КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахТуман «мятежевойны»

16 ИЮНЯ 2014 г. АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ИТАР-ТАСС

Американский посол в ООН Эдлай Стивенсон тычет в сделанные с самолета фотографии советских ракетных установок, размещенных на Кубе, и требует от растерявшегося советского представителя Валериана Зорина ответить: признает тот или нет размещение этих ракет. С тех пор прошло более 60 лет. Достижения в информатике привели к революции в военной сфере. Пентагон неоднократно демонстрировал преимущества новых технологий. Разведка, осуществляющаяся с помощью нескольких группировок спутников и самолетов-беспилотников, рассеивает так называемый туман войны (отсутствие гарантированного знания о местоположении войск противника), который описывал великий Карл Клаузевиц. Эта разведка позволяла уничтожать иракские части с воздуха еще до того, как они выходили в районы сосредоточения.

Сегодня мировая печать переполнена сообщениями о том, что российская военная техника, включая танки, бронетранспортеры, установки залпового огня, пересекает украинскую границу и идет на помощь донецким сепаратистам. Но представительница Госдепа лишь констатировала факт переброски военной техники: «За последние три дня колонна из трех Т-64 танков, несколько БМ-21 систем залпового огня и других военных транспортных средств перешли из России на Украину». Если так, то речь идет о прямой агрессии. И тогда реакция США выглядит откровенно слабой: «Мы призываем Россию ... продемонстрировать свою приверженность миру, остановить поток оружия и боевиков, пребывающих на Украину. Неспособность России обеспечить деэскалацию ситуации обернется для нее новыми проблемами».

Точно так же реагирует и Североатлантический альянс. На сайте стратегического командования НАТО по операциям появляются не слишком убедительные доказательства, свидетельствующие о том, что после объявленного Путиным отвода войск Россия вроде бы вернула танки на базу, находящуюся в 75 километрах от границы с Украиной. При этом аналитики альянса не рискуют прямо сказать, что танки с базы на российской территории — это те самые три танка Т-64 (которых нет на вооружении армии РФ), что были обнаружены в украинской Макеевке.

Так почему же вместо того, чтобы припереть Москву безусловными доказательствами, как это сделал 60 лет назад Эдлай Стивенсон, Запад ограничивается лишь чрезвычайно невнятными обвинениями, которые Москва довольно легко отвергает? Почему ни одна из натовских стран не рискует задействовать механизм Венского документа, позволяющего начать гласное разбирательство акта возможной агрессии под эгидой председателя ОБСЕ?
Ответов может быть два. Или все серьезно преувеличивали возможности информационных технологий в военном деле, способность разведывательных спутников читать чуть ли не автомобильные номера. И на самом деле методы путинской мятежевойны (proxy-war) позволяют обойти западные информационные технологии. Американские спутники-разведчики, которые в свое время легко зафиксировали пуск украинской ракеты, уничтожившей пассажирский лайнер, летевший из Израиля, оказывается, неспособны постоянно контролировать полторы тысячи километров границы между Россией и Украиной. Поэтому факт перехода танков и систем залпового огня с российской на украинскую территорию не удается зафиксировать. И у тех, кто обвиняет Кремль в поставках оружия сепаратистам, нет железных доказательств того, что Россия проводит в Донецке и Луганске секретную операцию. Ведь российский лидер всегда может заявить: танки и системы залпового огня сепаратисты купили в магазине за углом. В том самом магазине, где действовавшие в Крыму «маленькие зеленые человечки» заполучили сверхсовременную экипировку «Ратник».

Если так, то мы действительно имеем дело с новым видом конфликтов малой интенсивности, с помощью которых можно повернуть время вспять и исправить последствия того, что Владимир Путин называет «величайшей катастрофой ХХ века» — развала Советского Союза. Ведь практически в любой постсоветской стране можно создать условия для мятежевойны. Везде жизненный уровень ниже, чем в России. Везде есть русскоязычное население, не слишком довольное своим положением, готовое проголосовать за присоединение к России. Везде есть возможность наводнить регион оружием. И никто не сможет доказать причастность России к происходящему…

Все это скверно. Однако дела обстоят еще хуже, если благодаря своим информационным технологиям, западные государства все-таки обладают необходимыми доказательствами. Но помалкивают о них. Потому что у них просто недостает воли, чтобы предъявить их. Потому что лидеры западных государств не знают, что, собственно говоря, им следует делать после того, как они изобличат Кремль в проведении секретной операции против соседнего государства. Как, в самом деле, поступать с ядерной державой, если она ведет подрывные операции? В годы холодной войны правила игры были понятны: стоило одной из сверхдержав присоединить какую-то страну к своей сфере влияния, как другая начинала свою «мятежевойну», набирая «своих» наемников и вооружая их. Так было в Анголе, Камбодже, Никарагуа и Афганистане в 1980-е годы. Однако за четверть века западные государства отвыкли от игр холодной войны. Неужели придется вспоминать?


Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Рогулин





Версия для печати