Олимпиада
23 ноября 2017 г.
Итоги недели. Концентрат российских реалий
7 ФЕВРАЛЯ 2014, МАКСИМ БЛАНТ

ИТАР-ТАСС

Подготовка к Играм в Сочи завершилась, до открытия Олимпиады остаются считанные часы. Самое время попытаться осмыслить, чем стала для страны растянувшаяся на годы грандиозная стройка, какое влияние на экономику она окажет и какие уроки стоило бы извлечь из всего того, что произошло на юге России. Автор далек от желания испортить участникам и болельщикам Олимпиады радость от побед и спортивных достижений. Речь пойдет о том, что осталось за пределами спорта. Говорить об этом необходимо, поскольку подготовка к Олимпиаде выявила ряд характерных изъянов в российской экономической системе и развеяла несколько устойчивых мифов, за которые руководство страны продолжает цепляться с завидным упорством.

О том, что затраты на подготовку Сочи к зимним Олимпийским играм оказались непомерными – в общей сложности было потрачено полтора триллиона рублей (около 50 миллиардов долларов), написано уже немало, равно как и о том, что деньги эти можно было бы потратить с гораздо большей для сраны пользой. Как только уже ни меряли Олимпиаду и отдельные спортивные и инфраструктурные объекты – и детскими спортивными площадками, и километрами современных автотрасс, и социально значимыми статьями федерального бюджета, и годовыми бюджетами отдельных регионов России.

В том, что олимпийские стройки выльются в астрономические суммы, никто не сомневался с самого начала. Однако в июле 2007 года, когда Россия выиграла право проведения зимних Игр 2014 года, ситуация в экономике была совсем другой. Страна была на пике, иностранные инвестиции текли рекой, и едва ли не главной заботой правительства и ЦБ было не допустить излишнего укрепления национальной валюты и перегрева экономики. Россия, включенная в группу наиболее перспективных с точки зрения экономического роста стран, примерялась к гонке за глобальное экономическое лидерство. Тогда у многих возникла иллюзия, что продлится этот золотой век вечно и, что бы ни происходило, ускоренные, по сравнению с остальным миром, темпы развития гарантированы. Кроме того, за предшествовавшие семь лет ЦБ и правительство накопили рекордные резервы, и все громче стали раздаваться голоса о том, что деньги эти лежат мертвым грузом, постепенно обесцениваясь и превращаясь в «резаную бумагу». Вкладывать хоть во что-то более существенное, в то, что можно потрогать руками – такой была (и остается) весьма популярная идея, когда речь заходит о резервах.

Именно на этой почве и выросло большинство весьма дорогостоящих проектов (достаточно вспомнить проведение саммита АТЭС), главной идеологией которых было получение хоть какого-то результата вне зависимости от того, во что выльются затраты. Отсюда превышение стоимости объектов над зарубежными аналогами в 2,5-4 раза. Так строились (и продолжают строиться) не только олимпийские объекты. Аналогичная картина наблюдается при строительстве автодорог, нефте- и газопроводов, коммунальных сетей, всего того, где, так или иначе, присутствуют деньги государства. Достаточно посмотреть на то, в какие суммы вылилось московскому правительству строительство МКАД, Транснефти строительство трубопровода ВСТО и какие деньги тратит Газпром на «Южный поток». В том, что достройка БАМа и реконструкция Транссиба также выльются в непомерные траты, сомневаться опять-таки не приходится. И тот факт, что «спекулятивный» приток капитала в страну уже несколько лет как сменился паническим бегством из нее, ничего не меняет. Такова сложившаяся в России практика. И даже если завтра в стране случится новое обострение антикоррупционной кампании и «государь» в одночасье поменяет всех членов правительства, руководителей госкорпораций и госкомпаний, те, кто придет на их место, будут действовать точно так же. Это еще один урок подготовки к Олимпиаде, урок, проверенный на практике. Именно это произошло с «профильной» госкорпорацией, ответственной за подготовку к играм, – «Олимпстроем». Ее поочередно возглавляли и бывший глава одной из крупнейших госкомпаний, и олигарх-пивовар, и чиновник из аппарата правительства, и местный сочинский чиновник. И действовали все с одинаковой эффективностью. В результате контролировать строительство пришлось лично Путину, который, похоже, за последний год в Сочи провел времени больше, чем в Москве.

Да, в режиме «ручного управления», благодаря авралам и дополнительным денежным инъекциям, к открытию Игр удалось худо-бедно достроить большинство (хотя и не все) из того, что планировалось. Однако уже сейчас с уверенностью можно сказать, что еще одного проекта такого масштаба страна просто не потянет, да и после сочинских Игр отходить будет долго.

Минувшие семь лет развенчали не только миф о неисчерпаемости доходов от нефтяного экспорта и притока иностранных инвестиций. Олимпийская стройка также весьма наглядно продемонстрировала несостоятельность тезиса об эффективности государственно-частного партнерства. Именно в Сочи эта схема формально совместного строительства (на деле частные инвесторы предпочитали вкладывать средства, полученные у государственного ВЭБа, в кредит, и отдавать эти кредиты никто не торопится) была обкатана и вылилась в дополнительные госрасходы.

Не оправдались и надежды на то, что масштабные государственные инвестиции станут дополнительным стимулом для замедляющейся экономики. Скорее наоборот, эффект получился отрицательным. Частным инвесторам пришлось конкурировать за ресурсы (в том числе и трудовые) с представителями государства, привыкшими не считаться с затратами. Понятно, что такая конкуренция для частных инвесторов ничем хорошим не закончилась.

Наконец, несколько слов о масштабах воровства и коррупции. Что бы ни говорили Путин с Медведевым об отсутствии фактов воровства, сколько бы ни призывали всех, кто располагает доказательствами имевших место злоупотреблений, не держать их в себе, а сообщать куда следует, звучат эти призывы неубедительно. Хотя бы потому, что за время подготовки к Олимпиаде были возбуждены десятки уголовных дел против подрядчиков и субподрядчиков, против тех, кто готовил техническую документацию по несусветным ценам, и тех, кто поставлял технику и материалы. Да и кадровая чехарда в «Олимпстрое» говорит сама за себя.

Как бы там ни было, но олимпийская стройка на юге России закончена. До старта Игр осталось совсем чуть-чуть. Беда лишь в том, что Россия вызвалась проводить еще и Чемпионат мира по футболу в 2018 года. И это уже пугает

Фото ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов














  • Антон Орехъ: Тут прогнозировать развитие ситуации очень сложно. Она становится особенно пикантной с учётом Международного чемпионата по футболу.

  • Ведомости: Вице-премьер Виталий Мутко увидел попытку дискредитации России в заявлении журналиста телеканала ARD Хайо Зеппельта о возможном недопуске российской сборной к Олимпиаде 2018...

  • Денис Тукмаков: Удивлен, что в этом споре не прозвучал самый простой аргумент: стоит ли играть с шулерами?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
России не будет на Олимпиаде. У МОК нет выбора
13 НОЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Вал разоблачительных материалов последних месяцев, недель и даже дней, которые самым убедительным образом доказывают, что запрещенное медикаментозное стимулирование российских спортсменов носило системный и весьма масштабный характер (то есть было инициировано либо государственными органами, либо организациями, напрямую аффилированными с государством), практически подвел черту под дискуссией о правомерности участия команды Российской Федерации в предстоящих Олимпийских играх в южнокорейском Пхенчхане. Люди, продолжающие высказываться в поддержку решения, позволяющего нашим спортсменам выступать на ближайшей Олимпиаде под национальным флагом...
Прямая речь
13 НОЯБРЯ 2017
Антон Орехъ: Тут прогнозировать развитие ситуации очень сложно. Она становится особенно пикантной с учётом Международного чемпионата по футболу.
В СМИ
13 НОЯБРЯ 2017
Ведомости: Вице-премьер Виталий Мутко увидел попытку дискредитации России в заявлении журналиста телеканала ARD Хайо Зеппельта о возможном недопуске российской сборной к Олимпиаде 2018...
В блогах
13 НОЯБРЯ 2017
Денис Тукмаков: Удивлен, что в этом споре не прозвучал самый простой аргумент: стоит ли играть с шулерами?
Могли бы
8 НОЯБРЯ 2016 // АНТОН ОРЕХЪ
Легкоатлетов, которые пропустили Игры в Рио, решили премировать. За те результаты, которые они… не показали! Но могли бы показать. Те, кто могли бы стать чемпионами, получат миллиона по четыре. Те, кто могли стать просто призерами, получат поменьше, те, кто могли пробиться в финалы… Ну, и так далее. Мы давненько уже проживаем в режиме виртуальной реальности, и когда-то нечто подобное должно было свершиться. Награждать за то, чего не совершал. Но мог бы.
Итоги недели. Борьба за чистоту спорта по-русски
26 АВГУСТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Президент России Владимир Путин на встрече с олимпийской сборной страны похвалил олимпийцев и особо отметил вклад тренеров, медиков и других специалистов в общий успех. Важно, что он не забыл именно этих «других специалистов», поскольку об их уникальном вкладе в общее дело до недавнего времени ничего не было известно, и если бы не предатель Родченков и не WADA, подвиг этих безымянных героев так и остался бы неизвестным. Отдельно Путин отметил работу чиновников Министерства спорта и национального Олимпийского комитета. Тут Путин строго следовал рецепту поэта Некрасова: «Его преследуют хулы: он ловит звуки одобренья не в сладком ропоте толпы, а в диких криках озлобленья».
Прямая речь
26 АВГУСТА 2016
Антон Орехъ: Вряд ли Мамиашвили лишится своего поста... У нас как-то не принято защищать человеческое достоинство от нападок подобных людей.
В СМИ
26 АВГУСТА 2016
РИА Новости: Россия продолжит бороться за чистоту спорта, заявил президент страны Владимир Путин на встрече со спортсменами-олимпийцами в четверг.
В блогах
26 АВГУСТА 2016
Аркадий Бабченко: Когда отстранили наших инвалидов... всем их, понятное дело, стало жалко. Но когда мы при помощи подмены проб нае…ли чужих инвалидов, все было ништяк.
От России отгораживаются. К этому надо привыкать
9 АВГУСТА 2016 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник президент Паралимпийского комитета России Владимир Лукин рассказал журналистам, что в Спортивный арбитражный суд в Лозанне подана апелляция на решение отстранить сборную России от Игр, что состоятся в Рио-де-Жанейро в начале осени. Поэтому, по словам спортивного функционера, спортсмены-паралимпийцы продолжают готовиться к соревнованиям в надежде, что справедливость все же восторжествует. Вообще, надо заметить, что в последние дни слово «апелляция» плотно вошло в обиход отнюдь не только российского чиновничество.