Цензура
26 апреля 2018 г.
Закон о блогерах оказался законом о слежке
5 ИЮНЯ 2014, ИРИНА БОРОГАН

ИТАР-ТАСС

1 августа может настать решительный конец анонимности пользователей соцсетей в России. Если подзаконные акты, разработанные Минсвязи и ФСБ в дополнение к так называемому закону о блогерах, будут приняты, то и Facebook, и Google + , а также популярные почтовые сервисы должны будут предоставлять российским спецслужбам личные данные пользователей и информацию об их контактах по запросу, без судебного ордера.

В сущности, сбылась многолетняя мечта российских силовиков о бесконтрольном мониторинге соцсетей и идентификации пользователей.

Документ «Регламент хранения информации и порядок ее предоставления уполномоченным органам» расписывает, какие сведения «организатор распространения информации» — определение, под которое подпадают не только все соцсети, но и любые интернет-ресурсы, где предполагается регистрация включая онлайн-конференции и магазины — должен предоставлять спецслужбам.

Их, напомню, у нас кроме ФСБ и МВД еще шесть, и всем придется предоставлять по первому запросу немало: идентификатор пользователя, список его контактов, список «друзей», количество и объем сообщений, которые он передал или получил, а также не только адреса электронной почты, но и переадресации, сообщения пользователей на форумах, блогохостингах, соцсетях с указанием сетевых адресов и времени посещений.

Список здесь не заканчивается, потому что спецслужба имеет право потребовать от компании регистрационные данные о сетевом адресе, с которого пользователь вошел в сервис, данные о сетевых протоколах пользователя и т.п. В общем, все то, что может помочь идентифицировать скрывающегося под ником человека.

Даже тех, кто считает, что ему совершенно нечего прятать, не обрадует, что спецслужбам теперь станет доступна информация об электронных платежах пользователя с указанием суммы оплачиваемой услуги.

Все вышеперечисленное называется метаданными и может рассказать о круге общения человека и его жизни очень многое. Недаром в 1990-е, когда интернет не был еще так популярен, оперативники при первой возможности изымали у задержанных авторитетов и воров в законе записные книжки, чтобы выяснить связи преступника. Теперь на месте авторитетов оказались пользователи соцсетей и других интернет-сервисов, поскольку у государства сменились приоритеты и криминальной революции власти боятся намного меньше, чем арабской весны.

Увильнуть от исполнения новых требований будет сложно — для контроля за ситуацией Роскомнадзор создаст специальный Реестр организаторов распространения информации, где зарегистрируют компании и граждан, к которым спецслужбы обратились за информацией о пользователях. За отказ хранить и предоставлять сведения спецслужбам будут штрафовать, причем для юридических лиц штрафы могут доходить до 500 тысяч рублей.

Для тех, кто решит, что хранить информацию на всех пользователей шесть месяцев слишком затратно, предусмотрен постоянный доступ спецслужб к этим данным. По всей видимости, будет написана специальная программа, которая позволит ФСБ автоматически выкачивать сведения о тех пользователях, которые ее заинтересуют. Примерно так работает легальный перехват переговоров и информации, передаваемой через Интернет в России (СОРМ), но для этого все-таки необходим судебный ордер.

Очевидно, что все это не может вызвать оптимизма ни у российских, ни у глобальных компаний. Тем не менее, пока реакция очень сдержанная. Например, Наталья Касперская, генеральный директор Infowach, сказала во вторник в интервьютелеканалу «Дождь», что у спецслужб и так были возможности получать информацию о пользователях соцсетей и анонимность в Сети — понятие условное.

Мы знаем, однако, что раньше многие отказывались предоставлять информацию о пользователях госорганам и спецслужбам по одному лишь запросу и требовали судебного решения. Например, в 2011 году, когда Центр информационной безопасности ФСБ потребовал от владельца сайта Roem.ru раскрыть данные одного из авторов сайта, писавшего о внутреннем конфликте в «Одноклассниках», Юрий Синодов не стал слепо выполнять требования спецслужбы, а направил запрос в Генпрокуратуру. Ответ был неожиданным: проверка установила, что ФСБ нарушила закон об оперативно-разыскной деятельности и не имела права запрашивать такие сведения. И Синодов с чистой совестью выложил переписку с ФСБ и Генпрокуратурой на сайт.

По новым правилам он не смог бы этого сделать: информацию о фактах сотрудничества со спецслужбами разглашать запрещено.

И это не единственный пример, когда компании проявляли принципиальность и отказывались предоставлять личные сведения пользователей. В прошлом году два крупнейших почтовых сервиса — Rambler.ru и Mail.ru — отказались предоставить данные переписки пользователей без решения суда, хотя и были оштрафованы за это. Аргументация компаний была очень простая: законодательство четко не отделяет метаданные (данные переписки) от содержания переписки, поэтому на получение таких сведений необходимо решение суда.

Как известно, создатель соцсети «ВКонакте» Павел Дуров тоже отказывался делиться с ФСБ данными пользователей, за что, правда, поплатился и был вынужден продать акции компании.

Артем Козлюк, руководитель сайта «Роскомсвобода», где и появились тексты подзаконных актов, считает, что хотя «анонимность в Сети — понятие условное, определенный набор атрибутов действий пользователя в сети может дать хороший объем информации для установления личности или ее привычек, область общения». И по мнению Козлюка, «набор атрибутов пользователей, которые владельцы ресурсов должны хранить полгода и предоставлять госорганам, очень широк».

По мнению Ирины Левовой, директора по стратегическим проектам Института исследования интернета, даже такие меры не означают, что наступила эпоха тотальной идентификации. Она считает, что хотя «пассивная анонимность» при таком повороте событий невозможна, зато «запрета на активную анонимность не предусмотрено и граждане могут использовать технические средства, которые позволят ее сохранять».

Конечно, многое будет зависеть от позиций таких глобальных компаний, как Google, Facebook и Twitter. По идее, они могут проигнорировать законодательство другого государства, хотя на это надежды мало. Поскольку в этом случае наши власти могут просто заблокировать все их сервисы на территории страны, на что прозрачно намекнул пару недель назад замруководителя Роскомнадзора Максим Ксензов в интервью «Известиям».

Пакет поправок, который ужесточает контроль властей над интернетом и лишает пользователй анонимности, прошел через Госдуму как антитеррористический. И в этом нет ничего нового: прикрываясь борьбой c терроризмом, спецслужбы постоянно ограничивают права граждан. Например, за последние шесть лет легальный перехват телефонных переговоров и электронной почты в России вырос почти в два раза: c 265 937 в 2007 году до 539 864 в 2012-м.* И это на фоне ежегодных отчетов ФСБ о том, что уровень терроризма в России падает.

Когда общество отступает, а в данном случае не видно ощутимого сопротивления интернет-бизнеса, спецслужбы, напротив, переходят в наступление.

* официальные данные Судебного департамента при Верховном суде РФ.


На фото: Россия. Рязанская область. В серверном центре ООО "Яндекс ДЦ" (центр для обработки и хранения данных) в городе Сасово.

Фото ИТАР-ТАСС/ Александр Рюмин


















  • Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.

  • МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.

  • Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Заметки на полях Telegram
24 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Коллизия вокруг Telegram поставила перед нами ряд вопросов. Что хочет власть? Что хочет общество? Проблема лишь в лишении нас сетевой анонимности или она гораздо глубже? Как ни странно, но наиболее адекватный ответ принадлежит не «САРКИС ДАРБИНЯН VS ДЖИН КОЛЕСНИКОВ», а записному лоялисту Петру Акопову во первых строках его пропагандистского текста. Или, вернее, даже не в тексте, а в его заголовке: «Телеграм» пытаются использовать для удара по российскому государству».
Атака на Интернет — невежество или тестирование?
23 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье Роскомнадзор официально признал то, что уже почти с неделю ни для кого секретом не является: надзорное ведомство в попытке закрыть доступ к сервису Телеграм на территории России блокирует и домены других компаний, о которых в судебном решении от 13 апреля не говорится ни слова. На странице интернет-регулятора в социальной сети «ВКонтакте» появилось следующее заявление: «Google на сегодняшний день не удовлетворила требования Роскомнадзора и в нарушение вердикта суда продолжает позволять компании Telegram Messenger Limited Liability Partnership использовать свои IP-адреса для осуществления деятельности на территории России». 
Прямая речь
23 АПРЕЛЯ 2018
Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.
В СМИ
23 АПРЕЛЯ 2018
МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.
В блогах
23 АПРЕЛЯ 2018
Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.
Telegram как «продажная девка» империализма
17 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот уже вторые сутки в киберпространстве идет беспощадная схватка, на фоне которой меркнут фантастические миры «Матрицы» и «Звездных войн». Бесстрашные интернет-жандармы от Роскомнадзора без устали гоняются за увертливым мессенджером Telegram, который ловко использует IP-адреса крупнейших подсетей. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров наверняка ощущает себя полководцем в этой великой битве. Именно в этом стиле он комментирует ход сражения: «Идет борьба снаряда и брони – мы выявляем IP-адреса, по которым мигрирует мессенджер, и блокируем их...»
Прямая речь
17 АПРЕЛЯ 2018
Ксения Собчак: Поражает, как наши власти уничтожают то, чем в другой стране бы гордились. Особенно это касается прорывных современных технологий, интернета.
В СМИ
17 АПРЕЛЯ 2018
«Независимая газета»: В Telegram отказались давать ФСБ доступ и по принципиальным, и по техническим соображениям. Павел Дуров заявил, что «конфиденциальность не продается».
В блогах
17 АПРЕЛЯ 2018
Екатерина Шульман: Вопрос о том, удастся ли Роскомнадзору победить Telegram — не вопрос наличия политической воли, а вопрос наличия технических возможностей. Даже в Китае обходят блокировки...
О музыканте Макаревиче, МИДе РФ И Госдуме
21 МАРТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Музыкант Андрей Макаревич, находясь на заокеанских гастролях, вел путевые заметки, в которых писал что вздумается, полагая, что, будучи лицом глубоко партикулярным, имеет полное право писать в своем дневнике все что угодно. Родина мгновенно указала музыканту Макаревичу на глубину его заблуждения. Это случилось, когда в одной из заметок музыкант Макаревич попытался сравнить американцев и русских и пришел к выводу, что американцы «спокойнее, веселее и добрее нас». Полагаю, что одного этого было бы достаточно для сурового окрика из северной Евразии, но Макаревичу вздумалось проанализировать причины таких отличий.