Украина
19 сентября 2018 г.
Итоги недели. Перемирие на Донбассе. Конкурс сигналов
ИТАР-ТАСС

С самого начала было понятно, что мирный план президента Украины Петра Порошенко к миру вряд ли приведет. И не такой наивный парень новый глава украинского государства, чтобы питать иллюзии по поводу реальных устремлений Кремля и истинных мотивов и целей банд, уже в течение нескольких месяцев терроризирующих мирное население нескольких регионов юго-востока Украины. У Кремля сегодня (как, собственно говоря, все последние месяцы) задача одна — максимально дестабилизировать ситуацию в Украине. Причем важно учитывать, что еще совсем недавно цель формулировалась существенно жестче — разрушить украинскую государственность, раздробить страну на анклавы. Корректировка произошла под влиянием внешних обстоятельств: Владимиру Путину ясно дали понять, что западный мир этого не допустит.

Тогда и был выработан план «ползучей экспансии», который в двух словах описывается следующим образом: регулярные войска не задействуем, подпитываем повстанцев профессиональными кадрами, деньгами и оружием, а ура-патриотическую истерику внутри России доводим до такого уровня и накала, что ошалевший от ежедневных пропагандистских инъекций народ сам попрет через границу спасать русскоязычное население от жидобандеровских банд «Правого сектора».

Привлекательность этого плана, во-первых, в том, что пересечение границы не представляет никакой проблемы (по крайней мере, так было до последнего времени), а во-вторых, он малозатратный — Кремль много платит Киселеву и Соловьеву ровно за то, чтобы довольно большое число «воспламененных патриотизмом» граждан были готовы броситься в бой совершенно бесплатно. И сегодня на Донбассе помимо наемников воюют и «идейные» добровольцы из России. Пропорции разных сил, конечно, определить затруднительно, но очевидно, что такие люди есть.

Так вот, с самого начала осуществления мирного плана Порошенко давление Кремля нисколько не ослабло — добровольцев, желающих повоевать в Украине, продолжают рекрутировать чуть не по всей России, боевики то там, то здесь устраивают диверсионные вылазки (чего стоит сбитый вертолет и, как следствие, девять погибших военнослужащих украинской армии), а информационная война на федеральных телеканалах если и перестала носить столь ожесточенный характер, то заметно это исключительно аналитикам, подсчитывающим, сколько раз слова «фашисты» и «хунта» прозвучали в тех или иных программах.

Сегодня многие задаются вопросом: зачем Порошенко вообще нужно это перемирие, если очевидно, что воспользуются им боевики, что Кремль не откажется от своих провокационных планов? На мой взгляд, есть две причины, побудившие украинские власти выступить с этой инициативой. Прежде всего президенту Украины важно продемонстрировать Западу стремление к миру. Но есть и содержательная сторона вопроса. Очевидно, что если бы украинские войска могли быстро взять под контроль ситуацию на границе, то никакого перемирия не понадобилось бы.

Как ни странно, но я не думаю, что Владимир Путин кривил душой, говоря, что поддерживает усилия украинского лидера по деэскалации конфликта. У Путина, который больше не является «партнером» для западного мира, а превратился в тяжелую проблему, возможностей для маневра не так уж и много. Это вообще новая для него ситуация, когда западные лидеры больше не делают вид, что уважительно относятся к лицемерной позиции России, а сразу ее публично разоблачают и фактически прямо говорят о том, что единственной формой отношений с нынешним российским режимом является прямое давление и угроза разнообразных санкций. Путин, конечно, еще не до конца освоился в роли отщепенца. Отсюда и забавные проколы. Например, с призывом к Совету Федерации отозвать разрешение на ведение боевых действий за пределами нашей страны. Мало того, что, оказывается (и об этом уже писал «ЕЖ»), его и получать-то не надо было — Совфед еще в 2009 году предоставил президенту России«бессрочное право на оперативное использование вооруженных сил за границей», — сама постановка вопроса не может не вызывать усмешки.

Никто же не обязывал Владимира Путина вводить войска, ему просто предоставили такое право. Так в чем же смысл просьбы отозвать разрешение? Путин что, не уверен, что сможет сдержаться? Он себя не контролирует? Это как если бы пациент психбольницы попросил санитаров заранее надеть на него смирительную рубашку. Дескать, ребята, спеленайте-ка меня на всякий случай. А то вдруг приступ начнется…


На фото: Украина. Святогорск. 21 июня. Президент Украины Петр Порошенко (слева) в штабе антитеррористического центра.

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Маркив














  • Аркадий Дубнов: Минский формат урегулирования, похоже, уже неживой, умер ещё раз. На данный момент лучшее из возможных решений – заморозка конфликта.

  • «Коммерсант»: Особое беспокойство вызывают возможные последствия убийства лидера ДНР для урегулирования конфликта в Донбассе

  • Игорь Яковенко: Убиты и сбежали те, с кем невозможно ни о чем говорить, те, кому нет смысла сдаваться в силу тяжести совершенных преступлений. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Смерть, которая устраивала слишком многих
3 СЕНТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Он умер от профессиональной болезни 38-го калибра. Эта ироничная строчка О’Генри вполне может служить эпитафией Александру Захарченко. Человек, который решил возглавить так называемую «донецкую самопровозглашенную республику», этот современный вариант Гуляй-поля, где калашников рождает власть и атаман по определению был обречен ежедневно рисковать жизнью. Захарченко продержался четыре года, что говорит и о ловкости, и о смелости, и о воле. Но вот в последний день лета 2018-го звезды сложились неудачно для лидера. Бомба, запрятанная в люстру, взорвалась точно, когда атаман вошел в кафе, которым владел начальник его охраны. Очевидно, исполнители покушения находились в окружении Захарченко...
Прямая речь
3 СЕНТЯБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Минский формат урегулирования, похоже, уже неживой, умер ещё раз. На данный момент лучшее из возможных решений – заморозка конфликта.
В СМИ
3 СЕНТЯБРЯ 2018
«Коммерсант»: Особое беспокойство вызывают возможные последствия убийства лидера ДНР для урегулирования конфликта в Донбассе
В блогах
3 СЕНТЯБРЯ 2018
Игорь Яковенко: Убиты и сбежали те, с кем невозможно ни о чем говорить, те, кому нет смысла сдаваться в силу тяжести совершенных преступлений. 
Сенцову – Нобелевскую премию мира!
29 АВГУСТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Лех Валенса выдвинул Олега Сенцова на Нобелевскую премию мира. Если Нобелевский комитет поддержит и украинский режиссер станет Нобелевским лауреатом, режим Путина автоматически становится в один ряд с гитлеровским режимом и военной хунтой Мьянмы. Именно в этих режимах Нобелевскими лауреатами становились люди, которым премии не могли быть вручены лично, поскольку лауреат находился в заключении. Именно так обстояло дело с немецким антифашистом Карлом фон Осецким, которому Нобелевская премия была присуждена в 1935 году, и с оппозиционным политиком Аун Сан Су Чжи...
Прямая речь
29 АВГУСТА 2018
Николай Сванидзе: Власть закрывает глаза на ситуацию вокруг него и делает это принципиально и последовательно. Так что мой прогноз по Олегу Сенову в принципе пессимистичный.
В СМИ
29 АВГУСТА 2018
Ведомости: «Выдвигаю Олега Сенцова на Нобелевскую премию мира», - написал Валенса. Он отметил, что осужденный режиссер воплотил «все те идеалы», которые руководили им самим.
В блогах
29 АВГУСТА 2018
Александр Морозов: Это очень хороший и ожидаемый шаг. Путинский режим должен - как и военная диктатура в Бирме - иметь у себя в тюрьме Нобелевского лауреата. 
Вы что, украинец?
29 АВГУСТА 2018 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
До недавней поры автор почти с наслаждением подмечал, что тема обсуждений текущей ситуации в Украине заметно подотпустила наших сограждан. По крайней мере, здесь, в Сибири. Видимо живем слишком далеко от непосредственного субъекта международного права, который своими внутренними делами еще недавно вызывал такой горячий отклик в душе и обывателя (и тех, кто формально к ним себя не относит).
Путин потом скажет: «Он же сам умер…»
9 АВГУСТА 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Скоро будет три месяца, как в колонии на севере России держит голодовку украинский кинорежиссер Олег Сенцов. Он выдвигает единственное требование – освобождение всех украинских политических заключенных. В списке шестьдесят четыре имени. Самого себя он в список не включил. Надежду на разрешение этого гуманитарного кризиса многие связывали с чемпионатом мира по футболу. Дескать, лидеру России захочется в преддверии «всемирного праздника большого футбола» сделать жест доброй воли, продемонстрировать миру, что у российской власти человеческое лицо. Мол, мы тут не только пассажирские самолеты сбиваем и нарезаем себе чужие территории, но и способны время от времени проявлять сострадание и милосердие...