КОММЕНТАРИИ
Вокруг России

Вокруг РоссииБитва Эрдогана

3 АПРЕЛЯ 2014 г. АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

ИТАР-ТАСС

Партия справедливости и развития (ПСР) в очередной раз одержала электоральную победу. На региональных и местных выборах сторонники премьера Реджепа Тайипа Эрдогана значительно опередили своих конкурентов, получив даже больше голосов избирателей, чем в ходе прошлой аналогичной избирательной кампании, проходившей пять лет назад.

Такой результат достигнут в условиях коррупционных скандалов, которые сотрясали ПСР в течение последнего года. Скандальная прослушка разговора Эрдогана со своим сыном, после которого правительство не нашло ничего лучшего, как запретить Twitter (сейчас это решение отменено Конституционным судом). Многотысячный митинг на стамбульской площади Таксим, когда турецкие интеллигенты выступили против коррупции правящих исламистов.

Да и во внешней политике Эрдоган не достиг больших успехов. Близкие ему исламисты из организации «Братья-мусульмане» потеряли власть в Египте, где к власти вернулись военные – причем при поддержке большинства населения страны (часть которого была разочарована некомпетентностью президента Мурси, а другая часть изначально негативно относилась к «политическому исламу»). Турции не удалось добиться своих целей в Сирии, которой до сих пор управляет алавит Башар Асад, а суннитская вооруженная оппозиция раздроблена и ослаблена военными поражениями. Резкое ослабление исламистов произошло и в Тунисе. Столь перспективно выглядевшая сразу после «арабской весны» идея политической экспансии приверженцев умеренного ислама сейчас в значительной степени дискредитирована.

И все же Эрдоган победил. Оппозиция обвиняет власти в фальсификациях – возможно, они и имели место, но в целом по стране разрыв между ПСР и ее ведущим оппонентом, основанной еще Ататюрком Народно-республиканской партией, столь велик (почти 20 пунктов), что нельзя говорить о сколько-нибудь масштабном мошенничестве. Проще всего сказать, что «Турция сдурела». Что менее образованные и более инерционные слои населения – не только в «глубинке», но и в Стамбуле, и в Анкаре, мэрами которых вновь избраны представители ПСР – возобладали над модернистской частью турецкого населения, высоко ценящей политические свободы и возможности для самореализации. Что жесткая избирательная кампания Эрдогана, главным месседжем которой было противопоставление ПСР и зловещих заговорщиков, стремящихся подорвать стабильность в стране, пробудила сильные эмоции и побудила многих избирателей еще раз поддержать исламистов.

Но нельзя забывать о двух обстоятельствах. Во-первых, правительство Эрдогана смогло обеспечить Турции высокие темпы роста, которые сохраняются до сих пор (в прошлом году – 4%). Причем, речь идет не только о макро-, но и о микроэкономических показателях, которые нередко особенно наглядны для обычных граждан. Если в стране идет масштабное дорожное и жилищное строительство, если люди видят новые мосты и общественные здания, то заносят все это в актив правящей партии. И это перевешивает в глазах многих информацию о коррупции высокопоставленных чиновников и их родственников. Экономическая модель продолжает демонстрировать свою эффективность – впрочем, это же означает, что если начнется стагнация, то предпочтения населения могут измениться.

Во-вторых, есть проблема оппозиции, которая разрозненна и, самое главное, не может предложить внятной привлекательной альтернативы экономическим успехам Эрдогана. Политических оппонентов ПСР можно условно разделить на четыре группы. Первая – левоцентристская НРП, которую сейчас поддерживают сторонники модернизации страны. В прошлом эта партия многократно была у власти и сейчас ассоциируется для многих избирателей не столько с Ататюрком, сколько с экономической и политической турбулентностью, предшествовавшей приходу к власти Эрдогана. Вторая – Партия национального действия (ПНД), правые националисты и пантюркисты. Третья – Партия мира и демократии, представляющая курдское население; ее интересы прямо противоположны приоритетам ПНД. Четвертая – сторонники известного исламского проповедника Фетуллаха Гюлена, долгие годы проживающего в США. Еще не так давно Эрдоган и Гюлен были политическими союзниками, но теперь ситуация принципиально изменилась – премьер решил «прижать» неподконтрольные правительству гюленовские частные школы, проповедник нанес ответный удар. В ПСР уверены, что именно Гюлен, имеющий многочисленных сторонников в правоохранительных органах, стоит за громкими антикоррупционными разоблачениями, потрясшими турецкую власть.

В данном случае характер оппозиции играет на руку Эрдогану. Если еще можно представить себе коалицию НРП и ПНД (хотя она вряд ли будет стабильной), то для курдов исламисты, давшие им больше возможностей для политической деятельности, безусловно, лучше, чем националисты. А гюленовцы столь же плохо совместимы со сторонниками современного светского европейского общества, как и Эрдоган. Поэтому если представить себе, что завтра в Турции ПСР окажется в меньшинстве, то возникнет вопрос о дееспособности существующих альтернатив. Тем более что в оппозиции не видно столь же сильного лидера, как Эрдоган, который способен не только бороться с оппозицией и выступать с зажигательными речами, но и политически маневрировать. Например, перед выборами были упразднены специальные суды, созданные исламистами для борьбы с военной элитой и близкой к ней частью истеблишмента, которые строго блюдут заветы Ататюрка. Эти суды должны были жесткими мерами предотвратить возможность вмешательства армии в политическую жизнь (прецедентов которого в послевоенной турецкой истории было немало). Сейчас же осужденные этими судами генералы и их соратники оказались на свободе. Так что Эрдоган, испортив отношения с бывшим другом Гюленом, идет навстречу своим оппонентам из военных кругов (впрочем, подобные маневры не гарантируют успеха).

Эрдоган выиграл – но следующее испытание ждет его уже летом, когда в стране состоятся первые в ее истории прямые президентские выборы, на которых он выдвинет свою кандидатуру. Он может их выиграть, но важнее другое – многочисленные скандалы и конфликты привели к кризису имиджа эрдогановской системы, которая изначально сочетала экономическую эффективность, религиозность и конкурентную демократию. Теперь же модернисты обвиняют созданную им систему в реакционности и коррумпированности, а гюленовцы – в недостаточном благочестии. Если к этому добавятся экономические проблемы, Эрдогану придется очень трудно.

Автор — первый вице-президент Центра политических технологий


Фотография ИТАР-ТАСС




Версия для печати