Цензура
24 февраля 2018 г.
Опричная журналистика
25 АПРЕЛЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ИТАР-ТАСС

На наших глазах продолжаются эксперименты с «русской матрицей». Два дня, 23 и 24 апреля, в Санкт-Петербурге проходил первый Медиафорум независимых местных и региональных СМИ, в котором приняли участие 350 представителей от всех 85 субъектов РФ.

Организаторы форума из Объединенного народного фронта столкнулись с неожиданной для них проблемой: в ряде регионов не обнаружилось ни одного СМИ, которое можно было бы хотя бы с натяжкой назвать независимым, то есть не связанным с местной властью. Это досадное обстоятельство не смутило организаторов (мне вообще трудно представить смущенными Станислава Говорухина или Ольгу Тимофееву), и прилагательное «независимые» так и осталось в названии форума.

В первый день организаторы выясняли у журналистов, о чем они хотят спросить или попросить Путина, на второй день у тех журналистов, чьи вопросы организаторам показались подходящими, случился звездный час: они получили свою минуту общения с президентом. Про роль этой минуты в жизни участников Медиафорума не мне говорить. Видимо, общее мнение собравшихся выразила журналистка Елена Вострикова из Воронежа, сообщив Путину: «Для журналиста беседа с Вами это событие, которое может изменить его жизнь». Конец цитаты.

Диапазон вопросов был весьма широк. Журналиста из Астрахани волновало состояние правозащитного движения. «Кто постоит за наших соотечественников за рубежом?», — вопросил он. И далее сообщил, что в американской тюрьме томится российский летчик, в Гуантанамо пытают наших, на Украине и в Прибалтике наши люди под угрозой. А правозащитники защищают какого-то мутного Ходорковского, который «то одно говорит, то другое, его не поймешь», и «Пусси Райот» каких-то. «Правозащитники должны защищать интересы русского народа за рубежом», — твердо заявил астраханский журналист.

Путин заступился за правозащитников и объяснил, что поскольку исторически правозащитники жили на иностранные гранты, то теперь «им трудно оторваться от этой соски» и поэтому «они защищают интересы других государств».

Журналист из Волгограда поблагодарил Путина за то, что он прогнал бывшего губернатора Сергея Боженова, про которого журналист долго рассказывал, какой он негодяй, а также похвалил президента за назначение нового губернатора, Андрея Бочарова, про которого журналист явно мог сказать много хорошего, но ограничился пожеланием ему успехов. В общем, Путин опять все сделал правильно. Но это была затравка. А главный смысл обращения журналиста был совсем в другом. Он заявил, что СМИ не должны быть в оппозиции и не хотят быть в оппозиции. И после этого смелого заявления напрямую обратился к президенту: «Владимир Владимирович, а давайте Сталинград отстроим!» Мне сначала послышалось, что журналист предложил Путину ОТСТОЯТЬ Сталинград, и я испугался, что пропустил что-то важное в стране и в мире, но потом прокрутил запись заново (увы, пришлось смотреть форум в записи) и успокоился, поскольку понял, что журналист предлагает Сталинград всего лишь отстроить.

Блогер по имени Виктор обратил внимание президента на то, что США контролируют интернет и обеспокоенно спросил, когда же государство начнет принимать программы по защите информации. Путин предложил ему пользоваться не Гуглом, а Яндексом, но к Яндексу у несговорчивого блогера тоже были претензии. Путин согласился, что с Яндексом тоже все непросто и обещал разобраться. Я так и не понял, с кем президент будет разбираться, с Яндексом, Гуглом или сразу с Соединенными Штатами.

А вот блогер Мила, в отличие от обеспокоенного и придирчивого блогера Виктора, просто пришла сказать президенту спасибо.

Но большинство представителей региональных и местных СМИ, следуя исторической традиции, выступали в роли «ходоков» к Путину, доносили до него свои местные проблемы. Журналистка из Омска пожаловалась, что в деревнях области нет воды, на что Путин удивился, почему нельзя «вырыть колонку».

Журналистка из Мурманска обеспокоилась сокращением программы финансирования Мурманского транспортного узла. Путин заподозрил ее в том, что она выполняет наказ губернатора. Журналистка воскликнула, что она независимая, но Путин ей все равно не поверил.

Блогер «Андрейка-23»из Калининграда заступился за домик Канта, в котором никак не удается сделать мемориал философа. Путин пожалел Канта, сказав, что у того были трудные времена, когда он жил в этом домике и вынужден был ради пропитания обучать детей местного пастора. Что касается мемориала, то хотя Кант был немецким философом, но некоторое время он был российским подданным, поэтому его надо взять под защиту. Тут, видимо, сработала идея русского мира, куда входит все, что имело, имеет или будет иметь отношение к России и что Путин планирует брать под свою защиту. Так что Канту явно повезло, пусть и посмертно.

В целом, данное мероприятие ничем не отличалось от обычной пресс-конференции, а точнее, было чем-то средним между обычной пресс-конференцией и ставшим уже традиционным форматом всенародных прямых линий. Поэтому было несколько странно называть данное мероприятие форумом, поскольку на форуме, название которого идет от римского форума, люди, общаясь между собой, коллегиально что-то обсуждают и вырабатывают решение каких-то проблем, а здесь журналисты просили и спрашивали о чем-то президента и никакого обсуждения не предусматривалось. С таким же успехом можно назвать форумом парад войск или построение заключенных.

И вместе с тем данное мероприятие нельзя назвать бессмысленным ритуалом, проведенным «для галочки». Через все два часа общения Путина с журналистами красной нитью проходила одна мысль: это еще одна скрепа, созданная для укрепления личной власти Путина. Не президента вообще, а именно В.В. Путина, который всячески поощрял атаковать и разоблачать местные власти, обещая журналистам защиту структур Объединенного народного фронта, федеральных СМИ, включая телевидение, и свою личную поддержку.

Все это было похоже на мобилизацию хунвейбинов, отряды которых создавались в 1966 – 1967 годах для борьбы с политическими противниками Мао и которые в 1967 году были разогнаны с использованием армии. Или, если использовать российские исторические аналогии, то ОНФ в связке с местными и региональными СМИ имеет функционал опричнины, которую Грозный натравливал на бояр, вечно подозреваемых в заговорах и измене.

Вместо того чтобы бороться с коррупцией и злоупотреблениями на местах методами, принятыми в нормальных странах, то есть независимыми судами, политической конкуренцией и свободными СМИ, Путин выстраивает структуру, основанную на личной преданности и вере в его, Путина, личную непогрешимость и всемогущество. Заговор и раскол элит, которых так опасается Путин, такими методами можно если не избежать, то отсрочить. Проблема в том, что такие конструкции, похожие на пирамиду, опирающуюся на свою вершину, обрушиваются внезапно и со страшным грохотом, при этом разваливаясь на куски, и обязательно хоронят свою вершину под обломками.



На фото: Россия. Санкт-Петербург. 24 апреля. Во время пленарного заседания первого Медиафорума независимых региональных и местных СМИ, который проходит в рамках ОНФ.

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Климентьев














  • Алексей Макаркин: Это — реакция на открытость и невозможность построить полноценный «железный занавес». Но можно попробовать создать какое-то подобие.

  • РБК: Как сообщил спикер парламента Чечни Магомед Даудов, в ближайшее время принятый документ будет направлен в Государственную думу. 

  • Екатерина Вайс: Речь об уголовном наказании. И понятно, кто именно будет определять, что ложь (то бишь миф), что правда.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Искоренение исторических ересей
16 ФЕВРАЛЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Государственной думе ждут внесения закона, предложенного Рамзаном Кадыровым и единогласно принятого 13.02.18 парламентом Чечни. Закон предусматривает уголовное наказание лиц, намеренно искажающих правду о Великой Отечественной войне. По этому законопроекту уголовная ответственность вводится «за совершение действий, оскорбляющих чувства ветеранов и память погибших в Великой Отечественной войне, искажающих историю ВОВ и отрицающих решающий вклад СССР и его многонационального народа в победу во Второй мировой войне».
Прямая речь
16 ФЕВРАЛЯ 2018
Алексей Макаркин: Это — реакция на открытость и невозможность построить полноценный «железный занавес». Но можно попробовать создать какое-то подобие.
В СМИ
16 ФЕВРАЛЯ 2018
РБК: Как сообщил спикер парламента Чечни Магомед Даудов, в ближайшее время принятый документ будет направлен в Государственную думу. 
В блогах
16 ФЕВРАЛЯ 2018
Екатерина Вайс: Речь об уголовном наказании. И понятно, кто именно будет определять, что ложь (то бишь миф), что правда.
Срамное слово
26 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда депутат Драпеко, выступая в Госдуме, говорила о необходимости создать в России Совет по нравственности, который будет определять, что такое хорошо, а что плохо и что нам можно показывать, а что нельзя, — это выглядело довольно уныло, немного смешно и невероятно стыдно. Потому что слово «нравственность», примененное к путинской России, выглядит глумлением. Это как говорить о гуманизме Сталина, память которого так дорога депутату Драпеко, или Гитлера, которого путинская власть почему-то считает хуже Сталина, хотя путинский режим больше похож на фашизм, чем на сталинизм. Это как писать антисемитскую гадость на Стене плача в Иерусалиме.
Прямая речь
26 ЯНВАРЯ 2018
Анатолий Голубовский: Государство вроде как хочет контролировать ситуацию, но не может. Страна в институциональном хаосе, её практически нет.
В СМИ
26 ЯНВАРЯ 2018
РИА Новости: "Справедливая Россия" предлагает подумать над созданием в РФ Совета по нравственности, который бы решал экспертным путем, должен ли тот или иной фильм быть показан на территории страны...
В блогах
26 ЯНВАРЯ 2018
Яап Эггермонт: Совет по нравственности, значит. Ну что ж. Тем приятней русским людям будет всем этим депутатам потом эту нравственность в жопу засовывать.
Минкульт решил отменить «Смерть Сталина»
24 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Завтра, 25.01.18, в России должна была состояться премьера англо-французской комедии «Смерть Сталина» режиссера Армандо Ианнуччи. Премьеры не будет, поскольку Минкульт отозвал прокатное удостоверение по просьбам общественности. Тут важно раскрыть вот этот псевдоним — «общественность». Можно с высокой долей уверенности утверждать, что в состав «общественности» никогда не войдет ни один читатель этого текста, а также люди типа писателей Войновича, Улицкой, Шендеровича или режиссеры типа Мирзоева, Серебренникова, Учителя. «Общественность» — это член Общественного совета Минкульта Павел Пожигайло, который еще в сентябре 2017-го начал присматриваться и принюхиваться к сомнительному изделию, изготовленному в странах НАТО, и обнаружил там массу провокаций.
Прямая речь
24 ЯНВАРЯ 2018
Алена Солнцева: Для того чтобы провести цензуру в жизнь окончательно, нужны некие законные основания. Пока их находят с натяжкой...