Медиафрения
23 ноября 2017 г.
Медиафрения. Растлители
1 АПРЕЛЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

 Коллаж ЕЖ

Сводки с антиукраинских информационных фронтов на минувшей неделе содержали хорошие и плохие новости. Киевский суд приостановил действие на Украине четырех основных ударных группировок телевизионных войск Путина: Первого канала, РТР, НТВ и «России-24».

Вранье о русофобском характере этого решения, равно как и вообще о русофобском характере новых киевских властей, было тут же опрокинуто действиями украинских операторов, которые вместо Первого канала решили транслировать российский телеканал «Дождь».

Одним движением Украина достигла двух результатов. Во-первых, прекратила массированное облучение своих граждан киселевско-соловьевской пропагандой. И, во-вторых, подала руку братской помощи целенаправленно уничтожаемому российскому телеканалу «Дождь», единственному в России независимому федеральному телевизионному ресурсу.

Понятно, что, имея рабочий офис в России, невозможно устранить ежеминутную угрозу уничтожения. Против ОМОНа в студии бессильно все. Кроме, оговорюсь, нескольких десятков тысяч людей, готовых физически противостоять беззаконию силовиков. Поскольку этого нет, то гарантий 100-процентного выживания «Дождю» решение украинских операторов не дает. Дает надежду, что уже неправдоподобно много в наших сумеречных условиях. И это, возможно, главная из хороших новостей прошлой недели.

Плохой новостью стали данные ФОМа об отношении россиян к СМИ, цензуре, журналистике и журналистам.

Отравленные эфиром. Коллективная Скойбеда.

В «Вестях недели» у Дмитрия Киселева случились 5 минут триумфа. Это когда он презентовал стране результаты всероссийского опроса службы Александра Ослона. На заднике студии все это время висела надпись «ЗОМБОЯЩИК?». А вывеска «САРКАЗМ!» не сходила с торжествующего лица Киселева. По данным ФОМ, 88% россиян узнают новости по ТВ и лишь 41% в интернете. Доверяют государственным СМИ 62%, а частным лишь 16%. Это была та часть данных опроса ФОМ, которые презентовал Киселев. Для полноты картины и постановки диагноза есть смысл привести и некоторые другие данные этого опроса.

Большинство наших соотечественников поддерживают цензуру: 54% считают нормальным искажение информации в государственных интересах, 72% поддерживают умалчивание информации, которая, по мнению властей, может повредить государству.

Россияне в большинстве своем не видят каких-либо проблем в информационном поле, довольны тем, что происходит в медийной сфере: 54% опрошенных считают, что за последнее время уровень российских журналистов повысился. 65% думают, что у журналистов есть все возможности для высказывания своего мнения, 13% полагают, что этих возможностей даже больше, чем необходимо, и лишь 11%, что таких возможностей слишком мало.

Среди тех журналистов, которым можно доверять, респонденты чаще других называли Владимира Соловьева (13%), Дмитрия Киселева (8%), Аркадия Мамонтова (6%) и Владимира Познера (6%). Других журналистов россияне в большинстве своем не знают.

Все это в совокупности с таврической эйфорией (93% одобрения аншлюса), рекордными рейтингами Путина и цифрами телезависимости очень похоже на симптомы алкогольной или любой наркотической деградации личности. Неспособность больных критически оценивать вред чрезмерного потребления алкоголя («я свою меру знаю!») и стадию своей зависимости от него («да я в любой момент могу завязать!»), эйфорическая установка, беспечность, недооценка жизненных трудностей, общая неадекватность. Известный психиатр С.С.Корсаков отмечал, что «алкоголик винит всех: жену, детей, службу, но только не самого себя». Не правда ли, все симптомы один в один совпадают с симптомами нашего общества?

На этой неделе исполняется 13 лет со дня фактического установления единомыслия в российском телеэфире: 3 апреля 2001 года произошла смена руководства НТВ, генеральным директором стал Борис Иордан, председателем совета директоров Альфред Кох, главным редактором Владимир Кулистиков. За эти 13 лет единомыслие крепло и костенело, а общество, инфицируемое этим единомыслием и его атрибутом, всевозрастающей ложью, все глубже проваливалось в мычащее безмолвие.

Лучше и яснее других этот приступ восторженного единомыслия артикулировала Ульяна Скойбеда на страницах «Комсомольской правды». Устами этой молодой женщины все чаще в последнее время говорит не какой-то мифический Уралвагонзавод, а настоящее путинское большинство, реальная, сформированная за 13 лет единомыслия в эфире телевизионная нация. Напомню, как Скойбеде за последние годы удавалось коротко и ясно выразить основные настроения этой нарождающейся фашистской общности.

Атрибутом фашизма является беспредельная и хладнокровная жестокость. В 2009 и 2013 годах Скойбеда публикует две статьи-манифеста в поддержку догхантеров под названиями: «Суд Линча над лающими тварями» и «Убивать! Самим!». Судя по почте «КП», телевизионное большинство с ней соглашается.

Основа фашизма – нацизм, антисемитизм. Знаменитая тоска по «абажурам» и возмущение по поводу того, что «русскому языку нас учит гражданка Израиля Дина Рубина», не оставляют сомнения в том, что Скойбеда вполне разделяет эти базовые фашистские ценности. Русский нацизм сегодня стал основой государственной политики. Чем иным является защита этнических русских (а не граждан России) за рубежом?

На прошлой неделе Скойбеда опять лучше всех сформулировала настроение созданного телевидением большинства. В колонке под названием «Я больше не живу в завоеванной стране» Скойбеда сообщает, что она, «открыв рот, слушала выступление Путина по Крыму», и делает геополитическое заявление: «Это не Крым вернулся. Это мы вернулись домой. В СССР». И далее весьма убедительно доказывает: «Вступать в конфронтацию со всем миром ради отстаивания своей правды и своих интересов – это СССР». «И быть готовым жить в бедности (потому, что санкции со стороны мирового сообщества означают бедность) – это СССР». «Исключение России из большой восьмерки: грустно, но именно так, в изоляции, всегда и жил СССР». Одним словом: «Здравствуй, Родина. Как же я скучала-то по тебе». Умрите, Киселев с Соловьевым, лучше не скажете.

На фоне ясной и лаконичной Скойбеды телевизионные гуру смотрелись бледно, были многословны, суетливы и противоречивы. Хуже всего, они выглядели обиженными, что в нормальном обществе может быть даже выигрышной позицией, но в криминальной субкультуре, к которой тяготеет политическая и экономическая верхушка России, каста «обиженных» означает самое дно. На минувшей неделе Россия претерпела как минимум три обиды. Две от Обамы и одну от Украины.

Обида № 1: Обама обозвал Россию «региональной державой». Это было несмываемое оскорбление. Киселев посвятил этой выходке президента США два фрагмента своих «Вестей недели». Один из них был под рубрикой «Что с ним?», Киселев всячески пытался доказать, что Обама вообще ничего не понимает в том, что происходит в мире. Второй фрагмент касался непосредственно этой возмутительной дефиниции, этого вот ярлыка «региональная держава», который Обама попытался наклеить на великую Россию.

Всю неделю политики, политологи, журналисты, эксперты по всем телеканалам и во всех газетах возмущались, иронизировали и доказывали нелепость и глубокую неправоту Обамы, который посмел сказать такую глупость в адрес нашей страны. Никонов рассказывал, насколько США сейчас слабы во всех отношениях, и вообще Запад рушится, испытывая небывалый кризис. Мне сразу вспомнились мантры научного коммунизма о загнивающем капитализме, вот уже второе столетие находящемся на последнем издыхании.

Проханов объяснил, что Россия есть упрек содомитскому Западу, поскольку она, Россия, всегда мечтала установить на Земле царство Божие, а у Обамы нет божества, кроме банков и доллара. Поэтому Америка, по утверждению Проханова, всегда ненавидела Россию, и в 19-м веке, и в 18-м, и в 17-м, и в 16-м. Мистику Проханову, живущему в мире волшебного града Китежа, позволительно нести любой бред. Несколько удивило то, что другие участники передачи, например, академик Кокошин, да тот же Никонов, все-таки доктор исторических наук, могли хотя бы спросить, кто именно так ненавидел Россию в Америке за несколько столетий до образования США.

Вместо этого позиция Проханова получила поддержку с весьма неожиданной стороны, а именно от израильского публициста Авигдора Эскина, который заявил, что Обама выступил как негритянский проповедник, который защищал права геев (я, правда, этого фрагмента в речи Обамы не обнаружил, но Эскину, конечно, виднее), и вообще проповедовал мрак. А Путин на фоне Обамы предстает защитником консервативных ценностей. То есть Путин за жизнь, заключил Эскин. Вообще Авигдор Эскин – это последняя находка Соловьева, который уже давно испытывает кризис нехватки экспертов, поскольку постоянные обсуждения мировых проблем с Прохановым, Жириновским и Железняком могут наскучить даже коллективной скойбеде. А тут, вот, пожалуйста: живой израильтянин, вполне себе в кипе, который по уровню имперско-державного русского патриотизма не уступит Проханову с Жириновским, а по уровню ненависти к «пятой колонне» и национал-предателям еще и фору им даст.

Но, тем не менее, окончательную точку в коллективном отпоре Обаме поставил, естественно, Дмитрий Киселев. В ответ на попытку поместить Россию в разряд региональных держав Киселев разместил на карте США большую надпись: «НЕДОСУПЕРДЕРЖАВА». Полагаю, такой, исполненный изящества и остроумия ответ, плюс многочисленные инициативы граждан России, размещающих повсеместно на магазинчиках, кафе и прочих сервисах надписи «Обаме вход запрещен!», «Обама не обслуживается!» и т.д., приведет американский империализм к скорой и мучительной кончине.

Обида № 2. Страдания бедного Киселева. Рискую получить упрек в наивности, но признаюсь, что появившееся на прошлой неделе коллективное письмо, обращенное к журналистскому сообществу России за подписью Мацкявичуса, Мамонтова, Семина и еще нескольких сотрудников «России-1», меня удивило. Удивило все. И суть письма в защиту прав Дмитрия Киселева, которого теперь не будут пускать в обитель мирового порока, в Амстердам. И адресат, российское журналистское сообщество, которое в значительной мере усилиями пропагандистов из государственных телеканалов стерто в труху. И лицемерные упреки в адрес Евросоюза.

Вроде бы сами же публично признают, что Россия ведет информационную войну. Тот же Киселев это публично говорил раз двадцать. Так ведь, «a la guerre come a la guerre». А тут вдруг вспомнили слова из лексикона «пятой колонны»: «свобода слова», «права журналистов», «журналистская солидарность» и прочий национал-предательский бред. Неубедительно. Повторюсь, Скойбеда на их фоне смотрится на порядок честнее, логичнее и точнее. У той все ясно и просто: мы и они, Родина и враги, черное и белое.

Обида № 3. На украинскую пророссийскую оппозицию, не готовую к развалу Украины. То есть кто-то в Партии регионов и в Компартии Украины, особенно на востоке и юге, возможно, и хотел бы разделения страны, но в студиях российских телеканалов депутаты ПРУ и КПУ все-таки выступают за единство страны, чем очень огорчают Владимира Соловьева и российских экспертов. У Соловьева на Партию регионов еще и личная обида за то, что вместо Олега Царева, на раскрутку которого Соловьев потратил десятки часов драгоценного эфирного времени, партия выдвинула на старт президентской гонки Михаила Добкина, харьковского губернатора, который обещал создать нерушимый антимайданный фронт, потом сбежал в неизвестном направлении, потом объявился, понюхал воздух и заявил, что готов участвовать в президентской гонке по правилам новой власти.

По этому вопросу в студии Соловьева даже пару раз возникала давно забытая обстановка дискуссии, поскольку Соловьев, а также российские эксперты Затуллин и депутат Железняк требовали от представителей компартии Украины и Партии регионов в знак протеста против бандитской киевской власти не принимать участия в незаконных президентских выборах и тем самым совершить окончательное политическое самоубийство. А упертые украинские оппозиционеры самоубиваться и окончательно аннигилироваться почему-то не хотели и все твердили о том, что они, хоть и любят Россию, но все-таки являются не пророссийскими, а проукраинскими политиками. И этим крайне раздражали хозяина студии и российских участников дискуссии, особенно депутата Железняка и эксперта Затулина, которые искренне не могли понять, как можно быть проукраинским политиком и не понимать выгоды участия в развале Украины с дальнейшим освоением наиболее вкусных кусков разваленного.

Нацификация элит: политической, журналистской, научной

Агентство Znak.com опубликовало замечательные фрагменты выступления и.о. губернатора Челябинской области Бориса Дубровского перед местным парламентом. Он, например, заявил, что, по мнению либералов, русский человек не любит работать, в то время как он, русский человек, работать как раз любит. И, добавил, что обращается к либералам, которых, как он надеется, нет среди парламентариев, а, возможно, и во вверенной ему Челябинской области, с призывом «любить родину – мать вашу», а также «не кусать руку, которая вас кормит».

Чтобы сделать из значительной части россиян коллективную скойбеду, надо превратить политическую элиту в коллективного дубровского и произвести соответствующие трансформации с элитами журналистской и общественно-научной. В Германии этот процесс занял 5 лет – с 1933 по 1938 годы, и получил название нацификации элит. В России процесс более растянут во времени, он стартовал в 2000-м и завершится, видимо, в 2015… Если не помешают обстоятельства непреодолимой силы.

На прошлой неделе для депутатов Госдумы и аппарата «Единой России» провели обучение политическому консерватизму. В депутатов и аппаратчиков вбивали триаду графа Уварова, консерватизм редактора «Московских ведомостей» Михаила Каткова и реакционное мракобесие обер-прокурора священного Синода Константина Победоносцева. Лекцию по консерватизму парламентариям прочитал духовник Путина, отец Тихон (Шевкунов). Один из адептов консерватизма как государственной идеологии России, Вячеслав Никонов, объяснил, что элементы консерватизма были у Сталина, сегодняшний российский консерватизм возродил Примаков, а закрепили Путин и Медведев. Какой ориентир дает идеология консерватизма в плане развития страны, ни отец Тихон, ни Вячеслав Никонов объяснить вряд ли могут. Но заложить в основу вертикальной политической мобильности отбор типажей, наподобие Бориса Дубровского, им по силам.

Чтобы понять, как обеспечивается нынешний фантастически низкий уровень продукта, который выдают путинские телевизионные войска, надо увидеть, кто и как учит будущих тележурналистов. Главный вуз страны – МГУ им. М.В. Ломоносова. Высшую школу (факультет) телевидения МГУ возглавляет декан В.Т. Третьяков. Он написал книжку под названием «Как стать знаменитым журналистом». Это факультетская библия, по которой несколько поколений тележурналистов учатся профессии и сдают экзамены.

Заглянем под обложку. Там крупным кеглем выделены «золотые максимы», которые надо знать наизусть. Их много, поэтому выберем главные: «ЛОЖЬ – ЭТО ЧАСТЬ ПРАВДЫ». «ПРАВДУ НЕ НАДО ПУТАТЬ С ИСТИНОЙ».

А вот особенно прекрасное: «ЛОЖЬ – ТАКОЙ ЖЕ ЕСТЕСТВЕННЫЙ ПРОДУКТ ЖУРНАЛИСТИКИ, КАК И ПРАВДА, НО В СОВОКУПНОСТИ СВОЕЙ, КАК ПРАВИЛО, МЕНЬШИЙ ПО ОБЪЕМУ».

И еще: «ДАЖЕ УМНЕЙШИЕ И ЧЕСТНЕЙШИЕ ЖУРНАЛИСТЫ ЧАСТО САМИ НЕ ЗНАЮТ, КАК ОТЛИЧИТЬ ПРАВДУ ОТ ЛЖИ».

И вот весь этот набор банальностей и ахинеи вбивается в головы студентов, они вот ЭТО должны учить и сдавать, чтобы стать журналистами!

Мало того, всему этому напыщенному бреду придается статус тайного знания, которое НЕЛЬЗЯ РАЗГЛАШАТЬ! Я не шучу. Цитата: «Не все из прочитанного в этой книге надо рассказывать публично, но знать надо все». Конец цитаты.

Овладение тайным знанием позволило профессору Третьякову вывести основной парадокс журналистики: «СЛУЖА НАРОДУ, ЖУРНАЛИСТИКА ОБСЛУЖИВАЕТ ВЛАСТЬ».

То, чему учит декан Третьяков будущих тележурналистов, можно сравнить с обучением медиков не анатомии, физиологии и прочих терапий и хирургий, а как тырить спирт, брать взятки с больных, ставить неправильные диагнозы (чтобы ложь и правда в пропорции были) и уединяться с медсестрами в процедурной.

Ну и для полноты картины истоки нацификации элиты общественных наук. Все тот же вуз № 1. МГУ. Социологический факультет возглавляет с момента его основания профессор В.И. Добреньков. Знаменит многим, в том числе тем, что является убежденным сторонником смертной казни, а также превращением факультета фактически в частное семейное предприятие.

Но главное, конечно, содержание процесса обучения. Добреньков-отец – основатель православной социологии. То есть не социологии православия как раздела академической дисциплины «социология религии», а именно что ПРАВОСЛАВНОЙ СОЦИОЛОГИИ. Ну, это примерно, как православная математика, православная география, православная химия или языкознание…

На факультете распространяются националистические брошюры, и студенты сгоняются на лекции, в которых в качестве достоверных источников цитируются «Протоколы сионских мудрецов». В своей программной речи перед преподавателями и студентами факультета В.И. Добреньков обозначил задачи факультета социологии: «Студента необходимо научить трем вещам: ПРАВОСЛАВИЮ, НАРОДНОСТИ И ГОСУДАСТВЕННИЧЕСТВУ». А больше социологам знать ничего и не надо. Это ж наша социология, православная, а не какая-нибудь там, американская, немецкая или, не дай бог, французская.

Вот с такой «элитой» политиков, журналистов и гуманитарных исследователей Россия уверенно идет вглубь 21 века, бросая вызов всему цивилизованному человечеству и сознательно опуская вокруг себя новый «железный занавес».

Пожалуйста, подождите

 Коллаж ЕЖ














  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.