Цензура
21 февраля 2018 г.
Закон о блогерах оказался законом о слежке
5 ИЮНЯ 2014, ИРИНА БОРОГАН

ИТАР-ТАСС

1 августа может настать решительный конец анонимности пользователей соцсетей в России. Если подзаконные акты, разработанные Минсвязи и ФСБ в дополнение к так называемому закону о блогерах, будут приняты, то и Facebook, и Google + , а также популярные почтовые сервисы должны будут предоставлять российским спецслужбам личные данные пользователей и информацию об их контактах по запросу, без судебного ордера.

В сущности, сбылась многолетняя мечта российских силовиков о бесконтрольном мониторинге соцсетей и идентификации пользователей.

Документ «Регламент хранения информации и порядок ее предоставления уполномоченным органам» расписывает, какие сведения «организатор распространения информации» — определение, под которое подпадают не только все соцсети, но и любые интернет-ресурсы, где предполагается регистрация включая онлайн-конференции и магазины — должен предоставлять спецслужбам.

Их, напомню, у нас кроме ФСБ и МВД еще шесть, и всем придется предоставлять по первому запросу немало: идентификатор пользователя, список его контактов, список «друзей», количество и объем сообщений, которые он передал или получил, а также не только адреса электронной почты, но и переадресации, сообщения пользователей на форумах, блогохостингах, соцсетях с указанием сетевых адресов и времени посещений.

Список здесь не заканчивается, потому что спецслужба имеет право потребовать от компании регистрационные данные о сетевом адресе, с которого пользователь вошел в сервис, данные о сетевых протоколах пользователя и т.п. В общем, все то, что может помочь идентифицировать скрывающегося под ником человека.

Даже тех, кто считает, что ему совершенно нечего прятать, не обрадует, что спецслужбам теперь станет доступна информация об электронных платежах пользователя с указанием суммы оплачиваемой услуги.

Все вышеперечисленное называется метаданными и может рассказать о круге общения человека и его жизни очень многое. Недаром в 1990-е, когда интернет не был еще так популярен, оперативники при первой возможности изымали у задержанных авторитетов и воров в законе записные книжки, чтобы выяснить связи преступника. Теперь на месте авторитетов оказались пользователи соцсетей и других интернет-сервисов, поскольку у государства сменились приоритеты и криминальной революции власти боятся намного меньше, чем арабской весны.

Увильнуть от исполнения новых требований будет сложно — для контроля за ситуацией Роскомнадзор создаст специальный Реестр организаторов распространения информации, где зарегистрируют компании и граждан, к которым спецслужбы обратились за информацией о пользователях. За отказ хранить и предоставлять сведения спецслужбам будут штрафовать, причем для юридических лиц штрафы могут доходить до 500 тысяч рублей.

Для тех, кто решит, что хранить информацию на всех пользователей шесть месяцев слишком затратно, предусмотрен постоянный доступ спецслужб к этим данным. По всей видимости, будет написана специальная программа, которая позволит ФСБ автоматически выкачивать сведения о тех пользователях, которые ее заинтересуют. Примерно так работает легальный перехват переговоров и информации, передаваемой через Интернет в России (СОРМ), но для этого все-таки необходим судебный ордер.

Очевидно, что все это не может вызвать оптимизма ни у российских, ни у глобальных компаний. Тем не менее, пока реакция очень сдержанная. Например, Наталья Касперская, генеральный директор Infowach, сказала во вторник в интервьютелеканалу «Дождь», что у спецслужб и так были возможности получать информацию о пользователях соцсетей и анонимность в Сети — понятие условное.

Мы знаем, однако, что раньше многие отказывались предоставлять информацию о пользователях госорганам и спецслужбам по одному лишь запросу и требовали судебного решения. Например, в 2011 году, когда Центр информационной безопасности ФСБ потребовал от владельца сайта Roem.ru раскрыть данные одного из авторов сайта, писавшего о внутреннем конфликте в «Одноклассниках», Юрий Синодов не стал слепо выполнять требования спецслужбы, а направил запрос в Генпрокуратуру. Ответ был неожиданным: проверка установила, что ФСБ нарушила закон об оперативно-разыскной деятельности и не имела права запрашивать такие сведения. И Синодов с чистой совестью выложил переписку с ФСБ и Генпрокуратурой на сайт.

По новым правилам он не смог бы этого сделать: информацию о фактах сотрудничества со спецслужбами разглашать запрещено.

И это не единственный пример, когда компании проявляли принципиальность и отказывались предоставлять личные сведения пользователей. В прошлом году два крупнейших почтовых сервиса — Rambler.ru и Mail.ru — отказались предоставить данные переписки пользователей без решения суда, хотя и были оштрафованы за это. Аргументация компаний была очень простая: законодательство четко не отделяет метаданные (данные переписки) от содержания переписки, поэтому на получение таких сведений необходимо решение суда.

Как известно, создатель соцсети «ВКонакте» Павел Дуров тоже отказывался делиться с ФСБ данными пользователей, за что, правда, поплатился и был вынужден продать акции компании.

Артем Козлюк, руководитель сайта «Роскомсвобода», где и появились тексты подзаконных актов, считает, что хотя «анонимность в Сети — понятие условное, определенный набор атрибутов действий пользователя в сети может дать хороший объем информации для установления личности или ее привычек, область общения». И по мнению Козлюка, «набор атрибутов пользователей, которые владельцы ресурсов должны хранить полгода и предоставлять госорганам, очень широк».

По мнению Ирины Левовой, директора по стратегическим проектам Института исследования интернета, даже такие меры не означают, что наступила эпоха тотальной идентификации. Она считает, что хотя «пассивная анонимность» при таком повороте событий невозможна, зато «запрета на активную анонимность не предусмотрено и граждане могут использовать технические средства, которые позволят ее сохранять».

Конечно, многое будет зависеть от позиций таких глобальных компаний, как Google, Facebook и Twitter. По идее, они могут проигнорировать законодательство другого государства, хотя на это надежды мало. Поскольку в этом случае наши власти могут просто заблокировать все их сервисы на территории страны, на что прозрачно намекнул пару недель назад замруководителя Роскомнадзора Максим Ксензов в интервью «Известиям».

Пакет поправок, который ужесточает контроль властей над интернетом и лишает пользователй анонимности, прошел через Госдуму как антитеррористический. И в этом нет ничего нового: прикрываясь борьбой c терроризмом, спецслужбы постоянно ограничивают права граждан. Например, за последние шесть лет легальный перехват телефонных переговоров и электронной почты в России вырос почти в два раза: c 265 937 в 2007 году до 539 864 в 2012-м.* И это на фоне ежегодных отчетов ФСБ о том, что уровень терроризма в России падает.

Когда общество отступает, а в данном случае не видно ощутимого сопротивления интернет-бизнеса, спецслужбы, напротив, переходят в наступление.

* официальные данные Судебного департамента при Верховном суде РФ.


На фото: Россия. Рязанская область. В серверном центре ООО "Яндекс ДЦ" (центр для обработки и хранения данных) в городе Сасово.

Фото ИТАР-ТАСС/ Александр Рюмин


















  • Алексей Макаркин: Это — реакция на открытость и невозможность построить полноценный «железный занавес». Но можно попробовать создать какое-то подобие.

  • РБК: Как сообщил спикер парламента Чечни Магомед Даудов, в ближайшее время принятый документ будет направлен в Государственную думу. 

  • Екатерина Вайс: Речь об уголовном наказании. И понятно, кто именно будет определять, что ложь (то бишь миф), что правда.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Искоренение исторических ересей
16 ФЕВРАЛЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Государственной думе ждут внесения закона, предложенного Рамзаном Кадыровым и единогласно принятого 13.02.18 парламентом Чечни. Закон предусматривает уголовное наказание лиц, намеренно искажающих правду о Великой Отечественной войне. По этому законопроекту уголовная ответственность вводится «за совершение действий, оскорбляющих чувства ветеранов и память погибших в Великой Отечественной войне, искажающих историю ВОВ и отрицающих решающий вклад СССР и его многонационального народа в победу во Второй мировой войне».
Прямая речь
16 ФЕВРАЛЯ 2018
Алексей Макаркин: Это — реакция на открытость и невозможность построить полноценный «железный занавес». Но можно попробовать создать какое-то подобие.
В СМИ
16 ФЕВРАЛЯ 2018
РБК: Как сообщил спикер парламента Чечни Магомед Даудов, в ближайшее время принятый документ будет направлен в Государственную думу. 
В блогах
16 ФЕВРАЛЯ 2018
Екатерина Вайс: Речь об уголовном наказании. И понятно, кто именно будет определять, что ложь (то бишь миф), что правда.
Срамное слово
26 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда депутат Драпеко, выступая в Госдуме, говорила о необходимости создать в России Совет по нравственности, который будет определять, что такое хорошо, а что плохо и что нам можно показывать, а что нельзя, — это выглядело довольно уныло, немного смешно и невероятно стыдно. Потому что слово «нравственность», примененное к путинской России, выглядит глумлением. Это как говорить о гуманизме Сталина, память которого так дорога депутату Драпеко, или Гитлера, которого путинская власть почему-то считает хуже Сталина, хотя путинский режим больше похож на фашизм, чем на сталинизм. Это как писать антисемитскую гадость на Стене плача в Иерусалиме.
Прямая речь
26 ЯНВАРЯ 2018
Анатолий Голубовский: Государство вроде как хочет контролировать ситуацию, но не может. Страна в институциональном хаосе, её практически нет.
В СМИ
26 ЯНВАРЯ 2018
РИА Новости: "Справедливая Россия" предлагает подумать над созданием в РФ Совета по нравственности, который бы решал экспертным путем, должен ли тот или иной фильм быть показан на территории страны...
В блогах
26 ЯНВАРЯ 2018
Яап Эггермонт: Совет по нравственности, значит. Ну что ж. Тем приятней русским людям будет всем этим депутатам потом эту нравственность в жопу засовывать.
Минкульт решил отменить «Смерть Сталина»
24 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Завтра, 25.01.18, в России должна была состояться премьера англо-французской комедии «Смерть Сталина» режиссера Армандо Ианнуччи. Премьеры не будет, поскольку Минкульт отозвал прокатное удостоверение по просьбам общественности. Тут важно раскрыть вот этот псевдоним — «общественность». Можно с высокой долей уверенности утверждать, что в состав «общественности» никогда не войдет ни один читатель этого текста, а также люди типа писателей Войновича, Улицкой, Шендеровича или режиссеры типа Мирзоева, Серебренникова, Учителя. «Общественность» — это член Общественного совета Минкульта Павел Пожигайло, который еще в сентябре 2017-го начал присматриваться и принюхиваться к сомнительному изделию, изготовленному в странах НАТО, и обнаружил там массу провокаций.
Прямая речь
24 ЯНВАРЯ 2018
Алена Солнцева: Для того чтобы провести цензуру в жизнь окончательно, нужны некие законные основания. Пока их находят с натяжкой...