Дело Pussy Riot
23 ноября 2017 г.
Справедливость по-русски: простить и забыть

ИТАР-ТАСС

Российская власть одаривает общество амнистией и помилованием как благодеянием, а на самом деле это продолжение вечной кабалы. Российское бесправие, положа руку на сердце, держится не только на силе, но и на общественном согласии с ним. Выражается оно в давно известной всем формуле о том, что суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. Законы сами по себе, а применение их – само по себе.

Здесь между властью и обществом достигнут удивительный консенсус. Власть не заинтересована в правовом государстве и диктате закона, она предпочитает применять закон избирательно, сообразуясь со своими прагматическими интересами. Строгое соблюдение законов ограничило бы возможности произвола. Общество, в свою очередь, радуется безнаказанности при нарушении суровых, но не обязательных для исполнения законов. Все друг другом довольны!

Институты амнистии и помилования продолжают традицию неисполнения законов. При некачественном правосудии амнистия и помилование могут корректировать так называемые ошибки правосудия, а проще говоря, его убогость, жестокость и продажность. При этом власть выступает в роли благодетеля, а общество призвано радоваться такому великодушие и воспевать руководителей государства. Сегодня, правда, охотников воспевать Владимира Путина не так уж много, но даже в либеральных кругах амнистия и помилование воспринимаются с благодарностью. К сожалению, российская власть страдает синдромом самодержавия, а российское общество – трудноизлечимой многовековой болезнью холопства.

Амнистия и помилование идеально вписываются в антиправовую систему, укоренившуюся в России. Гражданам обращаться за прощением или снисхождением привычнее и проще, чем за справедливостью. Это многовековая традиция, преодолеть которую не так-то просто. К тому же эта традиция поддерживается властью, заинтересованной решать вопросы, опираясь на понятия, а не на право. Вдобавок ко всему обращение за милостью легитимирует дурно избранную или вовсе не избранную власть. Это то, в чем она нуждается больше всего. Амнистия, в свою очередь, одним росчерком пера перечеркивает все правосудие, не только «прощая» осужденного, но и лишая его всякой возможности апеллировать к закону и доказывать свою невиновность.

У амнистии и помилования есть и другая, не столь очевидная на первый взгляд, сторона. Освобождение определенной категории преступников от наказания нарушает принцип равенства граждан перед законом. Например, по последней амнистии освобождаются от дальнейшего наказания некоторые категории осужденных, которым исполнилось 60 лет. Эти счастливчики выйдут на свободу. А те, кому пока еще только 59, останутся сидеть. Как быть с равенством граждан перед законом? Почему одни освобождаются от исполнения приговора, а другие нет? Какими разумными доводами обосновано различное к ним отношение?

Есть и еще одна проблема – права потерпевших. Люди, пострадавшие от преступных действий, вправе ожидать наказания преступников. Государство, милуя или амнистируя осужденных, мнением потерпевших не интересуется. Как же тогда быть с конституционными гарантиями судебной защиты и правом потерпевших на доступ к правосудию?

Помилование и амнистия традиционно ценятся в России как инструменты компенсации судебной несправедливости. Это очень понятное явление. Характерная реакция по поводу даже самой куцой амнистии: «Ну, хоть кто-то освободится, и то хорошо». Теория «малых дел» и довольствование крохами милосердия приветствуются властью, системно нарушающей права человека. Освобождая от отбывания наказания самых известных своих политических противников или самых обездоленных, которым сострадает общество, власть снижает градус общественного недовольства, поправляет свой имидж и в то же время сохраняет в неприкосновенности систему, которая будет и дальше делать то, что делала прежде.

В известной мере институты амнистии и помилования напоминают международную гуманитарную помощь, систематическое и длительное получение которой дезорганизует экономику и отбивает охоту к проведению жизненно необходимых реформ. Уповая на амнистию и помилование, общество внутренне смиряется с неизбежностью исковерканного правосудия и капитулирует перед необходимостью совершенствовать или вовсе менять власть.

Не случайно в странах с высоким уровнем правосудия амнистия не слишком частое явление. В эталонной, на мой взгляд, англо-саксонской правовой системе амнистия вообще отсутствует. Там нет необходимости корректировать погрешности правосудия таким неизбирательным способом. Для исправления судебных ошибок есть другие законные механизмы.

Россия — страна консервативная. По-настоящему правовой она не была никогда, лишь иногда приближаясь к стандартам правового государства, но чаще находясь от них на очень приличном отдалении. Большинство наших соотечественников предпочитает довольствоваться имеющимся, ожидая от всяких перемен только худшего. Это сковывает инициативу и препятствует развитию.

Что уж говорить об отказе от явных или мнимых преимуществ в пользу изменения системы. Ведь действительно еще неизвестно, к чему эти изменения приведут. Пока что по амнистии или помилованию освобождаются, в том числе, и невиновные. Естественно, мы все радуемся этому. Однако то, что такая система восстановления справедливости консервирует убогое российское правосудие, общество даже не обсуждает. Такой темы просто нет. А зря, такое обсуждение было бы, по меньшей мере, полезно. Бесконечно довольствуясь крохами с государственного стола, мы обрекаем себя на вечное прозябание в стране правового произвола.


Фото ИТАР-ТАСС/ Виктор Хребтов













  • Ирина Карацуба: Понимания того, что они на самом деле сделали, конечно, не было, и нет, и не предвидится в ближайшем будущем.

  • Известия: Более трети россиян (38%) не одобряют освобождение из колонии участниц панк-группы Pussy Riot в ходе объявленной амнистии.

  • Михаил Павлов: Мой добрый народ...

    Молодая Гвардия Единой России: Надо больше и продуктивнее работать над репутацией, девочки.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Треть россиян недовольна амнистией участниц панк-группы
3 ФЕВРАЛЯ 2014 // БОРИС ДУБИН
ВЦИОМ провел опрос, как россияне оценивают освобождение участниц панк-группы Pussy Riot в рамках амнистии. Спустя полтора года после вынесения приговора доля респондентов, поддерживающих это решение, возросла с 31% до 44%. Пятая часть опрошенных (22%) полагает, что наказание было слишком мягким и его следовало ужесточить. О чрезмерной суровости приговора в 2014-м респонденты говорят реже, чем в 2012 году (19% против 33%). 38% выражают недовольство освобождением девушек по амнистии. Между тем, за судьбами участниц группы после вынесения приговора наши сограждане в целом не следили (82%). Интерес к теме проявляли лишь 14% всех опрошенных, чаще других — сторонники непарламентских партий (35%) и жители обеих столиц (29%).
В блогах
3 ФЕВРАЛЯ 2014
Михаил Павлов: Мой добрый народ... Молодая Гвардия Единой России: Надо больше и продуктивнее работать над репутацией, девочки.
Прямая речь
3 ФЕВРАЛЯ 2014
Ирина Карацуба: Понимания того, что они на самом деле сделали, конечно, не было, и нет, и не предвидится в ближайшем будущем.
В СМИ
3 ФЕВРАЛЯ 2014
Известия: Более трети россиян (38%) не одобряют освобождение из колонии участниц панк-группы Pussy Riot в ходе объявленной амнистии.
В блогах
29 ДЕКАБРЯ 2013
Александр Подрабинек: Цензура - это не когда Капков запрещает постановку в Гоголь-центре... Марат Гельман: Зачем Сергею Капкову запрещать премьеру фильма в Гоголь центре?
Прямая речь
29 ДЕКАБРЯ 2013
Кирилл Серебренников: Еще недавно я во всех интервью твердил, как мантру: "В театре нет цензуры, в театре нет цензуры, в театре нет..."
В Москве запрещена демонстрация фильма о Pussy Riot
29 ДЕКАБРЯ 2013 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Столичная общественность бурлит, социальные сети закипают — глава департамента культуры правительства Москвы наложил свое сановное вето на показ российско-английского фильма о процессе надPussyRiot. Фильма, который уже завоевал международное признание, получил достаточно престижную премию и номинирован на «Оскар». Демонстрация должна была состояться 29 декабря в «Гоголь-центре», по окончании планировалась дискуссия с участием самих героинь фильма. Общий благожелательный тон, в котором выдержано письмо чиновника, явно не чуждого русской словесности, не должен никого обманывать.
«Я хочу разрушать круговую поруку»
24 ДЕКАБРЯ 2013 // ВАЛЕРИЙ БОРЩЕВ
В интервью «Новой газете» Надежда Толоконникова заявила, что намерена заниматься защитой прав заключенных, прежде всего тех, кто находится в мордовских колониях. «Я хочу разрушать круговую поруку», сказала она. Это довольно распространённое явление, когда сидельцы в колониях и в лагерях становятся правозащитниками. Сидение в тюрьме — очень важный жизненный опыт, иногда он сильно влияет на людей: возьмите Александра Солженицына, до лагеря это был один человек, а вышел другой. Судя по тому, что говорила Толоконникова, у меня есть надежда, что она действительно встанет на правозащитную стезю.
В блогах
24 ДЕКАБРЯ 2013
mihooy: Как-то их совсем не тянет к семейному очагу…  Marina Nevskaja: Пусть займётся улучшением колоний - больше толку
Прямая речь
24 ДЕКАБРЯ 2013
Анна Каретникова: Даже бывшие сотрудники исправительных ведомств могут быть правозащитниками. Людмила Алексеева: Правозащитник ни капитала, ни славы не наживёт.