Итоги года
22 июня 2018 г.
Итоги года. Цинизм и праведность



Пожалуй, это главное ощущение от всего происходившего в прошедшем году. Цинизм российской власти зашкаливает. Я сама не любитель высоких словес, но сегодня практически в каждом действии наших владык мне мерещится наглая улыбка вседозволенности.

Репрессивные законы? — вот что хотите, но законотворцы — наши люди, нам стоит только бровью повести. И они примут черта в ступе. Будете пикетировать это дело? На здоровье, только мы вас арестуем. И ничего вам объяснять не будем. И плевать нам на законы. Нам главное — удалить вас незамедлительно, чтобы не отсвечивали. Впрочем, когда карта ложится по-иному, мы с такой же легкостью отступаем от собственных установок. Опять же, не трудясь камуфлировать это даже видимостью закона. Так было с делом Навального, когда на улицы Москвы вышли десятки тысяч протестующих. Так произошло, когда им понадобилось навести марафет перед Олимпиадой и наиболее известные политзаключенные были освобождены. Но как…

Часть «болотников» по практически не замеченной обществом амнистии. Толоконникова и Алехина — за пару месяцев до конца знаменитой путинской «двушечки». Ходорковский при обстоятельствах, весьма напоминающих обмены диссидентов 70-80 годов на коммуниста Корвалана или наших пойманных шпионов. Освобождение Ходорковского вообще, простите, выглядит полным произволом, ибо срочно забыты «кровь на руках», уже булькающее под крышкой третье дело и прочие детали. Надо выпустить — так и выпустят без долгих разговоров. Надо посадить — посадят. Все определяется целесообразностью. А эту вашу фанаберию про законы и право вы бросьте.

Обратила внимание: когда задерживают, не считают нужным что-либо объяснять, весело смеются на просьбы представиться… Единственное искреннее чувство, которое можно наблюдать при пристальном взгляде, — ненависть. Они сформировали, как некогда, образ внешнего врага и старательно его ненавидят. Внешний враг — он же внешний мир. Они используют его блага, но культивируют среди охлоса его враждебность. Как им это удается, ума не приложу. Все-таки железный занавес пока отсутствует. Практически все соотечественники знают, каков быт за пределами Великой России, какова продолжительность жизни, каковы успехи. Но соотечественники покорно учатся ненавидеть, вслед за властью…

Вот против проклятых «пиндосов»,приняли закон Димы Яковлева, а он им не нравится… То, что этот закон ударил по сотням маленьких российских граждан — начхать победоносно. У нас и взрослых граждан за людей не держат. Причем никаких. Даже примкнувших. Ибо публичное награждение жен соратников выглядит уже даже не актом цинизма, а, простите, актом публичного испражнения… И все участники этого публичного акта запачканы, следовательно, никоим образом не являются объектами уважения.

Кроме того, отмечу некоторую стагнацию, если угодно, созревшего конфликта власти и общества. Власть нынешняя цинична и нагловата. Ни один из ее столпов не является искренне убежденным ее сторонником. Как я понимаю, среди сталинских палачей таковые были. И гибли в застенках с криком «Да здравствует товарищ…» И среди жертв были… Выходили калеками из лагерей с тем же лозунгом на устах, если вообще выходили. А вот сегодня фанатиков нет. Есть попутчики. Есть молодые низовые сотрудники, которые надеются со временем стать топ-менеджерами, и не стесняются ничего. И есть жертвы, жертвы никчемного телевидения, невеликих подачек и ощущения своей полной зависимости. Они — подданные, а не граждане. Поэтому они ни на что не имеют права, они могут только с благодарностью принимать милость. И ни-ни, хвост не поднимать.

Они покорно дают взятки чиновникам, не помышляя о том, что теоретически бывают чиновники честные. Они покорно становятся жертвами плохого управления, образования, медицины и правоохранения… Они считают любого несогласного возмутителем своего спокойствия. Другое дело, что как раз из их рядов, когда чаша терпения переполняется, выступают люди с вилами… А вот с этими потенциальными вилоносцами у нас работают, их гнев умело направляют то на инородцев, то на геев, то на иностранных агентов… Тут работают низовые сотрудники, и за ними, надо заметить, идут.

По другую, не столь людную сторону баррикад находятся люди, понимающие, что им еще не раз предстоит покататься в автозаке, посетить самый российский суд в мире, увидеть палец, которым крутят у виска в их адрес иные сограждане, и… все же они готовы продолжать то, что делают. Продолжение этой деятельности не связывается с непременным завтрашним успехом, а происходит потому, что не продолжать не получается.

Сегодняшняя, завтрашняя, послезавтрашняя акции, скорее всего, добром не кончатся, но идти надо… Более того, складывается впечатление, что обе противостоящие стороны спокойны, максимум, что видишь из страстей — выплеснутое в соцсети «это звездец какой-то»… Этот звездец становится хроническим, ибо нас с вами уже не проверяют на вшивость, про нас уже точно знают, что мы вшивы. Это я не оскорбить кого-то хочу, это данность, на фоне которой человек поднимается, отпрашивается с работы, откладывает прочие дела и дежурно идет на свою заброшенную баррикаду. Потому что так нужно… Читала в воспоминаниях правозащитников 70-х, что в лагерях им встречались религиозные люди, которые считали советскую власть сатанинской и не хотели жить в предложенных условиях — брать паспорта, например. И за отказ от основного документа, в частности, садились в лагеря. И не выходили на сатанинскую работу в этих лагерях… И гибли в них тысячами. И твердо были уверены в праведности того, что делают.

Сравниваю я их с теми, кто сегодня не согласен с циничной улыбкой российской власти? Нет. И да. Ибо у каждого своя правда, своя праведность и своя степень возможного страдания за эту праведность. Я про тех, у кого наличествует понятие праведности…

Фотография ЕЖ













  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.