Украина
20 июля 2018 г.
Есть надежда на чудо. На оппозицию надежды нет
19 ФЕВРАЛЯ 2014, ИННА БУЛКИНА

ИТАР-ТАСС

То, что произошло в Киеве 18 февраля, в первые минуты казалось внезапным абсурдом, хотя чуть позже стало очевидно: по крайней мере, с одной стороны имел место четкий план  и все, что происходило накануне — все переговоры, которые Янукович вел с оппозицией, все ультиматумы и «размены», — все это было не более чем затягиванием времени и фактической ловушкой.

В самом деле, согласно договоренностям между властью и оппозицией, накануне были частично разобраны баррикады на ул. Грушевского (оставлены проходы — якобы для движения транспорта) и протестующие освободили Киевскую госадминистрацию. Это было сделано для того, чтобы с понедельника вступил в силу закон об амнистии. В понедельник 18 февраля в здании Верховной рады на ул. Грушевского должны были проходить слушания о возможности возвращения в конституционное поле 2004 года, и некоторое количество людей поднялось к зданию Рады, т.е. к Мариинскому парку. Теперь понятно, что и это была ловушка — все то невнятное, что происходило в Раде, было не более чем фарсом, зато в Мариинском парке, который уже несколько месяцев был традиционным «лежбищем» сторонников Януковича и т.н. титушек, начались провокации.

По официальной версии, правые радикалы напали на мирных обитателей Мариинского парка, подожгли их палатку, а заодно и штаб Партии регионов (который, к слову, находится выше, на Печерске, на территории регионалов, и люди с Майдана туда никогда не доходили). После чего началась стрельба, согласно той же версии — по инициативе «правых радикалов», и, скорее всего, так и было: некие люди, похожие на «правых радикалов», но вовсе не те, которые поднялись к Раде с Майдана, начали стрелять в милицию. Все это стало формальным поводом для штурма Майдана, который, повторю, в первые минуты казался абсурдом. «Беркут» пошел в наступление с ул. Грушевского, и именно из-за фактора неожиданности и совершенной растерянности тех, кого теперь называют «зачинщиками» и «радикалами», «Груша» была зачищена очень быстро и события переместились на Майдан.

Характерно, что региональные «ястребы» в эфире российских каналов говорили в тот вечер, что и Майдан «будет зачищен за час». Но Майдан простоял ночь и выстоял, единственной тактикой протестующих были огневые баррикады: фактически Майдан окружил себя кольцом огня. Но «Беркут» захватил Дом профсоюзов, Дом загорелся, там находилась медсанчасть, и там были волонтеры и раненые. Пространство максимально сузилось, и все же к утру на Майдан стали подтягиваться подкрепления — пока это киевляне. Все подъезды к Киеву заблокированы, и люди через социальные сети объясняют, как добраться «в обход», «лесами». Метро не работает с вечера, фактически вчера в Киеве вступило в силу «ЧП».

Трудно сказать, что будет дальше, хотя очевидно, что силовой сценарий в каких-то своих частях сработал: для западных телеканалов без конца крутят одни и те же страшные картинки с огнем, кровью и черным дымом. В меньшей степени показывают простых киевских обывателей в аптечных масках, что цепью выстроились на Крещатике и собирают камни для новых баррикад. В западных областях протестующие действительно нападают на управления МВД и захватывают оружие, т.е. вся заведомо разрекламированная пропагандистская схема про гражданскую войну и распад Украины сегодня выглядит как никогда достоверно. Есть надежда, что «Запад поможет», «Запад надавит» — на Януковича, но, прежде всего, на Путина. Есть надежда, что Янукович сломается (он уже сейчас напоминает Янаева на известной пресс-конференции). Есть надежда на чудо. На оппозицию надежды нет: невозможно предполагать, что какие-то силовики перейдут на сторону Яценюка или Кличка, если их и на Майдане всерьез не воспринимают.

И есть надежда на Майдан. Потому что, как написал вчера в своем блоге киевский художник Борис Егиазарян, «на Майдане не страшно, страшно не попасть на Майдан».

Фотография ИТАР-ТАСС