Украина
23 сентября 2018 г.
Украинский выбор. Все понимают, что нельзя останавливаться

Александр Подрабинек

Евромайдан стал неожиданностью как для власти, так и для оппозиции. Как военные готовятся к старой войне, так и политики ожидают новых потрясений по старым сценариям. Жизнь, между тем, не стоит на месте.

В воскресенье 6 декабря митинг на площади Независимости собрал более миллиона человек. Они заняли всю площадь, все горки на подступах к отелю «Украина» и практически весь Крещатик. Такого здесь не было никогда. Даже во время «оранжевой революции» в 2004 году народу, по воспоминаниям очевидцев, было раза в два-три меньше.

Детонатором общественных протестов стал отказ президента Януковича от ассоциации с Евросоюзом. Но это был только детонатор. Взрывная сила протестов – в отказе от сложившейся системы власти. Всем осточертел Янукович с его «бандой», и отставка президента и кабинета – одно из главных требований Майдана.

Отказ Януковича от Евросоюза – это по большей части повод, а не причина нынешних общественных возмущений. Янукович дал его сам. Может быть, не предполагая последствий, а может быть, цинично рассчитывая на силу. Последние годы он не уставал твердить о европейском векторе развития Украины, полагая, очевидно, что это всего лишь удобный политический прием. Когда пришла пора выполнять обещания, он дал задний ход, спасая свою власть и авторитарные перспективы. Что могло взорвать украинское общество сильнее, чем наглый разворот украинской внешней политики на 180 градусов? Политики часто считают ложь нормой своего поведения, но им не следует забывать, что общество, как правило, отличается от них в лучшую сторону.

Миллион демонстрантов на улицах столицы это не митинг, это – революция. На гребне протестной волны – политическая оппозиция, но не она управляет Майданом, Майдан управляет ею. Оппозиционеры подтягиваются под требования общества, они стараются соответствовать настроению улицы, и у них это, надо признать, получается гораздо лучше, чем у российской оппозиции два года назад.

Лидеры оппозиции предлагают свои программы действий. У кого три пункта, у кого – четыре, у кого – десять. Все настроены решительно. Выступают по-разному. Лидер партии «Удар» боксер Виталий Кличко говорит медленно, подбирая слова с некоторым трудом. Лидер «Батькивщины» Арсений Яценюк интеллигентен, говорит складно, но интеллигенты редко пользуются широкой популярностью. Лидер националистической «Свободы» Олег Тягнибок неудержим и кипуч, но это не способно заменить содержательную часть его выступлений. Наиболее убедителен Юрий Луценко – бывший министр внутренних дел, недавний политзаключенный, несомненный оратор и перспективный лидер оппозиции.

Все понимают, что нельзя останавливаться. Действительно, гражданский протест, как езда на велосипеде: остановишься – упадешь. Днем в воскресенье Яценюк предложил заблокировать весь правительственный квартал, что в течение примерно двух часов и было сделано. «Мы расширяем наш протест», – объявил Яценюк.

Не знаю, учитывают ли лидеры украинской оппозиции российский опыт беспомощного стояния на Болотной площади в 2011-2012 годах, но наших ошибок они, похоже, повторять не намерены. Они развивают свой протест и пока остаются инициаторами событий. Оппозиция делает первый ход, а власть вынуждена на него как-то реагировать.

Как именно будет реагировать власть – большой вопрос. Он решается как раз в эти дни. Без сомнения, «президент» Путин нашептывает своему украинскому дружку соблазнительные сценарии силового разгона. Янукович следует им частично. В ночь на вторник, не вступая в открытый конфликт с демонстрантами, милиция разобрала баррикады и начала вытеснять протестующих из правительственного квартала. Правительство пытается перехватить инициативу и принудить Майдан к обороне. Если Янукович все-таки решится на открытое применение силы против демонстрантов, это будет конец его политической биографии. Украинское общество уже не такое, как наше, и российские сценарии здесь не сработают. Похоже, в Украине сложилось настоящее гражданское общество. Об этом свидетельствуют и масштабы протеста, и повод для выступления.

Миллион протестующих в трехмиллионном Киеве – это не сто тысяч в 12-миллионной Москве. В Москве на протесты выходил 1% населения; в Киеве – треть жителей. Конечно, есть на Майдане и приезжие, но не они составляют основную часть митингующих. Взбунтовалась столица, ее жители заняли часть мэрии и планируют создание подлинного самоуправления. Если это будет сделано, власть естественным образом перетечет в руки оппозиции и Украина пойдет по европейскому пути. Милиция, которая и сегодня не горит желанием пресекать протесты, легко перейдет под новое управление. Свидетельство тому – львовский и ивано-франковский отряды «Беркута», поддерживающие протесты.

Повод для выступления тоже свидетельствует о рождении настоящего гражданского общества. Людей возмутило не повышение цен, не безработица, не социальные проблемы, а пренебрежение будущим Украины. Так могут реагировать только граждане. В этом еще одно отличие украинского общества от российского.

Многие недоумевают, почему у Украины, Грузии или Прибалтики получается, а у России – нет. Причин, вероятно, много, но самой существенной мне кажется одна: у всех бывших советских республик есть угроза, от которой они вынуждены бежать. Есть имперский центр, который угрожает их независимости. Этот центр – Россия. Нам же по-настоящему не угрожает никто. Нам не от кого бежать, кроме самих себя. Мы сами себе враги. Изжить врага в себе гораздо труднее, чем избавиться от влияния опасного соседа. Мы обречены расплачиваться за нашу многовековую имперскую историю.

Бог даст, Украина избавится от пагубного влияния российского авторитаризма и уйдет в Европу. Сейчас очень ясно видно, что она намерена разорвать с советским прошлым. В подтверждение этого в Киеве снесли памятник Ленину – основателю советского тоталитаризма и символу коммунистического порабощения. Это просто взбесило кремлевских пропагандистов. Они понимают, что, разорвав с позорным прошлым, Украина уходит в европейское будущее, а мы со своими гранитными и бронзовыми истуканами рискуем остаться скоро в полном одиночестве.


Фоторепортаж Александра ПОДРАБИНЕКА













  • Аркадий Дубнов: Минский формат урегулирования, похоже, уже неживой, умер ещё раз. На данный момент лучшее из возможных решений – заморозка конфликта.

  • «Коммерсант»: Особое беспокойство вызывают возможные последствия убийства лидера ДНР для урегулирования конфликта в Донбассе

  • Игорь Яковенко: Убиты и сбежали те, с кем невозможно ни о чем говорить, те, кому нет смысла сдаваться в силу тяжести совершенных преступлений. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Смерть, которая устраивала слишком многих
3 СЕНТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Он умер от профессиональной болезни 38-го калибра. Эта ироничная строчка О’Генри вполне может служить эпитафией Александру Захарченко. Человек, который решил возглавить так называемую «донецкую самопровозглашенную республику», этот современный вариант Гуляй-поля, где калашников рождает власть и атаман по определению был обречен ежедневно рисковать жизнью. Захарченко продержался четыре года, что говорит и о ловкости, и о смелости, и о воле. Но вот в последний день лета 2018-го звезды сложились неудачно для лидера. Бомба, запрятанная в люстру, взорвалась точно, когда атаман вошел в кафе, которым владел начальник его охраны. Очевидно, исполнители покушения находились в окружении Захарченко...
Прямая речь
3 СЕНТЯБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Минский формат урегулирования, похоже, уже неживой, умер ещё раз. На данный момент лучшее из возможных решений – заморозка конфликта.
В СМИ
3 СЕНТЯБРЯ 2018
«Коммерсант»: Особое беспокойство вызывают возможные последствия убийства лидера ДНР для урегулирования конфликта в Донбассе
В блогах
3 СЕНТЯБРЯ 2018
Игорь Яковенко: Убиты и сбежали те, с кем невозможно ни о чем говорить, те, кому нет смысла сдаваться в силу тяжести совершенных преступлений. 
Сенцову – Нобелевскую премию мира!
29 АВГУСТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Лех Валенса выдвинул Олега Сенцова на Нобелевскую премию мира. Если Нобелевский комитет поддержит и украинский режиссер станет Нобелевским лауреатом, режим Путина автоматически становится в один ряд с гитлеровским режимом и военной хунтой Мьянмы. Именно в этих режимах Нобелевскими лауреатами становились люди, которым премии не могли быть вручены лично, поскольку лауреат находился в заключении. Именно так обстояло дело с немецким антифашистом Карлом фон Осецким, которому Нобелевская премия была присуждена в 1935 году, и с оппозиционным политиком Аун Сан Су Чжи...
Прямая речь
29 АВГУСТА 2018
Николай Сванидзе: Власть закрывает глаза на ситуацию вокруг него и делает это принципиально и последовательно. Так что мой прогноз по Олегу Сенову в принципе пессимистичный.
В СМИ
29 АВГУСТА 2018
Ведомости: «Выдвигаю Олега Сенцова на Нобелевскую премию мира», - написал Валенса. Он отметил, что осужденный режиссер воплотил «все те идеалы», которые руководили им самим.
В блогах
29 АВГУСТА 2018
Александр Морозов: Это очень хороший и ожидаемый шаг. Путинский режим должен - как и военная диктатура в Бирме - иметь у себя в тюрьме Нобелевского лауреата. 
Вы что, украинец?
29 АВГУСТА 2018 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
До недавней поры автор почти с наслаждением подмечал, что тема обсуждений текущей ситуации в Украине заметно подотпустила наших сограждан. По крайней мере, здесь, в Сибири. Видимо живем слишком далеко от непосредственного субъекта международного права, который своими внутренними делами еще недавно вызывал такой горячий отклик в душе и обывателя (и тех, кто формально к ним себя не относит).
Путин потом скажет: «Он же сам умер…»
9 АВГУСТА 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Скоро будет три месяца, как в колонии на севере России держит голодовку украинский кинорежиссер Олег Сенцов. Он выдвигает единственное требование – освобождение всех украинских политических заключенных. В списке шестьдесят четыре имени. Самого себя он в список не включил. Надежду на разрешение этого гуманитарного кризиса многие связывали с чемпионатом мира по футболу. Дескать, лидеру России захочется в преддверии «всемирного праздника большого футбола» сделать жест доброй воли, продемонстрировать миру, что у российской власти человеческое лицо. Мол, мы тут не только пассажирские самолеты сбиваем и нарезаем себе чужие территории, но и способны время от времени проявлять сострадание и милосердие...