Итоги недели. Другой мир Владимира Путина

ИТАР-ТАСС

Выступление главного начальника страны на совещании российских послов было, несомненно, главным событием уходящей недели. Оно, увы, не только показало нынешнее международное положение России, но и главные тренды отечественной внешней и внутренней политики. С момента, как я прочел путинское выступление, меня неотступно преследует такая картина. Ежегодное собрание Российской академии наук. Выступает президент страны: «Как известно всем присутствующим, Земля покоится на трех слонах, которые в свою очередь стоят на гигантской черепахе…» Скажите, что, собственно, после этого случится? Вряд ли присутствующие вызовут скорую психиатрическую помощь. Наоборот, один заслуженный академик немедленно предложит план углубленных исследований правой задней конечности второго (если считать по часовой стрелке) слона. А другой, не менее заслуженный академик заявит, что будущее страны прямо зависит от состояния панциря черепахи. Уже вечером федеральные телеканалы разгромят национал-предателей, имеющих наглость утверждать, вопреки очевидному и национальной гордости, что Земля вращается вокруг Солнца. На следующий день ведущие социологические службы расскажут, что 85 процентов жителей страны требуют, чтобы главным учебным пособием в младших классах был глобус России. А оставшиеся 15 процентов считают, что глобус нужно укрепить на действующей модели небесной тверди…

Вам кажется все это преувеличением? Но, смею заверить, аргументы, которые приводил Владимир Путин, имеют такое же отношение к действительности, как умозаключения древних астрономов. Вот его обоснование российской позиции по Крыму: «Мы, конечно, не имели права оставить крымчан и севастопольцев на произвол воинствующих националистов и радикалов, не могли допустить, чтобы был существенно ограничен наш доступ к акватории Чёрного моря, чтобы на крымскую землю, в Севастополь, овеянный боевой славой русских солдат и матросов, в конце концов, а я думаю, достаточно быстро пришли бы войска НАТО и был кардинально изменён баланс сил в Причерноморье. То есть практически всё, за что Россия боролась, начиная с петровских времён, а может быть, и раньше, историки знают лучше, – всё это фактически было бы вычеркнуто». С таким же успехом премьер Греции, требуя присоединения Крыма, мог бы ссылаться на то, что в течение многих веков полуостров был удаленной афинской провинцией. Так и слышу: «Десятки поколений греков проливали пот и кровь для того, чтобы обеспечить наши исконные жизненные интересы в Причерноморье». Для Путина одно лишь подозрение, что российские геополитические интересы могут быть ущемлены, является убедительным оправданием аннексии значительной части соседнего государства.

Более того, в качестве аргумента для вмешательства используется «русскость» жителей соседних государств: «Наша страна будет и впредь энергично отстаивать права русских, наших соотечественников за рубежом, использовать для этого весь арсенал имеющихся средств: от политических и экономических – до предусмотренных в международном праве гуманитарных операций, права на самооборону». Стоит ли напоминать, какие деятели использовали лет 70 назад аргументы о «защите соотечественников за рубежом».

Да, в 19 веке и первой половине двадцатого в мире господствовало представление о том, что мощь, богатство и безопасность государства определяются его размерами, выходом к морям и тому подобным. Посему правители, от Екатерины до Сталина, хапали все, что могли – в 18-веке делили Польшу, в 20-м – Прибалтику. Неизбежно сталкивались с другими хищниками. Иногда договаривались, чаще воевали. Однако к современному мироустройству это не имеет ровно никакого отношения. Сегодня безопасность государства определяется его экономическим положением, наличием или отсутствием союзников, боеспособностью вооруженных сил, наконец. Неслучайно аннексия Крыма стала первым подобным случаем в Европе после выполнения ялтинских соглашений.

НАТО никогда не собиралась размещать войска в Крыму. И не потому что доверяет России. Просто в этом нет никакого смысла: ракеты можно запускать как из акватории Черного моря, так и из Средиземного. Присоединение Крыма ничего не прибавит к безопасности России. Скорее, убавит: на этой же неделе натовский главком генерал Филипп Бридлав заявил, что в нынешних условиях у альянса не остается иного выбора, как усилить военную активность.

С руководителем российского государства все более-менее понятно. Он, как, увы, и значительная часть прочих отечественных начальников, живет в ином мире (что уже констатировали канцлер Меркель и госсекретарь Керри). Его представления о мироустройстве отстают от тех, что приняты, лет на 60-70. Главная проблема, что речь о главе ядерного государства. Последние месяцы на Западе, как мантру, повторяли: новой «холодной войны» не будет, потому что нет идеологического противостояния. Но чем путинское требование «признать право друг друга быть разными, право каждой страны строить свою жизнь по собственному усмотрению» — не идеология? Ведь речь идет о требовании признать его право жить в выдуманном, несуществующем в реальности мире, право строить не только свою, но нашу с вами жизнь по путинскому усмотрению.

Особенно любопытно, что в этот момент думали представители так называемой внешнеполитической элиты, внимавшие Путину в мидовском конференц-зале. Уж им-то известно, как все эти словеса соотносятся с реальностью. Что ощущали все эти чуркины, лавровы, карасины, чей карьерный взлет произошел в начале 90-х, когда российская дипломатия уверяла всех, что наша страна намерена жить по общим для всех правилам, руководствоваться едиными для всех ценностями. Их, помнится, именовали тогда общечеловеческими…

На фото: Россия. Москва. 1 июля. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (слева) и президент РФ Владимир Путин (справа) во время совещания послов и постоянных представителей РФ в здании МИД РФ.

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Джапаридзе















  • Николай Сванидзе: Наши политики намеренно воспринимают такие заявления так, как им удобно. «Ах, сила? Нам войной грозят?!» А дальше уже более-менее адекватной выглядит отсылка ко Второй мировой...

  • Газета.RU: Член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич также указал, что вся российская история показывает бесполезность разговора с Россией с позиции силы или при помощи санкций.

  • Андрей Нофенко: Спросите у российских дедушек, с пенсией ₽8500 (€110), почему после Второй мировой Германия воссоздала дороги, зарплаты, пенсии €1500... а РФ - только взятие картонного Рейхстага в парке "Патриот"?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
И немцам насчет… позиции силы
13 АВГУСТА 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Министр обороны России генерал Шойгу дал отлуп министру обороны ФРГ Урсуле фон дер Ляйен. Эта безответственная мадам, носящая, несмотря на должность, партикулярное платье (вот у Сергея Кужугетовича в ведомстве даже гражданские тетеньки носят мундирчики с большими звездами), позволила себе заявить: западным странам нужно быть готовыми к диалогу с Москвой «с позиции единства и силы». На что 11 июля в интервью телеканалу «Россия» глава отечественного военного ведомства посчитал нужным ответить: «После всего того, что Германия сделала в нашей стране, думаю, там ещё лет двести по этому поводу не надо бы говорить, не надо бы выступать… Опять же – вернитесь в историю. Если сами не читаете – спросите у дедушек...».
Прямая речь
13 АВГУСТА 2018
Николай Сванидзе: Наши политики намеренно воспринимают такие заявления так, как им удобно. «Ах, сила? Нам войной грозят?!» А дальше уже более-менее адекватной выглядит отсылка ко Второй мировой...
В СМИ
13 АВГУСТА 2018
Газета.RU: Член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич также указал, что вся российская история показывает бесполезность разговора с Россией с позиции силы или при помощи санкций.
В блогах
13 АВГУСТА 2018
Андрей Нофенко: Спросите у российских дедушек, с пенсией ₽8500 (€110), почему после Второй мировой Германия воссоздала дороги, зарплаты, пенсии €1500... а РФ - только взятие картонного Рейхстага в парке "Патриот"?
Два лжеца: профессионал и любитель
18 ИЮЛЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
16 июля 2018 года в Президентском дворце, рабочей резиденции президента Финляндии, встретились два самых больших лжеца на планете. Сначала они более двух часов лгали друг другу. Потом еще долго лгали дуэтом всему миру на совместной пресс-конференции. Владимир Путин – лжец профессиональный. Там, где его готовили, он усвоил множество приемов лжи, а также принцип: никогда не признаваться в том, что солгал или украл. Поймали руку в чужом кармане – скажи, что случайно перепутал карман. На итоговой пресс-конференции среди Эвереста путинской лжи было много такой, которую легко проверить. Например, утверждение Путина о том, что компания Браудера пожертвовала Демократической партии США 400 миллионов долларов. 
Прямая речь
18 ИЮЛЯ 2018
Константин фон Эггерт: Трамп нанёс очень серьёзный удар по своей репутации, отвергнув выводы собственных спецслужб. Он – верховный главнокомандующий...
В СМИ
18 ИЮЛЯ 2018
Коммерсант: Господин Трамп объяснил, что оговорился в заявлении, сделанном в Хельсинки. «Я верю и той и другой стороне,— сказал он 16 июля.— Я доверяю своей разведке, но хочу сказать...»
В блогах
18 ИЮЛЯ 2018
Илья Вайцман: Братцы мои... Это - президент? Это еще смешнее и позорнее путина - в течение суток(!!) с Трампом провели воспитательную работу, вставили полуметровый фитиль со скипидаром...
Четыре часа лицемерия
17 ИЮЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Остряк, написавший, что самая хорошая новость с российско-американского саммита в Хельсинки – это отсутствие сенсационных новостей, прав только отчасти. Да, Дональд Трамп, вопреки паническим предположениям западноевропейских союзников, не признал Крым российским (хоть и пугал партнеров такой возможностью на встрече «семерки») и не заявил о сокращении американского военного присутствия в Старом Свете. А Путин стерпел, что Трамп прибыл на двадцать минут позже его. Опоздавшего, как водится, на полчаса. И даже подарил американскому президенту мячик с чемпионата мира. По окончании встречи президент США заявил, что отношения двух стран стали куда лучше. 
Прямая речь
17 ИЮЛЯ 2018
Алексей Макаркин: ...в Америке есть два Трампа. Один Трамп – это человек, у него есть свои эмоции, он воспринимает мир иначе, чем американский политический класс.