Украина
18 января 2019 г.
Сегодня только Запад может остановить Путина. И спасти Украину
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее
Главное событие уходящей недели — это событие, которого не случилось. Речь, разумеется, об отсутствии сколько-нибудь внятной реакции со стороны России на «убедительные и красноречивые» итоги «референдума» в двух юго-восточных областях Украины, Донецкой и Луганской. О характере и упоительных деталях этой процедуры написано уже достаточно (в том числе и на страницах «ЕЖа)», поэтому я позволю себе остановиться лишь на предварительных итогах мероприятия, затеянного и осуществленного с единственной целью — разрушить государственность Украины.

Бенефициар данного проекта выступает в единственном лице. Его имя — Владимир Путин. Российское государство лишь послушный и пока еще надежный инструмент в его руках.

Вроде бы многое свидетельствовало о том, что в случае с юго-востоком Украины Россия пойдет по накатанному в Крыму пути. Вот вам притеснения русскоговорящих граждан, кровавая киевская хунта, готовая на все, русофобский Запад и мобилизационный призыв «Мы своих не бросаем»… То есть полный набор искусственно смоделированных обстоятельств, густо сдобренных пропагандистскими штампами. Обстоятельств, призванных оправдать вторжение «миротворческих сил», которые уже умаялись ждать сигнала. А гонца с приказом все нет и нет... Последний мазок на это полотно — «референдум». Кажется, чего еще тянуть?! Тем более что «Правый сектор» и «бандеровцы» уже топят в крови русские села и города! Но Путин войска не двинул. Пока не двинул.

Многие аналитики и обозреватели и раньше сомневались в том, что Москва решится на обнародование и признание своего прямого влияния на ситуацию в Украине. Причем уверенность эта базировалась на аргументации сугубо практического свойства. Дескать, Донбасс не Крым, он Москве сто лет без надобности и только ляжет неподъемным грузом на плечи отечественной экономике, которая и так, похоже, на ладан дышит. Я, однако, твердо уверен в том, что любая прагматика в отношении России к украинскому кризису имеет глубоко второстепенное значение. Тут на первый план, с моей точки зрения, выходят эмоции, чувства. И прежде всего — чувство ненависти. Думаю, что Владимир Путин ненавидит Украину так, как ничто и никогда в своей жизни. И всей душой желает, чтобы на голову украинского народа обрушились какие только возможно невзгоды и несчастья. И готов, как мы уже видим, многим жертвовать ради осуществления этой мечты. Но многим — еще не значит всем. Вот, собственно, мы и подобрались к острой иголочке в заветном яичке. Так почему же Путин не двинул до сих пор войска на Донбасс?

Нынче весьма популярна точка зрения, что, переступив красную черту в случае с Крымом, Россия ясно дала понять всему миру, что вовсе не боится реакции Запада. Возможно, кстати, так оно и было на первоначальном этапе. По одной простой причине — в патриотическом угаре никто толком не просчитал возможные последствия этой реакции. А если какой высоколобый и просчитал, то побоялся сообщить о них по инстанции. Сработало опасение быть обвиненным в преступном малодушии на фоне небывалого народного подъема и общенационального вставания с колен. Между тем, сегодня уже совершенно очевидно: фактор прямого давления на Путина — единственное, что может охладить его пыл, а возможно, и вернуть к более или менее трезвому осмыслению происходящего.

Утверждение, что ухудшение экономической ситуации в России только укрепит популярность Владимира Путина внутри страны, глубоко ошибочно. То есть среди маргинализированной и деморализованной части общества, возможно, и укрепит, но сегодняшняя Россия вовсе не готова подтягивать этот пояс бесконечно, проковыривая в ремне все новые и новые дырочки. Большие города будут крайне болезненно расставаться с достигнутым благодаря нефтяным и газовым насосам уровнем жизни. И уровень этот определяется отнюдь не только состоянием кошелька, но и многочисленными опциями, без которых современный человек уже чувствует себя крайне неуютно. Перечислять их можно долго, но все они очевидны. То есть не сам по себе Запад может остановить Путина, а перспектива утраты популярности внутри страны со всеми вытекающими последствиями. Но пока она только растет, скажете вы… Ну, так это только пока. Разве вы уже начали подтягивать свой пояс?

Реальные экономические санкции (скажем, сопоставимые с теми, что были применены к Ирану) могут не просто нанести ущерб российской экономике. Они могут ее фактически разрушить. Сегодня, когда речь идет о том, что так называемые секторальные санкции — наше возможное скорое будущее, неплохо бы уже осознать, к чему они приведут. Например, в банковском секторе, когда все российские операторы (не только госбанки) потеряют возможность осуществлять свою деятельность вне суверенной юрисдикции. Закрытие корсчетов по всему западному миру если и не обрушит сразу всю нашу банковскую систему, то точно отбросит ее на десятилетие назад.

Что же касается бодрых заявлений, будто бы в любой момент Россия готова диверсифицировать свой экспорт энергоносителей, переориентировав его на Китай, то это смешные и безответственные заявления. Россия к этому сегодня совершенно не готова и, подозреваю, не будет готова и через пять лет. Перспектива замещения импортных технологий на отечественные (об этом в минувшую среду Путин говорил на совещании с представителями «оборонки») потребует глобальной модернизации целых отраслей промышленности, для чего у нас сегодня нет ни мощностей, ни ресурсов, ни технических и научных кадров.

Еще нам рассказывают про золотовалютные запасы, которых якобы должно хватить на несколько лет, забывая при этом уточнить, что сегодня (в отличие, скажем, от кануна кризиса 2008 года) запасы эти даже не покрывают совокупную задолженность наших компаний. Ах, вы говорите, мы не станем возвращать кредиты… Ну-ну.

Словом, уже в краткосрочной перспективе речь может зайти о воссоздании социалистической модели экономики со всеми вытекающими последствиями. Главное из которых — социалистическую экономику реально строить только в тоталитарном государстве, где все рычаги контроля и управления находятся в одних руках. Этот тезис, некогда сформулированный Егором Гайдаром, отнюдь не утратил своей актуальности.

Так вот, я думаю, что Владимир Путин уже понял, что страна с такой перспективой не согласится. Не согласится, когда осознает, что на практике означает быть отрезанным от свободного мира. И тут возникает единственная угроза, которую российская власть полагает заслуживающей внимания — угроза стабильности режима внутри России.

Конечно, гражданам России придется самим разруливать ситуацию и строить свое будущее на базе собственных представлений о должном. Но Западу стоило бы глубже вникнуть в сущность нынешней путинской повестки дня и выработать четкую программу действий в отношении России, основанную на твердых принципах — пока, несмотря на все заверения о верности либерально-демократическим ценностям, россиянам слишком часто приходится сталкиваться с теми самыми двойными стандартами, в приверженности которым обе стороны так любят друг друга обвинять. Это становится особенно заметно, когда коррумпированные режимы втягивают в свои схемы видных представителей западного истеблишмента. Впрочем, даже та степень давления Запада на Владимира Путина, которую мы сегодня наблюдаем, уже приносит свои плоды. Главное — не оставлять усилий в этом направлении и не верить никаким обещаниям.

Иного способа восстановить десятилетиями строившийся миропорядок просто нет. И, кстати говоря, Украину тоже по-другому не спасешь.



Фото ИТАР-ТАСС















  • Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.

  • "Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.

  • Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Нет у революции конца? Украина: две революции, а во власти представители все той же номенклатурной обоймы
10 ЯНВАРЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Постоянные читатели моих статей знают, что я отрицательно отношусь к президенту Украины Петру Порошенко. Точнее сказать, к его деятельности на занимаемой должности. За что мне достается от фанатов Петра Алексеевича, которые, по давнему обыкновению большинства обывателей, путают власть и страну, смешивают критику режима с нелюбовью к стране. И тут же, разумеется, припечатывают меня как пособника Путина (что должно выглядеть совершенно нелепо для тех, кто, опять же, следит за моими публикациями — назову только две навскидку: «Я – украинец!» и «Российский вермахт в Украине», когда уже из самих названий понятна моя недвусмысленная позиция по отношению к путинской агрессии).
Безвыигрышное положение
27 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Значительная часть споров относительно военно-морской потасовки, устроенной в Керченском проливе, сводится к дискуссии о том, нарушали ли украинские бронекатера российские территориальные воды и, стало быть, имели ли наши морские пограничники «законное право» на их «вытеснение» и применение оружия. Споры эти, на мой взгляд, совершенно пустые. Ведь те, кто в них участвует, апеллируют к международному праву, в частности к Конвенции ООН по морскому праву. Но, согласно этому самому международному праву, никаких российский вод, ни территориальных, ни внутренних, вокруг Крыма не существует. Потому что, с точки зрения всего остального мира (включая российских союзников по ОДКБ), полуостров принадлежит Украине.
Прямая речь
27 НОЯБРЯ 2018
Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.
В СМИ
27 НОЯБРЯ 2018
"Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.
В блогах
27 НОЯБРЯ 2018
Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!
«Путин – это война!» — Борис Немцов
26 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье наследники славы великих русских флотоводцев устроили небольшое морское сражение фактически под одним из пролетов Крымского моста. Бесстрашные моряки-пограничники с помощью авиации и приданого спецназа грудью преградили путь вражескому флоту, не дав ему прорваться в акваторию нашего внутреннего моря – Азовского. Абсолютно уверен – все, кто сегодня посмеют усомниться, что Азов наше внутреннее море лишь на том смешном основании, что оно омывает часть украинской территории, будут признаны предателями и врагами России. Итак, два боевых украинских катера и один буксир плыли из украинского города Одесса в другой украинский город, Мариуполь. 
Прямая речь
26 НОЯБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Чисто эмоционально меня поражает тот злобный азарт российских моряков, с которым они атакуют несчастный буксир. Они точно знают, что победят и им никто не ответит.
В СМИ
26 НОЯБРЯ 2018
Медуза: Вооруженные силы Украины приведены в состояние полной боевой готовности, сообщает Минобороны страны, ссылаясь на решение Совета национальной безопасности и обороны.
В блогах
26 НОЯБРЯ 2018
Александр Кынев: Всё печально и предсказуемо - когда рейтинги падают, ничего другого кроме отвлекающей внимание внешнеполитической эскалации, власти похоже придумать не могут
Российские санкции как награда
2 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В постановлении правительства РФ № 1300 от 1.11.2018 о санкциях в отношении Украины названы 322 украинских гражданина и 68 компаний, которым Россия станет блокировать безналичные денежные средства и имущество, а также запретит вывозить свои капиталы за пределы России. Для многих из тех, кто попал в санкционный список, это стало наградой. Общую точку зрения выразил генпрокурор Юрий Луценко: «Это предмет гордости для нас… С удовольствием увидел, что я есть (в списке). Значит, я на правильном пути». Полагаю, что многие журналисты Украины, чьих имен нет в списке, втайне завидуют, например, Виталию Портникову, который удостоился такой чести.