Итоги года
23 октября 2017 г.
Итоги года. Ушли в отрыв
8 ЯНВАРЯ 2014, ФЕДОР ЛУКЬЯНОВ

ИТАР-ТАСС

В 2014 год Россия вступает с парадоксальными внешнеполитическими итогами. Невозможно отрицать, что за предшествующие 12 месяцев вес страны на международной арене вырос. Москве удалось капитализировать свою твердую и неуступчивую позицию по сирийскому вопросу предшествующих двух лет в явный дипломатический успех сентября. Предложенный Владимиром Путиным вариант решения проблемы химического оружия оказался очень кстати почти всем, в первую очередь Вашингтону, который запутался в собственных заявлениях и намерениях на Ближнем Востоке. Россия содействовала «перемирию» США с Ираном, сохраняя сбалансированные отношения с разными сторонами. И в сирийском, и в иранском случае действия Кремля предотвратили либо как минимум отсрочили масштабные военные вмешательства с непредсказуемым результатом, что полезно с точки зрения поддержания глобальной стабильности.

Вообще если год назад казалось, что Россия безнадежно теряет позиции на Ближнем Востоке, цепляясь за режим Асада, то теперь вдруг выясняется, что именно Россия привлекает наибольшее внимание и воспринимается как важный и перспективный собеседник даже теми, кого категорически не устраивает ее позиция в Сирии. Последовательность внушает большее уважения, чем шараханья в попытке угадать «правильную сторону истории».

Россия проявила себя как чуть ли не единственная в мире страна, которая способна не поддаваться давлению Соединенных Штатов. Связываться с Эдвардом Сноуденом не захотел никто — Европа просто боится США, Китай дальновидно отправил беглеца дальше в Россию, даже громогласные антиамериканские режимы в Венесуэле и на Кубе явно не горели желанием принять перебежчика.

Осенняя коллизия вокруг Украины продемонстрировала, что на постсоветском пространстве Москва по-прежнему обладает рычагами, способными нейтрализовать политику Европы или Соединенных Штатов. Америка, впрочем, и так не проявляет большого интереса и активности, а ЕС, которому не удалось добиться привязки Киева к себе «на халяву», похоже, может просто потерять драйв, столкнувшись с серьезным сопротивлением.

В общем, если оценивать собственно внешнеполитическое мастерство и способность добиваться поставленных целей, то высшее российское руководство и МИД заслужили высокие оценки. Не случайно Владимир Путин возглавил список наиболее влиятельных мировых лидеров по версии журнала «Форбс», а Сергей Лавров удостоился вдумчивых статей в ведущих западных изданиях, которые признали его одним из наиболее выдающихся дипломатов современности.

Парадоксальность же заключается в том, что все эти успехи уходят во все больший отрыв от публичного восприятия — России в мире и российской внешней политики в стране.

Что касается международного отношения, то, признавая и оценивая изощренность отечественной внешней политики, сторонние наблюдатели, причем не только на западе, но и на востоке, не меняют своего взгляда на Россию как страну угасающую. Широко распространено мнение, что при нынешней структуре экономики, очень зависимой от международной конъюнктуры, и демографических трендах, которые могут корректироваться, но не меняются качественно, роль России в мире будет уменьшаться. Нынешний всплеск рассматривается как едва ли не последнее оживление перед неизбежным спадом. Способность же России резко изменить систему приоритетов в международных связях, уйдя от примата престижа и статуса в пользу решения практических проблем развития, оценивается низко. А амбиции, не соответствующие реальным возможностям, все равно приведут к тому, что «пузырь» лопнет. На Западе об этом говорят открыто, на Востоке исходят из этого негласно, хотя с удовольствием используют российскую активность в своих целях.

Что же касается отношения внутри России, то оно своеобразно. Дипломатические успехи, естественно, пользуются популярностью, большинству населения приятно ощущать свою страну влиятельным участником международных процессов. Однако чистая дипломатия как самодостаточное ремесло отрывается от понимания конкретных интересов. Справедливости ради надо сказать, что интересы, которые можно было бы назвать по-настоящему национальными, то есть исходящими не только от профессиональных бюрократов, просто не сформулированы. Российское общество в целом привыкло считать, что внешняя политика и большая стратегия — это нечто, чем занимается власть. Им наверху, мол, виднее. Такой взгляд тем более укрепился при Владимире Путине, международный курс которого опирался на довольно широкий общественный консенсус. Идея восстановления позиций России в мире устраивала большую часть населения, тем более что, несмотря на временами очень жесткую риторику, Путин всегда действовал осмотрительно и реактивно, не переходя опасную грань.

Сегодня общество пробуждается и начинает постепенно осознавать себя как активную силу. Происходит это медленно, и, конечно, среди первоочередных интересов граждан — не вопросы внешней политики. Однако эмансипация обязательно коснется и международной сферы. А общественные представления о том, какой могла бы и должна быть российская дипломатическая линия, весьма разнообразны и разнонаправлены. В обозримом уже будущем возникнет вопрос: кто конкретно и в какой степени является бенефициаром отечественной внешней политики. Как она отвечает интересам отраслевых групп, религиозных объединений, национальных сообществ, различных социальных страт и прослоек. Ведь они зачастую не просто не совпадают, но и противоречат друг другу. Условно говоря, активный средний класс, как бы его ни идентифицировать, и пенсионеры по-разному видят место России в мире, мусульмане могут иметь позицию по «арабской весне», заметно отличную от официальной, различные сегменты отечественной экономики ориентированы на разные международные приоритеты. Ну и так далее — Россия настолько многообразная страна, что степень дробления по взглядам почти бесконечна.

Показательна победа в «битве за Киев». Россия явно переиграла Евросоюз, сломав всю его игру и сведя на нет политику «Восточного партнерства». Но вложение 15 миллиардов долларов из Фонда национального благосостояния в ценные бумаги государства, находящегося в преддефолтном состоянии, не только противоречит правилам обращения с этими средствами, но и вызывает сомнения в целеполагании. В чьих это интересах, если брать не отвлеченные позиции государства в международной табели о рангах, а конкретные нужды различных групп населения?

Пока все это не особенно сказывается на процессе. Однако именно на фоне внешнеполитических успехов наглядно проявляется, что они как будто висят в воздухе, радуя глаз, но не будучи укорененными в почве. И широкая дискуссия о месте России в мире в следующие десятилетия, о целях и средствах ее развития пока не ведется вовсе — ни в обществе, ни даже в интеллектуальных кругах. А без нее обе упомянутые проблемы восприятия — и внешнего, и внутреннего — будут только усугубляться.

Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин













  • Аркадий Дубнов: Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: Весь прошлый год для ФСБ и других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Это выразилось в припадке шпиономании.

  • Нателла Болтянская: Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Мина замедленного действия
8 ЯНВАРЯ 2017 // МИХАИЛ ХОМЯКОВ
Окончание года – традиционное время подведения итогов в самых разных областях. Если говорить об экономике, точнее о российской экономике, то главным итогом стало плавное перетекание из кризиса в застой. Никакого восстановительного роста на горизонте не просматривается, и нынешняя стагнация (теперь это принято называть стабилизацией), скорее всего, выльется в новую волну кризиса. Хорошо, если это случится после президентских выборов 2018 года. В противном случае поиски «виноватых» могут вылиться в весьма неприятную кампанию, которая совпадет с предвыборной. Кто в этой кампании будет назначен виновным в народных горестях, очевидно.
Итоги без итогов и итоги с итогами
8 ЯНВАРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Когда я только задумывал статью про итоги 2016 года, мне сначала показалось, что это будут «итоги без итогов». Ведь мы — все те, кто когда-то связал свою судьбу с либеральным проектом — находимся все там же, в том же месте и в том же кругу проклятых вопросов. Буквально как в прошлый год, как в позапрошлый. Эти вопросы: Крымнаш — Крымненаш. И как (главное!) ужиться в одной стране двум социальным партиям, которые позиционируются прямо противоположным образом. Путин «уйдет — не уйдет», то есть начнется ли назревшая трансформация режима и что (главное!) произойдет за дверью этой трансформации, возможно, что ничего хорошего. И конечно, проблема «национальной идентичности».
Итоги года. Страна вернется
7 ЯНВАРЯ 2017 // НИКИТА КРИВОШЕИН
Просьба к Снегурочке (к ней революционный экипаж прислушается внимательнее, чем к патлатому деду): прибыть на легендарный крейсер «Аврора». Ей там понравится — всё отделано заново, надраено и блестит! Водят экскурсии пионеров. Перед ними красуются безобразные старые большевики. Снегурочка уговорит матросов дать залпы отбоя того залпа, который просигналил запуск великого Октября. Первые снаряды, безвредные для людей, как нейтронная бомба, – прямо в Щукинский особняк, что на Краской площади Москвы, чтоб ни гранита, ни чучела внутри. Заодно и подельников чучела, которые у Кремля ему компанию составляют, в геенне раздолбать так, чтобы вспомнили о самокритике.
Итоги года. Церковь больше не гражданская сила
7 ЯНВАРЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В прошедшем году с Русской православной церковью произошла довольно важная метаморфоза: она перестала заявлять о себе как о самостоятельной общественной силе и почти полностью перешла к тактике доминирования в обществе за счет властного ресурса. Церковь в России не строит больницы и школы, даже не глядит в сторону подростков «из сетей» и, когда они хотят убить себя, не делает ни полшага, чтобы попытаться их остановить. Церковь в России безразлична к судьбам бедняков, неважно, употребляют они «боярышник» или нет. И начинает хоть как-то помогать им, только когда они окончательно превращаются в бомжей, да и то не всегда.
Итоги года. Блеск и нищета православного глобализма
7 ЯНВАРЯ 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Что ни говорите, а все-таки побаиваются власти — и светские, и духовные — публичного слова. Вот и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий на традиционном ежегодном епархиальном собрании посетовал на то, что «упадок нравственности, разные глупости и недостатки — все становится достоянием интернета. И всякий человек может приписать нам мнимые или действительные пороки». Боятся, боятся церковные топ-менеджеры обсуждения реальных проблем, как внешних, так и внутренних. Поэтому и зачищают они церковные СМИ «от либералов», от тех, кто способен развернуть и поддержать на должном уровне дискуссию. В качестве примера достаточно назвать ответственного редактора Журнала Московской патриархии Сергея Чапнина, оказавшегося не у дел.
Итоги года. «Сучий потрох»
6 ЯНВАРЯ 2017 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Главные события года, если высыпать из мешка, выглядят так: продолжение падения доходов населения, допинговый скандал, думские выборы, Сирия, Брекзит в Англии и победа Трампа на президентских выборах в США. Все они жеваны-пережеваны, и оценить их в целом можно как очень неважные для России и, при этом, вполне себе неплохие для Путина. Причем данная ситуация уже не представляется парадоксальной. Особняком стоит еще не отрефлексированная трагедия Ту-154. Хотя впереди Новый год, и велика вероятность, что под это дело все будет с одной стороны замято, с другой — заедено, запито и забыто.
Итоги года. Черно-белый спорт
6 ЯНВАРЯ 2017 // АНТОН ОРЕХЪ
Владимир Владимирович любит вспоминать анекдот про черную и белую полосы. Ну, так и мы, подводя итоги спортивного года, вспомним этот же анекдот. И скажем, что то, что год назад казалось черной полосой, теперь кажется, ну, не то чтобы белой, но тогда выглядело еще на так мрачно, как нынче. Впрочем, мы же помним, что белое и черное — понятия относительные. Могло быть лучше, но могло и гораздо хуже. Могли не только паралимпийцы, но и все атлеты из России посмотреть Олимпиаду дома по телевизору. А так хоть и в кастрированном составе, но поехали. И со спортивной точки зрения выступление нашей сборной в Рио было великолепным. Однозначно лучше, чем можно было предположить в приступе самого безудержного оптимизма. Собственно, это и стало единственным положительным впечатлением от спорта за весь год.
Спецслужбы: итоги 2016
5 ЯНВАРЯ 2017 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год начался под знаком усиления интернет-цензуры, продолжился репрессиями против блогеров, а закончился американскими санкциями против руководства ГРУ за хакерские атаки на серверы демократической партии во время президентской избирательной кампании. На первый взгляд все это звучит не слишком радоcтно, но несколько поводов для оптимизма в будущем остаются. Для российских спецслужб год значил окончание проекта «новое дворянство» и появление новой модели работы Кремля с ФСБ и другими силовиками. Хотя создание Национальной гвардии на месте Внутренних войск МВД отражает страх Кремля перед возможными протестными акцими на фоне экономического кризиса, в целом “новые дворяне” перестали быть кадровым резервом путинской политической элиты.
Итоги года. Год сенсаций и риска
5 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2016 год стал сенсационным для современного мира. Вначале «Брэксит», потом избрание Дональда Трампа президентом США, а в течение почти всего года – лидерство Марин Ле Пен во французских президентских рейтингах. Только в декабре ее обошел новый фаворит правоцентристов Франсуа Фийон. Добавим к этому трехтуровые выборы в Австрии (оказывается, такое происходит не только в Украине, но и в «старых демократиях»), которые с большим трудом выиграл системный кандидат. И поражение правительства на референдуме в Италии, вызвавшем отставку премьера Маттео Ренци.
Украина-2016: между зрадой и перемогой
4 ЯНВАРЯ 2017 // ИННА БУЛКИНА
Украина прожила еще один год в «новой политической реальности»: еще один год войны, мобилизационной экономики, низкой гривны, сокращения социальных программ и повышения коммунальных тарифов. Ровно год назад, подводя итоги 2015-го, мы писали здесь, что едва ли не главным своим положительным достижением украинская власть считала пресловутый «безвиз». В самом деле, в декабре 2015-го Европейская комиссия обнародовала положительный отчет о выполнении Украиной «Плана действий визовой либерализации», предполагалось, что уже к лету украинцы смогут ездить в Европу по биометрическим паспортам.