Украина
20 сентября 2018 г.
Почувствуйте разницу

ИТАР-ТАСС

Тут Захар Прилепин интересуется: «Правильно я понимаю, что реакция российской прогрессивной общественности в случае ввода украинских войск в Донецк (это же их земля) и силовом подавлении восстания, будет заключаться в четырёх словах: "это внутреннее дело Украины"…»

Что интересно, во фразе Прилепина нет даже риторического знака вопроса. Он «правильно понимает», и сам понимает, что понимает правильно.

Мои поздравления этому интеллекту.

Впрочем, Прилепин, разумеется, не дурак: уже не в первый раз он валяет ваньку и громоздит подлоги, ставя в один ряд несводимое и будто бы не замечая принципиальной разницы.

Не для него — для нас — эту разницу стоит понять и артикулировать.

«Восстание» действительно было — на Майдане; классическое народное восстание против власти, вышедшей из-под контроля и озверевшей. Никакая Америка или Европа не засылала туда военизированных человечков, никто не пытался под шумок расчленить Украину и оттяпать у нее кусок территории. Это — на самом деле! — было внутреннее дело Украины, с той лишь важной поправкой, что именно Путин вверг соседа в политический кризис и уже традиционно (как в Андижане, как в Ереване, как в Минске, как, наконец, в том же Киеве десять лет назад) поддержал авторитарный режим в деле подавления оппозиции.

Но одно дело — даже самое отвратительное политическое давление: «перекупка» Украины у Евросоюза, газовый шантаж и законодательная помощь «межигорской» братве, и уже совсем другое — «зеленые человечки» в Крыму, политическое мародерство и бандиты-марионетки, чья прямая связь с Кремлем не очевидна только душевно чистому Прилепину.

Для всякого нормального человека с «зеленых человечков» на чужой земле начинается совсем другой разговор. Такое «народное восстание» называется интервенция, референдум в таких условиях — обычная форма аннексии.

Жестокость новой украинской власти (их «отринутый на раз» гуманизм и танки, стреляющие по Донбассу) — прилепинская галлюцинация, в основе которой неумение (или нежелание) уяснить себе простые механизмы «обратной демократической связи». Стрелять из бэтээров по собственному народу «на раз» можно в Андижане, где стреляющий окопался у власти пожизненно. Там, где в комплект входят свободные СМИ, независимый суд, честные выборы и, добавлю, прозрачное международное кредитование, по избирателям не стреляют — с ними договариваются, пускай сквозь зубы.

Но в любом случае: страна, которая силой оружия пытается противостоять агрессии извне, — это совсем не то, что подразделение МВД, открывающее огонь по демонстрантам на Майдане, и не правительственные братки, похищающие и пытающие активистов оппозиции…

Зафиксируем эту важную разницу.

Очень похожие братки (уже в статусе «сторонников федерализации») недавно похитили и зверски убили депутата, посмевшего повесить (на территории Украины) украинский флаг. Это у нас такое народное восстание? Криминальный бригадир по кличке Гоблин — это такой Бабеф? Вооруженные провокаторы, из-за милицейских спин развязывающие побоище на улицах Одессы, — свобода на баррикадах?

Не будем валять дурака.

Это дорвавшийся до насилия охлос, подкрепленный всей мощью соседнего государства.

Тяжелая ответственность новой украинской власти состоит в том, что она не смогла быстро и недвусмысленно поставить на место преступников; не сумела отделить назревшую политическую дискуссию от гопоты и мародерства.

Да, за двадцать с лишним лет независимости местные элиты так и не удосужились построить нормальное государство, без конца воруя и играя в «царя горы». Да, крымчане чувствовали себя отрезанным ломтем. Да, Донецк не Закарпатье (а Одесса уж точно ни то, ни другое) и федерализация, похоже, представляется единственной возможностью сохранить страну, сшитую из обрывков трех империй…

Вот только решать это — не оккупантам.

Согласитесь: сие довольно простая мысль, доступная даже писателю.

Чтобы сделать эту мысль еще доступнее: колхозы, например, были очевидным (хотя не Прилепину) злом, но бороться с коллективизацией силами немецкого гауляйтера — не лучший путь решения проблемы, не правда ли?

Так вот, и проблемы Украины должны (и будут) решать граждане Украины. И все, чем мы можем им в этом помочь, попытаться прекратить интервенцию и державное хамство — хотя бы для того, чтобы русский язык в братской Украине перестал ассоциироваться с Путиным и вернулся к Пушкину, Гоголю, Булгакову…

Не было на довоенной Украине никаких особенных проблем с русским языком (скорее были проблемы с украинским!), и не было ни одного русского трупа до дня, когда Путин решил «защитить русских». Ультра-националисты — да, были и имели рейтинг полтора процента — в разы меньше, чем в России, измалеванной свастиками…

Путин поднял им рейтинг, умница.

Оставим в покое Украину. У нас полно своих проблем, главная из которых — чудовищная и явно недооцененная нами ментальная катастрофа, нежелание (или уже невозможность), после века отрицательной селекции, вылезти из имперско-совкового болота.

«Земля, как и вода, рождает газы, и это были пузыри земли».

Вы слышите, как громко булькает?

Мир наконец расслышал — давайте же расслышим и мы.

Через четверть века после дарования свободы, нас, так и не вставших толком с карачек, хлебом не корми, а дай снова унизить соседей, уязвить Европу, вставить Америке… Посреди распахнутого во все стороны XXI века — расчесать до крови что-нибудь национальное и отгородиться от всего мира, страшно гордясь собой.

Игрушки с модернизацией и демократией, кажется, отброшены прочь. Охлос рулит, выплеснувшись за государственные границы, но ладно бы только охлос...

«Элитная» поддержка катастрофы в показательном диапазоне от Павла Лунгина до Захара Прилепина — пожалуй, самая безнадежная характеристика нашего времени.

На фото: Украина. Киев. 12 марта 2014 года. Выставка плакатов недалеко от площади Независимости накануне референдума о статусе Крыма.
Фото ИТАР-ТАСС/ ЕРА/ ROBERT GHEMENT















  • Аркадий Дубнов: Минский формат урегулирования, похоже, уже неживой, умер ещё раз. На данный момент лучшее из возможных решений – заморозка конфликта.

  • «Коммерсант»: Особое беспокойство вызывают возможные последствия убийства лидера ДНР для урегулирования конфликта в Донбассе

  • Игорь Яковенко: Убиты и сбежали те, с кем невозможно ни о чем говорить, те, кому нет смысла сдаваться в силу тяжести совершенных преступлений. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Смерть, которая устраивала слишком многих
3 СЕНТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Он умер от профессиональной болезни 38-го калибра. Эта ироничная строчка О’Генри вполне может служить эпитафией Александру Захарченко. Человек, который решил возглавить так называемую «донецкую самопровозглашенную республику», этот современный вариант Гуляй-поля, где калашников рождает власть и атаман по определению был обречен ежедневно рисковать жизнью. Захарченко продержался четыре года, что говорит и о ловкости, и о смелости, и о воле. Но вот в последний день лета 2018-го звезды сложились неудачно для лидера. Бомба, запрятанная в люстру, взорвалась точно, когда атаман вошел в кафе, которым владел начальник его охраны. Очевидно, исполнители покушения находились в окружении Захарченко...
Прямая речь
3 СЕНТЯБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Минский формат урегулирования, похоже, уже неживой, умер ещё раз. На данный момент лучшее из возможных решений – заморозка конфликта.
В СМИ
3 СЕНТЯБРЯ 2018
«Коммерсант»: Особое беспокойство вызывают возможные последствия убийства лидера ДНР для урегулирования конфликта в Донбассе
В блогах
3 СЕНТЯБРЯ 2018
Игорь Яковенко: Убиты и сбежали те, с кем невозможно ни о чем говорить, те, кому нет смысла сдаваться в силу тяжести совершенных преступлений. 
Сенцову – Нобелевскую премию мира!
29 АВГУСТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Лех Валенса выдвинул Олега Сенцова на Нобелевскую премию мира. Если Нобелевский комитет поддержит и украинский режиссер станет Нобелевским лауреатом, режим Путина автоматически становится в один ряд с гитлеровским режимом и военной хунтой Мьянмы. Именно в этих режимах Нобелевскими лауреатами становились люди, которым премии не могли быть вручены лично, поскольку лауреат находился в заключении. Именно так обстояло дело с немецким антифашистом Карлом фон Осецким, которому Нобелевская премия была присуждена в 1935 году, и с оппозиционным политиком Аун Сан Су Чжи...
Прямая речь
29 АВГУСТА 2018
Николай Сванидзе: Власть закрывает глаза на ситуацию вокруг него и делает это принципиально и последовательно. Так что мой прогноз по Олегу Сенову в принципе пессимистичный.
В СМИ
29 АВГУСТА 2018
Ведомости: «Выдвигаю Олега Сенцова на Нобелевскую премию мира», - написал Валенса. Он отметил, что осужденный режиссер воплотил «все те идеалы», которые руководили им самим.
В блогах
29 АВГУСТА 2018
Александр Морозов: Это очень хороший и ожидаемый шаг. Путинский режим должен - как и военная диктатура в Бирме - иметь у себя в тюрьме Нобелевского лауреата. 
Вы что, украинец?
29 АВГУСТА 2018 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
До недавней поры автор почти с наслаждением подмечал, что тема обсуждений текущей ситуации в Украине заметно подотпустила наших сограждан. По крайней мере, здесь, в Сибири. Видимо живем слишком далеко от непосредственного субъекта международного права, который своими внутренними делами еще недавно вызывал такой горячий отклик в душе и обывателя (и тех, кто формально к ним себя не относит).
Путин потом скажет: «Он же сам умер…»
9 АВГУСТА 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Скоро будет три месяца, как в колонии на севере России держит голодовку украинский кинорежиссер Олег Сенцов. Он выдвигает единственное требование – освобождение всех украинских политических заключенных. В списке шестьдесят четыре имени. Самого себя он в список не включил. Надежду на разрешение этого гуманитарного кризиса многие связывали с чемпионатом мира по футболу. Дескать, лидеру России захочется в преддверии «всемирного праздника большого футбола» сделать жест доброй воли, продемонстрировать миру, что у российской власти человеческое лицо. Мол, мы тут не только пассажирские самолеты сбиваем и нарезаем себе чужие территории, но и способны время от времени проявлять сострадание и милосердие...