Итоги года
18 ноября 2017 г.
Итоги года. Направление — вниз
9 ЯНВАРЯ 2014, НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ

Мария Олендская / ЕЖ

Никто не спорит с очевидностью того факта, что весь прошедший год, словно месяц багрянцем, окрасился сенсационным выходом МБХ по президентскому помилованию и освобождением Марии Алехиной и Надежды Толконниковой по амнистии. Если к этомуприсовокупитьеще и выход по той же амнистии нескольких «болотных», то складывается картина светлая и даже благостная. Однако, как выражался во времена моей комсомольской юности профессор Валентин Зорин, «солнце встает над Капитолием, но нет улыбок на лицах простых американцев».

Впечатление такое, что освобождение узников с мировыми именами на самом деле не принесло радости никому, кроме них самих, их близких и тех относительно немногочисленных граждан, которые за них искренне переживали.

Оппозиция потеряла превосходные, бесспорные и не отбиваемые аргументы в борьбе с режимом, ничего не приобретя взамен. Совершенно ясно, что кто бы ни говорил, включая самого Михаила Борисовича, что и его, и девочек выпустили вовсе не благодаря могучему давлению гражданского общества, а исключительно вследствие поменявшегося из-за Олимпиады, Майдана, переговоров с фрау Меркель, шут знает из-за чего еще, настроения В.В. Путина. Путин сел с карандашиком, посчитал «за» и «против» и пришел к выводу, что, пожалуй, ему накладнее будет эту шайку дальше мариновать, чем отпустить. А если бы он пришел к иному выводу, гражданское общество могло бы хоть утопиться в полном составе — это никак бы не повлияло на окончательное решение. Как и вообще, кстати говоря, мало бы на что повлияло.

Столь же разочаровывающе для оппозиции, хотя и совершенно ожидаемо прозвучали слова МБХ, что он не собирается ни мстить, ни заниматься политикой. И хотя он сказал именно то, что мог и должен был (все другое прозвучало бы непростительной хлестаковщиной), многие испытали разочарование. И теперь думают, хотя сами этого стыдятся, что, конечно, наконец-то, что слава Богу, что уж отчаялись и т.д., но вообще-то для общего дела проку от всех этих страдальцев больше было в тюрьме, чем на воле в дорогом отеле.

С другой стороны, и у власти нет оснований слишком высоко подбрасывать в воздух фуражки с нежно-голубым околышем. Да, сам ли он придумал или немцы его надоумили, но Путин сделал объективно сильный ход. Ему удалось разом сбросить все наиболее болезненные свои проблемы, персонифицированные, имеющие знаковые имена и лица, проблемы, которые, словно камень на шее, тянули на дно его международную репутацию. Если Ходорковский иPussy Riotосвободились из тюрьмы, то Путин освободился от Ходорковского иPussy Riot.

А все равно не хотелось их выпускать из своих когтей. Ведь могли бы еще посидеть, кому мешали? И передовой отряд прокурорских и судейских уже раскатал губу на «третье дело ЮКОСа», да и дальше жизнь не заканчивается, а тут гипс снимают, клиент уезжает. Обидно, конечно, и осадок остался.

Кроме того, любимая деза, что прошение МБХ означает признание его вины, сразу не прошла, а она была важной пропагандистской частью всей операции «помилование». Но главное, сама эта операция с выдворением оказалась по почерку настолько узнаваемо советской и спецслужбистской, настолько явно вызвала ассоциации с Солженицыным и Буковским, была проведена в такой хмурой, жесткой манере и с такой нескрываемой неохотой, что в значительной мере обесценила саму акцию, свела едва ли не к нулю ее гуманитарную пиаровскую составляющую. Путин словно подчеркивает, что помилование и амнистия, особенно личных врагов, ему в принципе поперек горла, и идет он на эти безобразия только в силу политической необходимости. Это, с одной стороны, свидетельствует о внутренней последовательности президента, с другой — о его стилистическом однообразии. И в любом случае не способствует формированию образа владыки милостивого и милосердного.

Все вышесказанное посвящено хорошему, даже очень хорошему, что случилось в прошедшем году. Остальное было по большей части плохо и очень плохо.

Агрессивный ультраконсервативный поворот наметился в стране еще в ходе президентской кампании 2012 года, и тогда же была обеспечена его законодательная база — от летнего «антигражданского» пакета и, через мракобесный процесс надPussy Riot, до зимнего «антисиротского закона». Однако произошел этот поворот уже в 2013-м.

Именно в 2013-м консерватизм фактически был провозглашен государственной идеологией. Мало того, Россия теперь активно позиционируется как мировой оплот консерватизма, последовательный защитник традиционных, прежде всего семейных и религиозных, ценностей в борьбе с глобальным злом — либерализмом и толерантностью.

«Ультраконсервативный поворот» — политологическое определение. Более наглядным и при этом вполне точным представляется предложенный Алексеем Кудриным термин «архаизация». Но так или иначе, речь идет о реакционной волне, изоляционистской и ксенофобной, причем не только и даже — пока — не столько в национальном, сколько в культурно-этическом смысле, по идеологии и движущим силам волне клерикально-чекистской. Эта волна накрывает страну, встречая минимальное сопротивление. Поскольку именно здесь, в базовых, системообразующих позициях патернализма, иждивенчества, иррационального и оттого непреодолимого антизападничества, глубинного недоверия к просвещению и восприятия демократии как естественного и неограниченного права силы — происходит таинство единения власти и широких народных масс.

Сейчас мы наблюдаем характерную «революцию назад», стремительное цивилизационное отступление. Оно выражается в попытке, во многом успешной, отправить страну по исторической наклонной плоскости изXXIвека не то на станцию «Советская», не то в гранитно-ледяную николаевскую Россию, не то еще дальше — в глухую и темную допетровскую Московитскую Русь.

Сейчас, перед Олимпиадой, на которую Владимир Путин по логически необъяснимым причинам делает огромную личную ставку, это скольжение вниз несколько замедлилось. В частности, налицо ослабление гомофобной кампании. Однако ни это, ни выход на свободу знаменитых тюремных сидельцев, к сожалению, не означает смены вектора движения страны.

Фотография ЕЖ













  • Аркадий Дубнов: Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: Весь прошлый год для ФСБ и других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Это выразилось в припадке шпиономании.

  • Нателла Болтянская: Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Мина замедленного действия
8 ЯНВАРЯ 2017 // МИХАИЛ ХОМЯКОВ
Окончание года – традиционное время подведения итогов в самых разных областях. Если говорить об экономике, точнее о российской экономике, то главным итогом стало плавное перетекание из кризиса в застой. Никакого восстановительного роста на горизонте не просматривается, и нынешняя стагнация (теперь это принято называть стабилизацией), скорее всего, выльется в новую волну кризиса. Хорошо, если это случится после президентских выборов 2018 года. В противном случае поиски «виноватых» могут вылиться в весьма неприятную кампанию, которая совпадет с предвыборной. Кто в этой кампании будет назначен виновным в народных горестях, очевидно.
Итоги без итогов и итоги с итогами
8 ЯНВАРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Когда я только задумывал статью про итоги 2016 года, мне сначала показалось, что это будут «итоги без итогов». Ведь мы — все те, кто когда-то связал свою судьбу с либеральным проектом — находимся все там же, в том же месте и в том же кругу проклятых вопросов. Буквально как в прошлый год, как в позапрошлый. Эти вопросы: Крымнаш — Крымненаш. И как (главное!) ужиться в одной стране двум социальным партиям, которые позиционируются прямо противоположным образом. Путин «уйдет — не уйдет», то есть начнется ли назревшая трансформация режима и что (главное!) произойдет за дверью этой трансформации, возможно, что ничего хорошего. И конечно, проблема «национальной идентичности».
Итоги года. Страна вернется
7 ЯНВАРЯ 2017 // НИКИТА КРИВОШЕИН
Просьба к Снегурочке (к ней революционный экипаж прислушается внимательнее, чем к патлатому деду): прибыть на легендарный крейсер «Аврора». Ей там понравится — всё отделано заново, надраено и блестит! Водят экскурсии пионеров. Перед ними красуются безобразные старые большевики. Снегурочка уговорит матросов дать залпы отбоя того залпа, который просигналил запуск великого Октября. Первые снаряды, безвредные для людей, как нейтронная бомба, – прямо в Щукинский особняк, что на Краской площади Москвы, чтоб ни гранита, ни чучела внутри. Заодно и подельников чучела, которые у Кремля ему компанию составляют, в геенне раздолбать так, чтобы вспомнили о самокритике.
Итоги года. Церковь больше не гражданская сила
7 ЯНВАРЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В прошедшем году с Русской православной церковью произошла довольно важная метаморфоза: она перестала заявлять о себе как о самостоятельной общественной силе и почти полностью перешла к тактике доминирования в обществе за счет властного ресурса. Церковь в России не строит больницы и школы, даже не глядит в сторону подростков «из сетей» и, когда они хотят убить себя, не делает ни полшага, чтобы попытаться их остановить. Церковь в России безразлична к судьбам бедняков, неважно, употребляют они «боярышник» или нет. И начинает хоть как-то помогать им, только когда они окончательно превращаются в бомжей, да и то не всегда.
Итоги года. Блеск и нищета православного глобализма
7 ЯНВАРЯ 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Что ни говорите, а все-таки побаиваются власти — и светские, и духовные — публичного слова. Вот и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий на традиционном ежегодном епархиальном собрании посетовал на то, что «упадок нравственности, разные глупости и недостатки — все становится достоянием интернета. И всякий человек может приписать нам мнимые или действительные пороки». Боятся, боятся церковные топ-менеджеры обсуждения реальных проблем, как внешних, так и внутренних. Поэтому и зачищают они церковные СМИ «от либералов», от тех, кто способен развернуть и поддержать на должном уровне дискуссию. В качестве примера достаточно назвать ответственного редактора Журнала Московской патриархии Сергея Чапнина, оказавшегося не у дел.
Итоги года. «Сучий потрох»
6 ЯНВАРЯ 2017 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Главные события года, если высыпать из мешка, выглядят так: продолжение падения доходов населения, допинговый скандал, думские выборы, Сирия, Брекзит в Англии и победа Трампа на президентских выборах в США. Все они жеваны-пережеваны, и оценить их в целом можно как очень неважные для России и, при этом, вполне себе неплохие для Путина. Причем данная ситуация уже не представляется парадоксальной. Особняком стоит еще не отрефлексированная трагедия Ту-154. Хотя впереди Новый год, и велика вероятность, что под это дело все будет с одной стороны замято, с другой — заедено, запито и забыто.
Итоги года. Черно-белый спорт
6 ЯНВАРЯ 2017 // АНТОН ОРЕХЪ
Владимир Владимирович любит вспоминать анекдот про черную и белую полосы. Ну, так и мы, подводя итоги спортивного года, вспомним этот же анекдот. И скажем, что то, что год назад казалось черной полосой, теперь кажется, ну, не то чтобы белой, но тогда выглядело еще на так мрачно, как нынче. Впрочем, мы же помним, что белое и черное — понятия относительные. Могло быть лучше, но могло и гораздо хуже. Могли не только паралимпийцы, но и все атлеты из России посмотреть Олимпиаду дома по телевизору. А так хоть и в кастрированном составе, но поехали. И со спортивной точки зрения выступление нашей сборной в Рио было великолепным. Однозначно лучше, чем можно было предположить в приступе самого безудержного оптимизма. Собственно, это и стало единственным положительным впечатлением от спорта за весь год.
Спецслужбы: итоги 2016
5 ЯНВАРЯ 2017 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год начался под знаком усиления интернет-цензуры, продолжился репрессиями против блогеров, а закончился американскими санкциями против руководства ГРУ за хакерские атаки на серверы демократической партии во время президентской избирательной кампании. На первый взгляд все это звучит не слишком радоcтно, но несколько поводов для оптимизма в будущем остаются. Для российских спецслужб год значил окончание проекта «новое дворянство» и появление новой модели работы Кремля с ФСБ и другими силовиками. Хотя создание Национальной гвардии на месте Внутренних войск МВД отражает страх Кремля перед возможными протестными акцими на фоне экономического кризиса, в целом “новые дворяне” перестали быть кадровым резервом путинской политической элиты.
Итоги года. Год сенсаций и риска
5 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2016 год стал сенсационным для современного мира. Вначале «Брэксит», потом избрание Дональда Трампа президентом США, а в течение почти всего года – лидерство Марин Ле Пен во французских президентских рейтингах. Только в декабре ее обошел новый фаворит правоцентристов Франсуа Фийон. Добавим к этому трехтуровые выборы в Австрии (оказывается, такое происходит не только в Украине, но и в «старых демократиях»), которые с большим трудом выиграл системный кандидат. И поражение правительства на референдуме в Италии, вызвавшем отставку премьера Маттео Ренци.
Украина-2016: между зрадой и перемогой
4 ЯНВАРЯ 2017 // ИННА БУЛКИНА
Украина прожила еще один год в «новой политической реальности»: еще один год войны, мобилизационной экономики, низкой гривны, сокращения социальных программ и повышения коммунальных тарифов. Ровно год назад, подводя итоги 2015-го, мы писали здесь, что едва ли не главным своим положительным достижением украинская власть считала пресловутый «безвиз». В самом деле, в декабре 2015-го Европейская комиссия обнародовала положительный отчет о выполнении Украиной «Плана действий визовой либерализации», предполагалось, что уже к лету украинцы смогут ездить в Европу по биометрическим паспортам.