Украина
23 сентября 2018 г.
Итоги недели. Майдан ставит вопросы
25 ЯНВАРЯ 2014, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ИТАР-ТАСС

Важнейшие события недели происходили конечно же в Киеве. Украинская столица стала местом уличных боев между радикальной оппозицией и проправительственными вооруженными формированиями (после гибели людей назвать их «правоохранительными» язык не поворачивается). Исход этих столкновений совершенно неясен. Янукович и лидеры представленных в парламенте оппозиционных партий, торгуются почем зря. Результат на момент опубликования текста неизвестен. Янукович старательно намекает, что готов к компромиссу — то ли к тому, что чрезвычайное заседание Рады приостановит принятые «партией власти» драконовские законы, то ли вовсе к отставке правительства. Однако согласятся ли с таким компромиссом радикалы, бесстрашно воюющие с «Беркутом»? Более того, согласятся ли с ним те, кто захватил администрации западных областей? И вообще, есть ли компромисс, с которым они согласятся?

Всю неделю российские политики и аналитики комментировали происходящее в стране, которая после отказа Януковича подписать соглашение с ЕС, вдруг снова стала братской. Официальная Москва решительно давала отлуп иностранному вмешательству в украинские дела. При этом истерический раж был столь силен, что еще чуть-чуть, и американского посла в Киеве обвинили бы в том, что он лично разливал «коктейль Молотова» по бутылкам.

Что до коллег из либерального лагеря, то они (тоже вполне ожидаемо) истово кляли кровавый режим Януковича. Спору нет, ответственность за происходящее лежит именно на украинском президенте. Именно он подписал законы, которые практически запрещают любые формы протеста. Как точно заметил один из наблюдателей, Янукович попытался одним прыжком перепрыгнуть из полудемократической Украины в авторитарную Россию. Путин В.В., отдадим ему должное, шел к этому десять лет, аккуратно и постепенно.

Но стоит ли так уж концентрироваться на критике Януковича? Как раз его-то стратегия более-менее понятна: сохранить личную власть любыми способами. С тактикой тоже ясно. «Победный сценарий» заставить прибывших из Крыма и Одессы «беркутовцев» неделю отстоять под камнями и бутылками с зажигательной смесью, доведя их до состояния полного озверения (состояния, когда за то, чтобы нормально поспать и помыться, пойдешь на любое преступление), и бросить потом на зачистку центра города. Не думая уже о возможном числе жертв и собственном реноме. После этого ничто не помешает тому, что останется от Украины (отделение западных областей представляется сейчас неизбежным), броситься в российско-белорусские объятия: ведь институт выборов в таком случае упраздняется.

Но этот сценарий возможен только при наличии достаточных сил и средств, чтобы установить контроль хотя бы над столицей. А также готовности значительного числа мелких начальников выполнить приказ, который в случае неудачи будет считаться преступным. Если же спецназа и внутренних войск хватает лишь для обороны правительственного квартала, а армия не пожелает вмешиваться, тогда Януковичу, сколько ни петляй, придется с позором уходить. Замечу в скобках, что создавшаяся ситуация просто идеальна для военного переворота. Гражданские — оппозиция и власть — подвели страну к краю пропасти. И тогда появляются генералы во всем белом, отстраняют дискредитировавшего себя президента, вводят чрезвычайное положение, пообещав в самое ближайшее время провести парламентские и президентские выборы. Если, конечно, позволят обстоятельства…

Все это, повторю, несложно просчитать. Куда сложнее честно проанализировать деятельность и ответственность (или безответственность, если опять же называть вещи своими именами) украинской оппозиции. Помню жаркие теоретические дискуссии лет семь назад о том, сколько тысяч надо вывести на улицы, чтобы власть не посмела их разогнать. Если не ошибаюсь, сходились на недостижимой тогда цифре в 70-100 тысяч человек. Естественный вопрос, что делать дальше, как-то не возникал. Ситуация, мол, подскажет. В середине декабря, отозвавшись на призыв оппозиции, в центр Киева пришли около миллиона человек. И как же лидеры оппозиции использовали этот потенциал? А никак. Людям, как и почти 10 лет назад, было предложено постоять в знак протеста на Майдане. И они простояли больше месяца. Ей-богу, руководители протестов вполне заслужили называться вторыми «декабристами». Как вывели свои «войска» на площадь, так и оставили стоять...

Тут надо оговориться. В нормальном демократическом государстве, где власть прямо и непосредственно зависит о воли народа, выход такого количества людей на улицы — само по себе повод для начала диалога и поиска компромисса. Так, кстати, и случилось в результате первого Майдана. Совсем другая история, если режим представляет собой так называемую декоративную демократию. Когда ему глубоко плевать, сколько людей с протестами выйдут на площадь. Выйдут, постоят, покричат речевки и уйдут. А когда настанет дата голосования (не выборов конечно же), чуровы, что российские, что украинские, нарисуют нужные цифры. Что делать, когда гражданский протест вертится на холостом ходу? Даже когда обороты достигают гигантской скорости.

Если власть игнорирует мирный протест в виде демонстраций и шествий, сколь бы многочисленными они ни были, каков должен быть следующий шаг? Вот главный, на мой взгляд, вопрос тактики мирного протеста, вопрос, который перевешивает все стратегические. Всеобщая забастовка? Создание альтернативных органов власти?

Честно скажу, не знаю. Но ведь я-то в отличие от Кличко, Яценюка и Тягнибока не призывал людей выйти на площадь. Впрочем, одно знаю точно: если внятного ответа на этот главный вопрос не будет дано в самое ближайшее время, то ответом станет коктейль Молотова. А главными действующими лицами не возмущенные горожане, а отвязанные радикалы.

Отдельный разговор — о неспособности оппозиции договориться и выдвинуть наконец единого лидера. На фоне исторических, не побоюсь этого слова, событий мы наблюдаем оппозиционную жизнь, которая стала повседневностью в России. Мелкая возня относительно несуществующих постов, нежелание хоть в чем-то поступиться интересами своей партии, желание даже реальности вопреки стать самым-самым главным. В результате все это приведет к тому, что появится новый лидер. Из рядов «Правого сектора». Отличный тактик и отменный администратор (заметим, что радикалы числом в несколько сотен неплохо организованы). Тот, кто точно не остановится перед большой кровью. На этой неделе вспоминали одного такого по случаю 90-летия со дня смерти…

 
Фото ИТАР-ТАСС/ Евгений Малолетка















  • Аркадий Дубнов: Минский формат урегулирования, похоже, уже неживой, умер ещё раз. На данный момент лучшее из возможных решений – заморозка конфликта.

  • «Коммерсант»: Особое беспокойство вызывают возможные последствия убийства лидера ДНР для урегулирования конфликта в Донбассе

  • Игорь Яковенко: Убиты и сбежали те, с кем невозможно ни о чем говорить, те, кому нет смысла сдаваться в силу тяжести совершенных преступлений. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Смерть, которая устраивала слишком многих
3 СЕНТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Он умер от профессиональной болезни 38-го калибра. Эта ироничная строчка О’Генри вполне может служить эпитафией Александру Захарченко. Человек, который решил возглавить так называемую «донецкую самопровозглашенную республику», этот современный вариант Гуляй-поля, где калашников рождает власть и атаман по определению был обречен ежедневно рисковать жизнью. Захарченко продержался четыре года, что говорит и о ловкости, и о смелости, и о воле. Но вот в последний день лета 2018-го звезды сложились неудачно для лидера. Бомба, запрятанная в люстру, взорвалась точно, когда атаман вошел в кафе, которым владел начальник его охраны. Очевидно, исполнители покушения находились в окружении Захарченко...
Прямая речь
3 СЕНТЯБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Минский формат урегулирования, похоже, уже неживой, умер ещё раз. На данный момент лучшее из возможных решений – заморозка конфликта.
В СМИ
3 СЕНТЯБРЯ 2018
«Коммерсант»: Особое беспокойство вызывают возможные последствия убийства лидера ДНР для урегулирования конфликта в Донбассе
В блогах
3 СЕНТЯБРЯ 2018
Игорь Яковенко: Убиты и сбежали те, с кем невозможно ни о чем говорить, те, кому нет смысла сдаваться в силу тяжести совершенных преступлений. 
Сенцову – Нобелевскую премию мира!
29 АВГУСТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Лех Валенса выдвинул Олега Сенцова на Нобелевскую премию мира. Если Нобелевский комитет поддержит и украинский режиссер станет Нобелевским лауреатом, режим Путина автоматически становится в один ряд с гитлеровским режимом и военной хунтой Мьянмы. Именно в этих режимах Нобелевскими лауреатами становились люди, которым премии не могли быть вручены лично, поскольку лауреат находился в заключении. Именно так обстояло дело с немецким антифашистом Карлом фон Осецким, которому Нобелевская премия была присуждена в 1935 году, и с оппозиционным политиком Аун Сан Су Чжи...
Прямая речь
29 АВГУСТА 2018
Николай Сванидзе: Власть закрывает глаза на ситуацию вокруг него и делает это принципиально и последовательно. Так что мой прогноз по Олегу Сенову в принципе пессимистичный.
В СМИ
29 АВГУСТА 2018
Ведомости: «Выдвигаю Олега Сенцова на Нобелевскую премию мира», - написал Валенса. Он отметил, что осужденный режиссер воплотил «все те идеалы», которые руководили им самим.
В блогах
29 АВГУСТА 2018
Александр Морозов: Это очень хороший и ожидаемый шаг. Путинский режим должен - как и военная диктатура в Бирме - иметь у себя в тюрьме Нобелевского лауреата. 
Вы что, украинец?
29 АВГУСТА 2018 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
До недавней поры автор почти с наслаждением подмечал, что тема обсуждений текущей ситуации в Украине заметно подотпустила наших сограждан. По крайней мере, здесь, в Сибири. Видимо живем слишком далеко от непосредственного субъекта международного права, который своими внутренними делами еще недавно вызывал такой горячий отклик в душе и обывателя (и тех, кто формально к ним себя не относит).
Путин потом скажет: «Он же сам умер…»
9 АВГУСТА 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Скоро будет три месяца, как в колонии на севере России держит голодовку украинский кинорежиссер Олег Сенцов. Он выдвигает единственное требование – освобождение всех украинских политических заключенных. В списке шестьдесят четыре имени. Самого себя он в список не включил. Надежду на разрешение этого гуманитарного кризиса многие связывали с чемпионатом мира по футболу. Дескать, лидеру России захочется в преддверии «всемирного праздника большого футбола» сделать жест доброй воли, продемонстрировать миру, что у российской власти человеческое лицо. Мол, мы тут не только пассажирские самолеты сбиваем и нарезаем себе чужие территории, но и способны время от времени проявлять сострадание и милосердие...