Что Шойгу обещал, семь лет ждать надо
4 ДЕКАБРЯ 2013, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ИТАР-ТАСС

Отдадим должное министру обороны Сергею Кужугетовичу Шойгу. Слово держать умеет. Обещал членам Общественного совета Минобороны, что в ноябре сообщит о том, сколько контрактников требуется Вооруженным силам и, опоздав всего на пару дней, назвал цифру. Итак, по его словам, к 2020 году российской армии потребуется 499 тысяч контрактников. Оптимисты тут же предположили: вот оно, долгожданное сокращение призыва. Подсчет простой: плюсуем 220 тысяч офицеров и 499 тысяч контрактников, а также 20 (по другим оценкам, 60) тысяч курсантов военных училищ. Если учесть, что объявленная численность Вооруженных сил — один миллион, то получается, что количество солдат срочной составит около 220 тысяч (сейчас около 320 тысяч).

Таким образом, Сергей Шойгу выполняет свое обещание сократить число срочников «на десятки тысяч человек». Правда, не немедленно, а через семь лет. Однако лучше позже, чем никогда. Чем не подтверждение слов Шойгу, что «мы продолжаем создавать профессиональную армию»?

Но, увы, дьявол, как водится, в деталях. Министр радостно сообщил, что в этом году контрактников набрано 70 тысяч. Шойгу утверждает, что таким образом план перевыполнен на 112 процентов. Штука в том, что одновременно уволилось около 30 тысяч контрактников. Стало быть, в армии осталось всего 40 тысяч, а нужно, как минимум, 50 тысяч. Отдельный вопрос — стартовая точка. То, сколько контрактников находится в Вооруженных силах сейчас. Год назад, согласно официальным данным, в армии было 186 тысяч, сейчас — около 205. Однако в соответствии с заявленным планом развития на конец этого года в Вооруженных силах должно быть не меньше 240 тысяч. На самом деле до тех пор, пока Минобороны манипулирует цифрами, невозможно сделать сколько-нибудь достоверные выводы о перспективах системы комплектования армии.

Самое забавное, что министр обороны ничего не сказал, каким чудесным образом он намерен выполнить президентский приказ довести к началу 2015 года численность Вооруженных сил до одного миллиона военнослужащих. Из цифр, представленных в минобороновском Плане развития, следует: даже если планы по набору контрактников будут выполнены, придется забрить лбы не меньше чем 450 тысячам срочников. И это при том, что все последние годы всеми правдами и неправдами удавалось загнать в армию не больше 350 тысяч призывников.

Это значит, что без политического решения об отказе от ультимативного требования миллионной численности армии никаких сколько-нибудь серьезных изменений в системе комплектования Вооруженных сил не произойдет. Но для этого кто-то должен набраться смелости и доложить Верховному главнокомандующему Путину В.В., что его приказ выполнен быть не может ни при каких условиях.

Но главное даже не это. Шойгу сделал многозначительную оговорку: «график набора (контрактников — А. Г.)… синхронизирован с поступлением новой техники, то есть мы не стремимся набрать как можно больше, а стремимся набирать исключительно под возникающие задачи». Надо понимать так, что если необходимого количества военной техники не будет, то и набирать обещанное число контрактников нет ровно никакой нужды. Между тем, только что Владимир Путин провел шесть весьма странных совещаний, посвященных выполнению гособоронзаказа. Первая странность заключается в том, что пять из них, где обсуждалось производство конкретных видов вооружений, проходили без участия министра обороны и вице-премьера по оборонке Дмитрия Рогозина. В связи с чем коллеги даже высказывали предположения, что отныне контроль за производством оружия будет вести Администрация президента.

Вторая странность заключается в том, что если верить официальным стенограммам, то Владимир Путин собирал руководителей оборонно-промышленного комплекса исключительно для того, чтобы выслушать, как замечательно обстоят дела в этой сфере. Диалоги на этих совещаниях вполне достойны театра абсурда. Вот, например, такой.

Путин (обращаясь к директору производственного объединения):

— Оборудование, которое вы получаете, современное, технологичное?

Директор:

— Современное, технологичное.

Путин:

—Хорошо.

Ионеско отдыхает. Тем удивительнее, что, подводя итоги этих радостных посиделок, глава государства вдруг сообщил, что состоялся принципиальный и даже нелицеприятный разговор. И грозно пообещал встретиться через полгода и проверить, как «выполняются договоренности». Рискну предположить, что, несмотря на гигантские средства, которые тратятся на производство вооружений (в этом году — полтора триллиона рублей), никакого наращивания производства не происходит вовсе. Вот и пытается главный начальник с помощью административных мер, тычков и зуботычин, расшевелить промышленность.

Так что нет совершенно никаких гарантий относительно того, что планы по обновлению вооружений и военной техники будут выполнены. А Министерство обороны получит замечательную отмазку, почему срываются планы набора контрактников. То есть зачисление в армию полумиллиона профессиональных солдат так и останется благим пожеланием. Как и обещание сократить «в разы» число срочников.

Фото ИТАР-ТАСС/ Николай Петров/ БелТА













  • Сергей Цыпляев: Либо мы – наследники России, и тогда надо смотреть на глубокие корни. Либо мы ведём отсчёт нашей истории от советского времени.

  • «Ведомости»: Образ «непобедимой и легендарной» армии, созданный советским кинематографом, возвращается в российскую действительность

  • Zmtri Slk: это не армия, это банда людей с автоматами, от которых никогда не знаешь, чего ожидать. Роман Козак: Только в сравнении становится понятно, как сильно изменилась наша армия!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Страна победившего милитаризма
22 ФЕВРАЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
К столетнему юбилею российская армия, которая, подобно отечественным спецслужбам, предпочитает вести свою историю от первых дней советской власти, пришла в блеске побед и под гром литавр. Можно не сомневаться, что на всевозможных торжественных заседаниях многозвездные начальники будут долго и с удовольствием перечислять бессмысленные проценты, на которые возросло количество современной военной техники и возросла боеготовность Вооруженных сил. Хорошо бы, чтобы вопреки обыкновению, генералам удалось невозможное –  согласовать цифры, которые они сообщают восторженной общественности.
Прямая речь
22 ФЕВРАЛЯ 2018
Сергей Цыпляев: Либо мы – наследники России, и тогда надо смотреть на глубокие корни. Либо мы ведём отсчёт нашей истории от советского времени.
В СМИ
22 ФЕВРАЛЯ 2018
«Ведомости»: Образ «непобедимой и легендарной» армии, созданный советским кинематографом, возвращается в российскую действительность
В блогах
22 ФЕВРАЛЯ 2018
Zmtri Slk: это не армия, это банда людей с автоматами, от которых никогда не знаешь, чего ожидать. Роман Козак: Только в сравнении становится понятно, как сильно изменилась наша армия!
Сезон охоты за пушечным мясом
15 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В громе военных побед, который безостановочно гремит в нашей необъятной Отчизне, стал отчетливо слышен дребезжащий звук, явная фальшивая нота. Только что заместитель председателя Комитета Госдумы по обороне Герой России Андрей Красов внес законопроект, кардинально меняющий систему отдачи долга Родине, то есть службы в армии по призыву. Депутат предлагает отказаться от практики, когда каждый призывник считается таковым только после того, как ему под роспись была вручена повестка военкомата. Законопроект, получивший в целом одобрение правительства, предлагает рассылать повестки по почте заказными письмами.
Прямая речь
15 ЯНВАРЯ 2018
Сергей Цыпляев: К сожалению, мы очень тяжело переходим на нормальные материальные и моральные стимулы, вместо этого свято верим в приказ и принуждение. Отказаться от этого очень сложно.
В СМИ
15 ЯНВАРЯ 2018
«Ведомости»: В Госдуму внесен законопроект, делающий необязательным личное вручение повестки в военкомат
В блогах
15 ЯНВАРЯ 2018
AnatoliGreen: И наконец то тысячи добровольцев отправится на мясо в чужие страны за миллиарды Вексельбергов и прочей "элиты" будут днём и ночью патриотично штурмовать военкоматы!  
Сколько солдат в России?
26 ОКТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
На днях главный начальник страны вдруг начал противоречить своим генералам. И даже отчасти себе любимому. На встрече с членами команды WorldSkills Russia, победившими в чемпионате по рабочим специальностям, президента спросили, нельзя ли создать для них альтернативную службу, позволяющую тренироваться. В ответ Путин неожиданно заявил: «Мы должны иметь в виду, что мы постепенно уходим вообще от службы по призыву». При этом он посетовал, что бюджетные ограничения замедляют, но пообещал, что она будет продолжаться и дальше: «Так что пройдет небольшое время, когда вообще этот вопрос будет неактуален». 
Прямая речь
26 ОКТЯБРЯ 2017
Виктор Литовкин: Сейчас служат примерно 350 тысяч профессионалов и 250 000 срочников. Так что полный переход на контрактную службу возможен, хотя этого не стоит ждать в ближайшее десятилетие.