс и сплошные детские аборты. Я все время с ужасом ждал, что в этом месте из-за занавески появится Ирина Бергсет, и начнет рассказывать, как ее малолетнего сына похотливые скандинавы всем полуостровом наряжали в костюм Путина и насиловали. Пронесло, не появилась. Видимо, была занята в другой передаче.

И вот, наконец, уличив Швецию в растленных передачах, детских абортах и в том, что тамошнего министра-цэрэушника зовут Карл, как и побитого под Полтавой короля, Киселев плавно, но твердо сводит все  к обоснованию того, почему Швеция облыжно обвинила Россию в давлении на Украину. Я не берусь все это комментировать. Зову на помощь Н.В.Гоголя.

 - Говорят,  - начал Иван Иванович, - что три короля объявили войну царю нашему.

 - Что ж это за война? И отчего она?

 - Наверное не можно сказать, Иван Никифорович, за что она. Я полагаю, короли хотят, чтобы мы все приняли турецкую веру.

С момента написания этих строк прошло 182 года. А геополитические схемы в голове кремлевского телепроповедника все еще являются калькой со схем в голове миргородского помещика.

Если кому-то кажется, что Дмитрия Киселева и Владимира Соловьева непропорционально много в моих обзорах, то это от того, что непропорционально велик их вклад в дело промывки мозгов российского населения.  И если мы не хотим жить «под собою не чуя страны», не понимая, какой отравой напичканы мозги наших сограждан, с которыми мы сталкиваемся ежедневно в транспорте, в магазинах, а периодически и на избирательных участках, нам имеет смысл иногда брать пробу этой телеотравы и подвергать ее анализу.

В воскресенье Владимир Соловьев, взяв как обычно эстафету у Дмитрия Киселева, тут же пригласил его к себе в передачу «Воскресный вечер» для того, чтобы теперь уже вместе объяснять россиянам, как их ненавидит Запад и обманутые этим Западом украинцы. На протяжении всей передачи Соловьев пытался выдавить из киевского корреспондента Евгения Рожкова хоть какие-то свидетельства «руки Запада» в киевских событиях. Единственное, что мог предъявить корреспондент «России-1» это польских и литовских политиков, выступавших с трибуны Евромайдана. Но на американских и европейских организаторов силовых провокаций (а именно их хотел найти Соловьев) ни бывший глава польского правительства Ярослав Качинский, ни вице-президент Европарламента Яцек Протасевич, ни бывший президент Европарламента Ежи Бузек явно не тянули. Им всем не хватало физических кондиций и соответствующей экипировки.

Еще одна важная задача, которую решало в эти выходные практически все российское телевидение, это нахождение следов западного финансирования Евромайдана. Ну, ведь не могут же люди выходить на Майдан бесплатно! Так, с ироничной и в то же время мудрой улыбкой говорили все ведущие телеканалов. Мы хорошо помним эти улыбки и рассказы про госдеповские болотные печеньки у нас в России. Соловьев с Дмитрием Киселевым проблему доказательства решили очень просто. Соловьев спросил Киселева: что насчет эмиссаров? Чувствуется ли рука и финансирование Запада? Конечно, чувствуется, ответил находящийся рядом с ним в московской студии Дмитрий Киселев. И это прозвучало убедительнее любых платежек и съемок скрытой камерой пачек иностранной валюты. Ведь что такое расстояние в 860 км., разделяющее Москву и Киев, для настоящего чувства? А в то, что Дмитрий Киселев может на таком расстоянии почувствовать вражеского эмиссара, а тем более запах вражеских денег, да и вообще любых денег, я лично верю безоговорочно.

 

Мыльные пузыри вместо элиты

Евромайдан обнаружил не только различия, но и сходства Украины и России. И прежде всего в нестерпимом убожестве лидеров, что во власти, что в оппозиции. Оппозиция взяла Киев. Учитывая, что «прохфессор» тут же по-подлому слил «Беркут», заявив, что эта мерзкая птица сама, по природной кровожадности клевала протестующих граждан, а он, «прохфессор», никаких команд «Беркуту» не давал, можно предположить, что защищать этого президента силовым путем пойдут немногие. Если бы во главе украинской оппозиции был человек масштаба Гавела или даже хотя бы Ельцина, то ситуация уже в эти выходные могла бы измениться, причем практически бескровно, поскольку, когда с одной стороны есть интеллектуальный и моральный лидер или хотя бы сильный и имеющий четкий план действий человек, а с другой стороны, пардон, Янукович, то события разворачиваются по сценарию первой стороны.

Главная, а, возможно, единственная проблема Евромайдана в том, что вся мощная протестная энергетика, многократно усиленная честным медийным освещением, упирается в трех крайне невнятных людей, каждый из которых и все вместе явно недотягивают на роль лидера, способного управлять крайне сложными событиями и процессами на Украине. Увы, не нам, россиянам, критиковать украинцев за качество оппозиционного лидерства и элиты в целом, поскольку у нас с этим дела обстоят, пожалуй, еще хуже.

Портрет того, что именно у нас в России находится на том месте, где должна быть элита, дал набирающий обороты опрос, организованный интернет-изданием Colta.ru, целью которого было создать рейтинг самых влиятельных интеллектуалов России. До подведения итогов еще далеко, поэтому цифры, которые я привожу, имеют значение тенденций. Но поскольку весь опрос является некой довольно сильной условностью, о его результатах можно говорить и до завершения.  Сначала цифры на конец воскресенья:

1.  Алексей Навальный – 4091 голос
2.  Егор Просвирнин – 3499 голосов
3.  Виктор Пелевин – 2293 голоса
4.  Дмитрий Быков – 1973 голоса
5.  Борис Акунин – 1917 голосов
6.  Владимир Познер – 1825 голосов
7.  Леонид Парфенов – 1733 голоса
8.  Константин Крылов – 1453 голоса
9.  Михаил Ходорковский – 1415 голосов
10. Толоконникова и Алехина – 1320 голосов

И далее, чуть более или около тысячи набрали: Кашин, Лимонов, Кураев, Патриарх Кирилл, Латынина, Галковский, Гордон, Ройзман, Сорокин, Волобуев. Это вторая десятка.

Понятно, что это аудитория Colta.ru. Была бы «Комсомолка» или «Россия-1» результаты были бы иными. Понятно, что у как минимум троих персонажей из приведенного списка их высокий рейтинг это результат «дружеской» или «болельщицкой» накрутки. И тем не менее, несколько довольно грустных выводов.

Вывод первый. В России фактически нулевой авторитет науки. Единственный академический ученый, удостоенный третьестепенного места в рейтинге (589 голосов), Вячеслав Всеволодович Иванов, действительно по-настоящему крупный и универсальный мыслитель.  Он уступает по интеллектуальному влиянию не только вышеперечисленной двадцатке, но и, например, Ксении Собчак (633 голоса). Других академических ученых, кроме разве что Алферова, также набравшего немного голосов, я в списке не обнаружил. Два крупнейших  и довольно публичных социолога из Левада-центра, Лев Гудков и Борис Дубин, набрали, соответственно, 55 и 86 голосов, Георгий Сатаров – 20 голосов.  Два живущих в России признанных мировым экспертным сообществом гения, Перельман и Каспаров, набрали, соответственно, 114 и 111 голосов, писатель Войнович – 26 голосов. Это немногим больше, чем у Милонова – 14 голосов, и намного меньше, чем у Мизулиной – 466 голосов, или, например, у Марии Бароновой – 186 голосов.

Вывод второй. Если федеральные телеканалы превратились в молитвенные дома новой телерелигии путинизма, то альтернативные СМИ и структуры гражданского общества превратились в секты или, в лучшем случае, закрытые клубы, члены которых готовы слушать и воспринимать только своих. Причем, воспринимать исключительно некритично, что характерно для сект и закрытых клубов. Иначе трудно объяснить, почему самым влиятельным интеллектуалом в стране с большим отрывом становится человек, который избегает публичных ответов на большинство наиболее актуальных вопросов, стоящих перед страной, а если и отвечает, то так странно, путанно и противоречиво, что становится неловко многим из тех, кто его только что поддерживал. Речь, конечно, об Алексее Навальном, который отличился оглушительным молчанием по Евромайдану. Для публичного политика, претендующего на роль лидера оппозиции и лидера общественного мнения, это вещь невозможная, как и его позиция, например, по «Русскому маршу». Напомню, если кто забыл. «Русский марш» поддерживаю и призываю всех на него идти, но сам на него не пойду, поскольку меня там могут сфотографировать на фоне зигующих школьников. Это не цитата, но точная передача смысла позиции. Если вот это самый влиятельный интеллектуал в стране, то в чем содержание и вектор его влияния и кто тогда такие мы?

Вывод третий. То, что делает Colta.ru – это вещь очень вредная, поскольку она создают очередной фантом, надувает очередные мыльные пузыри, наподобие того, что делали федеральные телеканалы, когда устраивали соревнования по скоростной накрутке счетчиков в проектах: «Имя России» или «Символ России», в которых приходилось врать и изворачиваться, чтобы на первое место не вышли Сталин и мечеть Ахмада Кадырова.

Как и многое другое из того, что пытаются российские СМИ стащить из западного опыта, они тащат оболочку и не берут главное – механизм, инфраструктуру. Это немного напоминает карго-культ у народов Полинезии. Большинство таких проектов по определению интеллектуальных лидеров на Западе проводятся методом экспертных опросов, в которых участвует не публика, а, например, редакторы и журналисты научно-популярных или общественно-политических изданий. Результаты получаются иными. Лидерами интеллектуального влияния в этом случае становятся, например, Ноам Хомски, Умберто Эко, Вацлав Гавел, Пауль Кругман, Йорган Хабермас или Салман Рушди. Сравните с нашим списком и почувствуйте разницу.

И, наконец, вывод четвертый. Мне вполне понятно, почему на федеральных телеканалах в качестве экспертов постоянно фигурируют фрики вроде Милонова, Маркова или Мизулиной. Дебилизация населения – это их задача. Но я не очень понимаю, почему в обойме экспертов и авторов СМИ, которые рассчитывают на думающую аудиторию, постоянно присутствует либо та же, либо иная по составу, но такая же по качеству затертая колода людей, которым по сути нечего сказать этой самой думающей аудитории.

Михаил Эпштейн, завершая свою замечательную критическую статью об опросе Colta.ru, которую он опубликовал на «Снобе», сделал вывод о слабой корреляции между интеллектом и влиянием в нашей стране. От себя добавлю, что повышение величины этой корреляции – это и есть одна из самых важных функций журнализма.

Фото ИТАР-ТАСС/ Артем Коротаев

 












  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.