В оппозиции
17 января 2019 г.
Памяти Леры Новодворской

ИТАР-ТАСС

Валерию Новодворскую знала, кажется, вся страна. Одни преклонялись перед ней, другие ненавидели, третьи смотрели с жалостью и недоумением. Многие считали, что она экзальтированна и неадекватна — такими острыми, непримиримыми и эмоциональными были ее выступления. И это относилось как к уличным протестам, так и к публикациям в либеральной прессе. Оценки эти чаще всего выводились из усредненного отношения людей к власти.

В советское время считалось нормальным молча сносить гнет коммунистического режима. В крайнем случае, легкая фронда с друзьями дома и на работе. Но разве это адекватная реакция на несправедливость? В 1969 году, будучи студенткой, Валерия Новодворская повела себя с советской точки зрения неадекватно — разбросала антисоветские листовки с балкона Дворца съездов в Кремле.

Такой странный по советским нормам поступок подвигнул чекистов на применение к Новодворской мер карательной психиатрии. Обвиненная в антисоветской агитации и пропаганде, она провела полтора года в Казанской спецпсихбольнице. Но психиатрический диагноз и нейролептики не заставили ее изменить образ мыслей.

С началом перестройки она начала активную политическую и публицистическую деятельность. И опять не слишком оглядывалась на общепринятые правила. Она выходила со своими товарищами на уличные пикеты с трехцветным российским флагом, когда он был еще запрещен, и за этот флаг попадала под омоновские дубинки и под пятнадцатисуточные аресты. Когда некоторые бывшие диссиденты ринулись занимать места во власти, она принципиально оставалась в оппозиции. Эта странная упертость многих раздражала.

Возможно, она ощущала настоящую полноту жизни в противостоянии с властью. Нашему поколению не оставили другого выбора: или смириться, ворчать на кухне и встать «над схваткой», или противостоять тоталитарному режиму как умеешь; делать то, на что хватает сил и способностей.

Лера делала то, что умела. В российской публицистике последних двадцати лет вряд ли еще найдется автор, который с такой яростью, непримиримостью, эмоциональным накалом и даже отчаянием писал бы о проблемах нашей жизни, нашей страны. Не опасаясь власти, не заискивая перед обществом, не рассчитывая на чье-то одобрение или чье-то недовольство. Ее душили увиденные ею несправедливость, подлость, коварство, и она не могла пройти мимо этого молча — она писала неистово, горячо, нерасчетливо и без оглядки. Негодование ее всегда было неподдельным, слова всегда искренними. Она могла менять точку зрения на политические события или политиков, но это никогда не было продиктовано ни личным политическим расчетом, ни меркантильными соображениями. Этим она тоже очень сильно отличалась от людей, которые считали ее «странной».

Лера ушла от нас, и только теперь мы, наверное, оценим, насколько не хватает нам таких странных людей в нашей чудовищной жизни.

Фотография ИТАР-ТАСС













  • Григорий Дурново: Возможно, стоит считать это личным сигналом. Дескать, «слишком много ты рыпаешься, старик! Выступаешь по таким делам, защищаешь террористов, так получи».

  • Коммерсант: Как считают коллеги господина Пономарева, длительный арест может быть связан с нежеланием мэрии согласовывать митинг против насилия на Пушкинской площади 16 декабря...

  • Аркадий Дубнов: Даже не вздумайте повторять и не пытайтесь пробовать, хмуро вещают нам через судью Тверского суда из Кремля и Лубянки, наказав 77-летнего правозащитника, - подавим любые ваши протесты

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Двадцать пять суток Пономареву – месть ФСБ
6 ДЕКАБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую среду судья Тверского районного суда Москвы Дмитрий Гордеев отправил руководителя движения «За права человека» Льва Пономарева в спецприемник на двадцать пять суток. К столь суровому наказанию один из старейших и наиболее авторитетных российских правозащитников приговорен за «повторное нарушение проведения публичной акции»… И это обвинение ни в одном своем пункте не соответствует действительности. Когда в конце октября мэрия Москвы отказала родителям юных фигурантов уголовного дела об экстремизме из движений «Новое величие» и «Сеть» в проведении марша в центре столицы, те решили никакой акции не устраивать...
Прямая речь
6 ДЕКАБРЯ 2018
Григорий Дурново: Возможно, стоит считать это личным сигналом. Дескать, «слишком много ты рыпаешься, старик! Выступаешь по таким делам, защищаешь террористов, так получи».
В СМИ
6 ДЕКАБРЯ 2018
Коммерсант: Как считают коллеги господина Пономарева, длительный арест может быть связан с нежеланием мэрии согласовывать митинг против насилия на Пушкинской площади 16 декабря...
В блогах
6 ДЕКАБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Даже не вздумайте повторять и не пытайтесь пробовать, хмуро вещают нам через судью Тверского суда из Кремля и Лубянки, наказав 77-летнего правозащитника, - подавим любые ваши протесты
Предупреждение Михаила Ходорковского
21 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Михаил Ходорковский сделал несколько важных заявлений. Они адресованы одновременно обществу, власти и коллегам, которые занимаются расследованием убийства журналистов в ЦАР. «Центр нашего расследования находится в Лондоне. Мои сотрудники в Москве получали лишь отдельные поручения», — сообщает Ходорковский, предупреждая власть о бессмысленности репрессий и провокаций против тех, кто сотрудничает с ним в России. Если центр расследования в Лондоне, то смысл сажать и убивать тех, кто в России, исчезает. Хотя сложно апеллировать к здравому смыслу тех, кто нагромождает одну гору абсурда за другой…
Прямая речь
21 СЕНТЯБРЯ 2018
Егор Сковорода: Мои ощущения ... что тут должны быть, если он отравлен и если это была какая-то связанная с его отравлением операция, то тут должны быть задействованы спецслужбы, так или иначе. 
В СМИ
21 СЕНТЯБРЯ 2018
МБХ-медиа: Как теперь стало ясно, Петр Верзилов начал самостоятельное расследование, которое привело его к тем же людям, что и нас.
В блогах
21 СЕНТЯБРЯ 2018
Nadya Tolokonnikova: большой прогресс сегодня. большой день. петя к нам возвращается! значит, скорее всего нет никаких необратимых повреждений в головном мозге.
Волна точечных массовых репрессий
11 СЕНТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Окончательных цифр еще нет, но уже понятно, что в этот раз по итогам акции 9 сентября сотни людей окажутся за решеткой – суды по всей стране только набирают обороты. В Москве против двух демонстрантов возбуждены уголовные дела, их обвиняют в насилии над полицейскими. Наиболее яростно и жестко полицейские и бойцы Росгвардии на этот раз вели себя в Питере. По словам местного депутата Бориса Вишневского, в Петербурге 9 сентября получила принципиально новую трактовку статья Административного кодекса, которая предусматривает арест за неповиновение сотрудникам сил правопорядка. 
Прямая речь
11 СЕНТЯБРЯ 2018
Леонид Волков: Сегодня на улицы городов России вышли лучшие люди страны. Рассыпалась огромная ложь...