Цензура
17 июля 2018 г.
Съезд проигравших

ИТАР-ТАСС


Последнее, что имеет смысл обсуждать после встречи Путина с лидерами рунета, что сказал на этой встрече сам Владимир Путин. Как это часто бывает с российским президентом, он отделался крайне общими заверениями о поддержке всяческих свобод, сделав при этом вид, что все последние законодательные инициативы в интернете связаны исключительно с борьбой с педофилами, пропагандой наркотиков, терроризма и суицидов.

Что стоит обсуждать — это позицию самих лидеров интернет-индустрии. Перед встречей многие наблюдатели вспоминали разговор Владимира Путина, тогда еще премьера, с интернетчиками 29 декабря 1999 года, первый и единственный за 15 лет разговор Путина в таком формате с рунетом.

За эти 15 лет рунет превратился в серьезный бизнес, в котором трудятся 1,3 миллиона айтишников. Рунет – это 8,5 процента ВВП, рынки, так или иначе вовлечённые в бизнес в интернете, – это свыше 5 триллионов рублей, а интернет-торговля – это уже 2,5 процента от всей торговли. При этом российские компании сумели показать, что они способны доминировать на местном рынке даже после прихода на него глобальных корпораций.

Однако люди, приглашенные на встречу к Путину, не выглядели лидерами такой индустрии.

Многие надеялись, что встречу удастся превратить в обсуждение катастрофической ситуации, в который оказался рунет в результате госрегулирования последних двух лет, и представления президенту консолидированной позиции отрасли. В конце концов, Путин лично сделал несколько громких заявлений о глобальной сети — от ремарки, что интернет — это детище ЦРУ до атак на Yandex, уронивших акции Yandex, а заодно Mail.ru и Qiwi на NASDAQ.

Вместо этого тема регулирования как-то не возникла. Даже блогерский закон был упомянут только раз. Это сделал заместитель генерального директора «Вконтакте» Борис Добродеев, сын Олега Добродеева, работающий в социальной сети всего лишь с конца января, но уже рекомендованный Mail.ru Group на пост гендиректора вместо Павла Дурова. Добродеев упомянул закон лишь как лишний повод для демонстрации достижений — в vk, оказывается, около 80 тыс. групп с более чем тремя тысячами последователей, что чуть ли не превышает количество интернет-сми в стране и подчеркивает важность этой сферы бизнеса. Впрочем, это было сделано на открытой встрече, еще до приезда президента.

На встрече же с Путиным о регулировании решился заговорить только Дмитрий Гришин из Mail.ru, тут же поспешивший уверить президента, что интернетчики совсем не «отмороженные» люди, как о них принято думать, часто идеи, заложенные в регулировании, «очень правильные» и лишь их реализация «пугает».

Публичное представление консолидированной позиции отрасли не состоялось. Что бы ни говорилось в кулуарах и какие бы гарантии Путин лично ни раздавал участникам встречи, это никак не меняет того, что отрасль не смогла выступить в свою защиту перед лицом главного игрока, даже получив такую возможность. При этом ни у кого нет иллюзий, что следующий раз такой возможности может быть придется ждать еще пятнадцать лет.

И нельзя исключить, что в этот гипотетический следующий раз представлять рунет перед Путиным будут совсем другие люди. Дело в том, что единственным настоящим бенефициаром встречи стал Общероссийский народный фронт. Встреча была организована Фондом развития интернет-инициатив, созданным Агентством стратегических инициатив в марте 2013 года, которое в свою очередь образовано Правительством РФ. Фонд возглавляет бывший инженер «Уралмаша», доверенное лицо Путина на выборах 2012 года и выдвиженец «Общероссийского народного фронта» Кирилл Варламов. Он сидел по правую руку от Владимира Путина и на сто процентов использовал возможность представить стартапы своего фонда среди аудитории, которая включала Аркадия Воложа из Yandex, Дмитрия Гришина из Mail.Ru Group, Германа Клименко из Liveinternet и Маэль Гаве (Ozon).

Финансируемые государством симулякры оказались легитимизованы присутствием настоящих лидеров рынка. Миссия выполнена.




На фото: Россия. Москва. 10 июня. Директор Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) Кирилл Варламов, президент РФ Владимир Путин и генеральный директор "Яндекса" Аркадий Волож (слева направо) во время форума "Интернет-предпринимательство в России" на территории бизнес-центра Silver City.

Фото ИТАР-ТАСС/ Алексей Дружинин












  • Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.

  • МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.

  • Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Заметки на полях Telegram
24 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Коллизия вокруг Telegram поставила перед нами ряд вопросов. Что хочет власть? Что хочет общество? Проблема лишь в лишении нас сетевой анонимности или она гораздо глубже? Как ни странно, но наиболее адекватный ответ принадлежит не «САРКИС ДАРБИНЯН VS ДЖИН КОЛЕСНИКОВ», а записному лоялисту Петру Акопову во первых строках его пропагандистского текста. Или, вернее, даже не в тексте, а в его заголовке: «Телеграм» пытаются использовать для удара по российскому государству».
Атака на Интернет — невежество или тестирование?
23 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье Роскомнадзор официально признал то, что уже почти с неделю ни для кого секретом не является: надзорное ведомство в попытке закрыть доступ к сервису Телеграм на территории России блокирует и домены других компаний, о которых в судебном решении от 13 апреля не говорится ни слова. На странице интернет-регулятора в социальной сети «ВКонтакте» появилось следующее заявление: «Google на сегодняшний день не удовлетворила требования Роскомнадзора и в нарушение вердикта суда продолжает позволять компании Telegram Messenger Limited Liability Partnership использовать свои IP-адреса для осуществления деятельности на территории России». 
Прямая речь
23 АПРЕЛЯ 2018
Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.
В СМИ
23 АПРЕЛЯ 2018
МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.
В блогах
23 АПРЕЛЯ 2018
Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.
Telegram как «продажная девка» империализма
17 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот уже вторые сутки в киберпространстве идет беспощадная схватка, на фоне которой меркнут фантастические миры «Матрицы» и «Звездных войн». Бесстрашные интернет-жандармы от Роскомнадзора без устали гоняются за увертливым мессенджером Telegram, который ловко использует IP-адреса крупнейших подсетей. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров наверняка ощущает себя полководцем в этой великой битве. Именно в этом стиле он комментирует ход сражения: «Идет борьба снаряда и брони – мы выявляем IP-адреса, по которым мигрирует мессенджер, и блокируем их...»
Прямая речь
17 АПРЕЛЯ 2018
Ксения Собчак: Поражает, как наши власти уничтожают то, чем в другой стране бы гордились. Особенно это касается прорывных современных технологий, интернета.
В СМИ
17 АПРЕЛЯ 2018
«Независимая газета»: В Telegram отказались давать ФСБ доступ и по принципиальным, и по техническим соображениям. Павел Дуров заявил, что «конфиденциальность не продается».
В блогах
17 АПРЕЛЯ 2018
Екатерина Шульман: Вопрос о том, удастся ли Роскомнадзору победить Telegram — не вопрос наличия политической воли, а вопрос наличия технических возможностей. Даже в Китае обходят блокировки...
О музыканте Макаревиче, МИДе РФ И Госдуме
21 МАРТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Музыкант Андрей Макаревич, находясь на заокеанских гастролях, вел путевые заметки, в которых писал что вздумается, полагая, что, будучи лицом глубоко партикулярным, имеет полное право писать в своем дневнике все что угодно. Родина мгновенно указала музыканту Макаревичу на глубину его заблуждения. Это случилось, когда в одной из заметок музыкант Макаревич попытался сравнить американцев и русских и пришел к выводу, что американцы «спокойнее, веселее и добрее нас». Полагаю, что одного этого было бы достаточно для сурового окрика из северной Евразии, но Макаревичу вздумалось проанализировать причины таких отличий.