В оппозиции
17 декабря 2018 г.
Независимый профсоюз журналистов получил название
18 ИЮНЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Вы будете смеяться, но независимый профсоюз журналистов, кажется, действительно, родился. Во всяком случае, начал издавать какие-то звуки.

У него появилось имя – профсоюз «Журналистская солидарность».

18 июня состоялась первая пресс-конференция инициативной группы. И, хотя народу было немного, все основные вопросы были заданы и ответы получены.

Наибольший интерес вызвал вопрос о демаркации. Всех интересовало, как именно мы будем отличать журналистов от пропагандистов.

Молодой человек с телекамерой (отказался назвать свое СМИ, заявив, что мы его все равно коллегой не считаем) задал этот вопрос несколько раз. Он почему-то считал, что демаркация — это инквизиция. Попытки Александра Рыклина объяснить разницу между этими понятиями неопознанный молодой человек, как мне показалось, счел неубедительными.

Затем возник вопрос о судьбе Дмитрия Киселева и Владимира Соловьева. Было ощущение, что эти двое уже написали заявление в наш профсоюз и ждут за дверью нашего решения. Я легкомысленно попытался снять эти вопросы, сославшись на абсолютную невероятность такой ситуации, но журналисты были настроены серьезно и потребовали четко ответить: примем мы их или нет.

«Да, несомненно», — сказал Рыклин. И тут же добавил: «Но сначала пусть подпишут наше заявление («О ситуации в российской журналистике»). Присутствующие еще раз посмотрели текст Заявления и притихли. Поскольку всем стало ясно, что предлагать подписать этот текст — что Киселеву, что Соловьеву — это и есть та самая инквизиция, от которой Рыклин открещивался. Тут Леонид Никитинский («Новая газета») заговорил о стандартах журналистики, и это было очень вовремя, поскольку стало ясно, что именно соблюдение или несоблюдение стандартов (норм) профессии и является той самой злополучной демаркацией, которая всех так встревожила.

Важную вещь, как всегда, сказал Лев Рубинштейн. Он объяснил, что «в деле организации профсоюза размер имеет значение». То есть успех «Журналистской солидарности» напрямую зависит от того, насколько массовой будет эта организация. Тут я совершенно не вовремя решил блеснуть экспертными знаниями и сказал, что в России в СМИ работают около 400 тысяч сотрудников, которые по закону о СМИ имеют статус журналистов. При этих словах лицо Александра Рыклина, человека, несомненно, физически смелого, опрокинулось от ужаса, и он буквально простонал: «И что, они все должны к нам вступить?!» Я понял, что мы прямо сейчас можем потерять очень нужного члена инициативной группы.
Видимо, Александр Юрьевич испугался, что ему придется кормить всю эту журналистскую ораву. Поэтому я его успокоил тем, что если вычесть сотрудников государственных и муниципальных СМИ, большая часть которых является не журналистами, а пропагандистами, обслуживающими власти разного уровня, то интерес для нового профсоюза представляют 30 – 40 тысяч журналистов, работающих в негосударственных СМИ. И при нашей хорошей работе около 10% из них вступят в «Журналистскую солидарность». Прикинув в уме, что речь идет всего о 3 – 4 тысячах журналистов, Рыклин и все остальные «инициативщики» успокоились.

Вячеслав Егоров

И когда журналистка «Новой газеты» Дарья Воробьева задала вопрос, что мы будем делать, если у нас ничего не получится, мы все, перебивая друг друга, стали объяснять ей, что, начиная новое дело, надо думать, как его успешно сделать и не думать о провале.

Но когда после пресс-конференции я возвращался на работу, мысль о том, что создание эффективного независимого журналистского профсоюза в сегодняшних российских условиях есть вещь в принципе невозможная, эта мысль упорно не желала исчезать из моей головы. И только уверенность в том, что Россия непредсказуемая страна, в которой неожиданно и иногда при больших стараниях получаются совершенно невозможные вещи, останавливала меня от немедленного дистанцирования от этого проекта.


Подписать заявление о создании независимого профессионального союза журналистов можно здесь

 

Фотография Вячеслава Егорова













  • Григорий Дурново: Возможно, стоит считать это личным сигналом. Дескать, «слишком много ты рыпаешься, старик! Выступаешь по таким делам, защищаешь террористов, так получи».

  • Коммерсант: Как считают коллеги господина Пономарева, длительный арест может быть связан с нежеланием мэрии согласовывать митинг против насилия на Пушкинской площади 16 декабря...

  • Аркадий Дубнов: Даже не вздумайте повторять и не пытайтесь пробовать, хмуро вещают нам через судью Тверского суда из Кремля и Лубянки, наказав 77-летнего правозащитника, - подавим любые ваши протесты

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Двадцать пять суток Пономареву – месть ФСБ
6 ДЕКАБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую среду судья Тверского районного суда Москвы Дмитрий Гордеев отправил руководителя движения «За права человека» Льва Пономарева в спецприемник на двадцать пять суток. К столь суровому наказанию один из старейших и наиболее авторитетных российских правозащитников приговорен за «повторное нарушение проведения публичной акции»… И это обвинение ни в одном своем пункте не соответствует действительности. Когда в конце октября мэрия Москвы отказала родителям юных фигурантов уголовного дела об экстремизме из движений «Новое величие» и «Сеть» в проведении марша в центре столицы, те решили никакой акции не устраивать...
Прямая речь
6 ДЕКАБРЯ 2018
Григорий Дурново: Возможно, стоит считать это личным сигналом. Дескать, «слишком много ты рыпаешься, старик! Выступаешь по таким делам, защищаешь террористов, так получи».
В СМИ
6 ДЕКАБРЯ 2018
Коммерсант: Как считают коллеги господина Пономарева, длительный арест может быть связан с нежеланием мэрии согласовывать митинг против насилия на Пушкинской площади 16 декабря...
В блогах
6 ДЕКАБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Даже не вздумайте повторять и не пытайтесь пробовать, хмуро вещают нам через судью Тверского суда из Кремля и Лубянки, наказав 77-летнего правозащитника, - подавим любые ваши протесты
Предупреждение Михаила Ходорковского
21 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Михаил Ходорковский сделал несколько важных заявлений. Они адресованы одновременно обществу, власти и коллегам, которые занимаются расследованием убийства журналистов в ЦАР. «Центр нашего расследования находится в Лондоне. Мои сотрудники в Москве получали лишь отдельные поручения», — сообщает Ходорковский, предупреждая власть о бессмысленности репрессий и провокаций против тех, кто сотрудничает с ним в России. Если центр расследования в Лондоне, то смысл сажать и убивать тех, кто в России, исчезает. Хотя сложно апеллировать к здравому смыслу тех, кто нагромождает одну гору абсурда за другой…
Прямая речь
21 СЕНТЯБРЯ 2018
Егор Сковорода: Мои ощущения ... что тут должны быть, если он отравлен и если это была какая-то связанная с его отравлением операция, то тут должны быть задействованы спецслужбы, так или иначе. 
В СМИ
21 СЕНТЯБРЯ 2018
МБХ-медиа: Как теперь стало ясно, Петр Верзилов начал самостоятельное расследование, которое привело его к тем же людям, что и нас.
В блогах
21 СЕНТЯБРЯ 2018
Nadya Tolokonnikova: большой прогресс сегодня. большой день. петя к нам возвращается! значит, скорее всего нет никаких необратимых повреждений в головном мозге.
Волна точечных массовых репрессий
11 СЕНТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Окончательных цифр еще нет, но уже понятно, что в этот раз по итогам акции 9 сентября сотни людей окажутся за решеткой – суды по всей стране только набирают обороты. В Москве против двух демонстрантов возбуждены уголовные дела, их обвиняют в насилии над полицейскими. Наиболее яростно и жестко полицейские и бойцы Росгвардии на этот раз вели себя в Питере. По словам местного депутата Бориса Вишневского, в Петербурге 9 сентября получила принципиально новую трактовку статья Административного кодекса, которая предусматривает арест за неповиновение сотрудникам сил правопорядка. 
Прямая речь
11 СЕНТЯБРЯ 2018
Леонид Волков: Сегодня на улицы городов России вышли лучшие люди страны. Рассыпалась огромная ложь...

 

Материалы по теме

Медиафрения. Против лома нет приема // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В блогах //
В СМИ //
Прямая речь //
Зачем извинялся Богданов? // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА