Медиафрения
24 ноября 2017 г.
Медиафрения. «Правый сектор» переехал в «Останкино»

ИТАР-ТАССК моменту написания этой колонки официальные итоги выборов в Украине еще не подведены, но их результаты уже ясны. И эти результаты взорвали главный пропагандистский миф последних пяти месяцев: о фашистской хунте во главе Украины.

Лидер всемогущего «Правого сектора», ночной кошмар и фактический фашистский диктатор Украины Дмитрий Ярош, чья визитка способна, подобно талисману вуду, убивать на расстоянии, получил 1% голосов, а Вадим Рабинович, пожилой представитель Всеукраинского еврейского конгресса, доселе не замеченный в политических амбициях, — 2,2%.

И как работать в таких условиях? Каким клеем прикажете приклеивать ярлык фашиста к новому президенту Порошенко, у которого для этого ярлыка ни одной зацепки нет. Были слабые надежды на Тягнибока, так тот тоже получил 1%, также проиграв вдвое Рабиновичу. Но больше всех разочаровал, конечно, Ярош.

Это разочарование невозможно перенести. С ним невозможно смириться. Яроша и его «Правый сектор» так раскручивали по всем российским телеканалам, по медиаиндексу «Правый сектор» в российских СМИ шел ноздря в ноздрю с «Единой Россией» — и вдруг такой облом. Мужественные орденоносцы с «России 1» сделали вид, что ничего не произошло, а вот нервы Ирады Зейналовой не выдержали и она выдала в эфир Первого канала информацию, что украинский ЦИК сообщает о лидерстве Яроша с результатом 37%. Из какой помойки Ирада Зейналова достала эту информацию и, главное, зачем дала в эфир Первого канала страны утку, время жизни которой меньше, чем продолжительность самой передачи, — вот зачем она это сделала, понять невозможно.

Мотив, видимо, тот же, что и при демонстрации на «России 1» 16 мая репортажа об убийствах мирных жителей Донецкой области, причем данный репортаж сопровождался съемками убитых боевиков из Кабардино-Балкарии двухлетней давности. А еще тот же мотив ранее присутствовал при создании сюжета о напряженной ситуации на границе Украины с Россией, только иллюстрировали этот сюжет длинные очереди из машин на границе Украины с Польшей. Можно еще вспомнить о том, как российские телеканалы наперебой брали интервью у шизофреника (в данном случае это не эпитет, а скорбный медицинский диагноз), который одному каналу представлялся сторонником Майдана и жертвой Антимайдана, а второму каналу, наоборот, борцом за федерализацию, пострадавшим от бандеровцев.

Резон у создателей этих и еще десятков подобных фейковых сюжетов один: производственная скорость и индустриальная мощь фабрики лжи на много порядков превышает аналогичные показатели тех структур, которые этой лжи противостоят, а значит, эффект гарантирован. Пока такой подход себя оправдывает.

Кадыров как главный омбудсмен России и лучший друг журналистов

Главным событием минувшей недели в российских СМИ стало освобождение из фашистского плена сотрудников Life News Олега Сидякина и Марата Сайченко. По размаху и стилистике движение за их освобождение напомнило то, что происходило четыре десятилетия назад, когда все люди доброй воли требовали освобождения Анджелы Девис, а потом примерно тем же составом добивались свободы для Луиса Корвалана.

Формально Сидякину и Сайченко можно было доказательно предъявить лишь одно обвинение — незаконный въезд в страну. Скрыли, что журналисты, сказали, что едут на концерт. Все остальное — ПЗРК в багажнике, непосредственное участие в боевых действиях — либо полная чушь, либо совершенно недоказуемые вещи. Что же касается незаконного въезда, а также использования аккредитации ДНР, то есть сотрудничество с организацией, которая Киевом признается террористической (и с этим сложно спорить), то деятельность журналиста, если он хочет быть эффективным, в каких-то случаях требует хождения по кромке закона, а иногда вынуждает и заступить за грань. И это не только работа военного журналиста. Почти любое журналистское расследование находится в зоне правового риска. Даже в советские вегетарианские времена люди, которые делали материалы в рубрику «Журналист меняет профессию», во имя поиска истины обманывали людей и нарушали кучу законов.

Вопрос в «весовом» соотношении цели и нарушенной нормы. Чтобы вытащить ребенка из-под колес, допустимо нарушить правила дорожного движения. Чтобы сказать людям правду о том, что происходит в Украине, допустимо нарушить правила въезда. Ложь во спасение. Но дьявол как всегда в деталях.

Кампанию за освобождение Сидякина и Сайченко трудно назвать проявлением журналистской солидарности. Во-первых, границы этой солидарности очень сильно расходятся с границами журналистики. Я не слышал громких заявлений Киселева и Соловьева по поводу задержания и избиения крымскими силовиками журналиста телеканала АТR Османа Пашаева и оператора Дженгиза Казгына. В государственных СМИ не было кампании за освобождение похищенного боевиками корреспондента «Новой газеты» Павла Каныгина и многих других журналистов, которых похищают и избивают на территориях, так или иначе подконтрольных России или симпатизирующих ей.

Но главное — вторая деталь. Граждане Украины и ее власти имеют полное право не воспринимать сотрудников российских СМИ в качестве журналистов. Они правы, относясь ко всем российским журналистам как к бойцам информационных войск Путина. И не разделяют честных журналистов, например, с «Эха Москвы», которые, тем не менее, называют сотрудников Life News коллегами, и пропагандистов с гостелеканалов.

Решающую смысловую точку в этой истории с чудесным освобождением сотрудников Габрелянова поставила фигура главного освободителя. Гортанные окрики в адрес киевских властей со стороны известного грозненского правозащитника стали раздаваться сразу после задержания Сидякина и Сайченко: «У нас есть реальная сила. Советую дать свободу журналистам, иначе мы будем действовать жестко». Жанр интернет-дуэли, своеобразного бокса по переписке, больше свойственный неуверенным в себе и желающим утвердиться подросткам, вообще характерен для руководителя Чеченской Республики, который совсем недавно пытался примерно в таких же выражениях запугать Яроша с помощью твиттера.

Не знаю, насколько Ярош испугался угроз Кадырова, но в ситуации с сотрудниками Life News действия Кадырова якобы оказались результативными. На обращения международных организаций и российского МИДа киевские власти отвечали уклончивыми отказами, а вот Кадыров прилетел на белом самолете, забрал добычу и по праву победителя отвез в Грозный, а не в Москву. Чтобы всем было ясно, кто в доме хозяин. А также кто главный герой, главный правозащитник и главный... этот… как его, омбудсмен, вот.

Этот пьедестал для Кадырова российские СМИ выстраивали несколько последних лет. По медийному рейтингу чеченский лидер прочно укоренился в первой тройке российских губернаторов, а по рейтингу цитируемости в СМИ блогеров России по итогам 2013 года он второй, сразу после Навального.

Несомненно, каждое высказывание академика Кадырова представляет интерес, в том числе антропологический. Вот, например, его, пожалуй, единственная членораздельная фраза в интервью «Известиям», которое герой дал сразу после освобождения сотрудников Life News: «Ситуация на Украине непростая, там террористы, ваххабиты, «Правый сектор» — все угрозы, а власти нет». Конец цитаты. Ваххабиты из «Правого сектора» — это почти жидобандеровцы, о которых пойдет речь во второй части нашего обзора.

Любопытно, что никто из сотрудников СМИ, возводивших Кадырова на пьедестал главного защитника журналистов и свободы слова, а также других прав человека, не почувствовал некоторого дискомфорта, шибающего в нос запаха крови и пещерного тоталитаризма, которым давно несет от этого человека.

Кадыров — участник и первой, и второй чеченских войн. В первую воевал против России, во вторую — за Россию. На первой войне погибло 15 журналистов, на второй — 13. После окончания войны, в 2006 году, «Мемориал» зафиксировал в руководимой Кадыровым Чечне похищение 187 человек, из которых 11 случаев закончились гибелью жертвы, 63 — исчезновением.

Анна Политковская в своем последнем публичном выступлении 5 октября 2006 года рассказала о том, как под видом боевиков проводятся расправы над мирными жителями. Через два дня ее убили. По свидетельству главного редактора «Новой» Дмитрия Муратова, в день убийства Политковская собиралась передать в редакцию большой текст о практике пыток, применяемых чеченскими властями под руководством Кадырова. Заказчик ее убийства не найден.

Убийство в 2009 году журналистки Натальи Эстемировой, которая так же, как и Анна Политковская, расследовала и предавала гласности бессудные убийства в Чечне, стало одним из последних убийств журналистов и правозащитников на территории, контролируемой Рамзаном Кадыровым. Потому что ни журналистов, ни правозащитников в Чечне теперь практически нет.

Пантеон героев путинской России приобретает вид законченный и логически совершенный. Не хватает нескольких штрихов. Жаль, например, казненного Андрея Романовича Чикатило. Покойник так же нежно любил детей, как Рамзан Кадыров любит журналистов. Так вот Чикатило был бы неплохой заменой Павлу Астахову на посту уполномоченного по правам ребенка. Для завершенности кадрового пейзажа не хватает именно этой яркой краски.

У меня нет инсайдерской информации о процессе освобождения сотрудников Life News. Есть предположение, основанное на наблюдении за участниками процесса. Полагаю, что реальные рычаги давления на Киев в России есть только у Путина. И именно он решил этот вопрос. А Кадырова назначил «спасителем журналистов». Цель — еще раз показать работникам СМИ, кто они есть на этой земле. Макнуть их в Кадырова, заставить петь ему осанну. Шпана любит играть людьми, унижать, заставлять делать противоестественные вещи. Предыдущим актом публичного опускания медийного сообщества было назначение Митрофанова председателем думского комитета по информационной политике. Противно, но бывает и хуже. Культуру вообще под Мединского подложили. Фельдфебеля в Вольтеры. Любимая забава самодуров.

Еврейский «Правый сектор» в составе Правого интернационала Владимира Путина


Многие удивляются, зачем Владимир Соловьев в каждом своем «Воскресном вечере» (а их у него теперь не меньше двух в неделю) обязательно объявляет, что он еврей. Ну, сказал раз, ну, два, но зачем объявлять о своем еврействе регулярно? Вот и в том «Воскресном вечере», который состоялся 23 мая, Соловьев пожаловался своему главному герою: «Я как еврей с ужасом смотрю, что евреи спонсируют ''Правый сектор''. Имею в виду Коломойского. Евреи раздувают этот фашизм». Конец цитаты.

Проханов с удовольствием поддержал тему, заявив, что «обезумевшие евреи провоцируют второй Холокост». Вообще-то заявление, что Холокост провоцировали или могут спровоцировать евреи, является классикой антисемитизма и в нормальном обществе предусматривает немедленный ответ канделябром по лысине. Но для Соловьева, который себя считает «правильным евреем», «правильный антисемит» Проханов является не только социально близким, но и важным стратегическим союзником по созданию Правого интернационала под руководством Путина. Соловьев целенаправленно формирует вокруг себя группу идеологов «правого еврейства» во главе с Авигдором Эскиным, которые стремятся перенацелить Израиль и диаспору в целом на поддержку Путина, отвратив еврейский мир от сотрудничества с США и Западной Европой.

Но обо всем по порядку. Кроме антисемитской выходки «писатель, журналист, философ и мыслитель» Проханов в этот пятничный и одновременно «воскресный вечер» ничего радикально нового не сказал, но, пожалуй, существенно повысил градус юродства. Судите сами: «Вокруг Крыма крутятся материки. Вокруг Крыма складывается новый мир. Европа и Россия вступили в смертельную схватку». И далее Проханов зачем-то цитирует Шпенглера, правда, забыв указать автора: «Западная цивилизация одряхлела. Западный человек устал. На Востоке зреет новая формула человечества».

Естественно, не обошлось без оды Новороссии, которую Соловьев все время пытался сравнить то с Парижской коммуной, то со второй Испанией. Но Проханова на метафорах не проведешь! Он стоял на своем: «Это государство (Новороссия) складывается, впитывая всю энергетику антифашизма. Крохотная Новороссия одна сражается с мировым фашизмом». Поэтому Россия должна ей помочь, создавая отряды добровольцев. Да, и еще необходимо молиться за Путина в монастырях.

Телевизионный культ Путина растет на глазах, приобретая какие-то уже совершенно северо-корейские очертания. Дмитрий Киселев в «Вестях недели», комментируя сюжет об экономическом форуме в Санкт-Петербурге, сказал, что это была встреча Джедая с бухгалтерами. Не успев записать «наше все» в герои заокеанских «Звездных войн», Киселев немедленно описал его очередной подвиг. Оказывается, Путин «построил многополюсный мир». То есть успехи Китая, Индии, Бразилии, Мексики, других стран, образующих то, что принято считать «многополюсным миром», — это все построил Путин. Ну да, он ведь Джедай, а все остальные бухгалтеры. Мир Киселева устроен, пожалуй, так же забавно, как и мир Проханова.

Возвращаясь от чудес киселевских «Вестей недели» вновь в «Воскресный вечер» Соловьева, но на этот раз уже реально воскресный, от 25 мая, попадаем в атмосферу, еще менее пригодную для жизни, поскольку в этом формате «Воскресного вечера» помимо Соловьева еще восемь участников и большинство из них пытаются перещеголять друг друга в ненависти к «хунте», Обаме и Западу в целом.

Впрочем, Европе Соловьев дал шанс исправиться. Комментируя выборы в Европарламент, Соловьев с нескрываемым удовольствием отметил, что Европа повернула в сторону консерватизма и ультрарадикализма. Тему с удовольствием подхватил политолог Олег Бондаренко, который с истовой верой в глазах сообщил, что «новая Европа будет за Россию».

Соловьев подвел итог не только «Воскресного вечера», но и всей недели, прямо возвестив о пришествии нового хозяина если не всего мира, то его значительной части: «Путин реально становится лидером консервативного мира».

Я не уверен, что европейские правые националисты в лице французского «Национального фронта», австрийской Партии свободы или венгерских ультраправых из партии «Йоббик» все как один готовы признать Путина своим лидером. Не говоря уже о том, что соловьевско-прохановская идея Правого интернационала намного шире и включает в себя все мракобесие мира, которое они собираются привести под руку Путина. Идея, конечно, бредовая и, по счастью, имеет нулевые шансы на реализацию. Но сам замысел многое говорит и о разработчиках, и о бенефициаре.

Выборы в Украине убедительно доказали, что фашистов в этой стране практически нет. Их, видимо, надо искать по соседству, чуть восточнее. В основном они концентрируются в студиях российских телеканалов, в «Останкино» и на 5-й улице Ямского поля.


Фото ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.