Катастрофы
21 ноября 2017 г.
Итоги недели. Кто же виноват?

ИТАР-ТАСС

Август, месяц российских ужасов, пришел в июле. В московском метро на Арбатско-Покровской линии произошла самая крупная в истории катастрофа: более двух десятков погибших. На следующий после трагедии день все ведающий Следственный комитет уже задержал виновных. Ими оказались дорожный мастер и его помощник. Они, по версии следствия, неправильно закрепили стрелку. Видимо, ощущая, мягко говоря, смехотворность этой самой версии, следственные начальники грозно заявили, что готовы задать вопросы и более высокопоставленным ответственным лицам. Наверное, доберутся аж до начальника депо. Или, страшно сказать, до начальника какого-нибудь департамента.

Тут же, как по заказу, появились комментарии о том, что идти выше, требовать увольнения директора метрополитена Беседина и зама московского мэра Ликсутова вроде бы бессмысленно. В самом деле, не они же обвязывали злополучную стрелку трехмиллиметровой проволокой, не они принимали зачеты по технике безопасности у дорожного мастера и его помощника. Ну вот, теперь демшиза, кривят губы профессиональные циники, начнет верещать, что виноват кровавый режим.

Здесь возникает самый любопытный вопрос: а кто же все-таки виноват? Мне, простому москвичу, который минимум дважды в день проезжал и, увы, будет проезжать этот самый участок метро, интересно, а кто, собственно говоря, несет ответственность за то, что я живым доеду до дома? Ну не дорожный же мастер с помощником. Еще один небезынтересный вопрос, а за что, собственно говоря, господа Ликсутов и Беседин получают свои немалые зарплаты? Я-то по наивности полагал, что за организацию работы метро и, прежде всего, за обеспечение моей безопасности, как и безопасности миллионов людей, которые каждый день спускаются под землю.

И вот ровно здесь выясняется, что в рамках путинской вертикали власти эти начальники (как все прочие) отвечают за что угодно: за балансирование бюджета, за регулярное выражение всеми сотрудниками любви к президенту — но только не за нашу безопасность (о глупостях, вроде комфорта, речи давно уже не идет). Сам главный начальник, находясь за тридевять земель от подведомственной страны, все же посчитал нужным расставить все необходимые точки и определить, как далеко следует заходить следствию: «Если будет доказано, что конкретный человек, такой-то, такой-то, и по их вине произошла эта катастрофа (а это ужасная катастрофа, и я хочу ещё раз выразить соболезнования семьям погибших и высказать слова солидарности пострадавшим, и мы сделаем всё для того, чтобы помочь им), следственные органы должны будут изобличить виновных (я уже вчера с Бастрыкиным на этот счёт говорил) и привлечь к ответственности этих виновных, но именно конкретных людей, тех, кто виноват».

Это демонстративное стремление к «конкретике» аккуратно выводит из зоны ответственности больших номенклатурных руководителей. По сути это развернутая концепция взаимоотношений «низов и верхов» в представлении Путина. Наказывать следует конкретного слесаря, мастера, стрелочника, который что-то там не докрутил, не довязал, не включил. При этом никакой вины не числится за теми, кто должен создать некую систему, чтобы все эти «конкретные» люди могли бы и хотели работать хорошо. Таким образом, и сам Владимир Владимирович выводится из-под любой ответственности за некомпетентность и безответственность огромного количества чиновников, населяющих многочисленные этажи выстроенной им вертикали власти.

Тот же московский метрополитен представляет собой закрытую организацию. Известно лишь, что он регулярно поднимает цену за проезд. А вот как тратятся собранные с граждан деньги – великая тайна. Мало этого, сотрудники метро, как сообщают СМИ, вынуждены работать сверхурочно, в нарушение всех правил. При этом они зависят от благоволения начальника, который может срезать слишком принципиальным премию, составляющую половину зарплаты. Это, согласитесь, вполне внятная система управления. Но прямой связи с катастрофой здесь нет. И обвинений предъявлять некому. И уж точно при таком подходе невозможно предъявлять претензий к российской власти за августовские катастрофы, приходящие с фатальной неотвратимостью.


На фото: Россия. Москва. 15 июля. Тела погибших в результате аварии в метро между станциями "Славянский бульвар" и "Парк победы" на Арбатско-Покровской линии.

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Джапаридзе












  • Дмитрий Орешкин: Проблема доверия осложняется тем, что нет альтернативных структур. Понятно, что Министерство обороны версия теракта не устраивает категорически.

  • Известия: Точно не теракт ГОВОРИТМОСКВА: Авиакатастрофа могла произойти из-за ложных показаний высоты и скорости на приборах.

  • Tatiana Narbut-kondratieva: Выпала из интернета и упустила - как получилось, что самолёт упал из-за бабченко и рынской, а осудили в московском районном суде не их, а майдан?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Ту-154 — борьба власти за правильную версию
29 ДЕКАБРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую среду мы узнали многое о возможных причинах трагической судьбы российского лайнера, потерпевшего крушение неподалеку от Сочи. Кажется, воду с самописцев, поднятых со дна Черного моря, еще не успели обтереть, а нам уже рассказали о содержании последнего разговора пилотов. И хотя практически вся информация, которой делится штаб по расследованию катастрофы, абсолютно неофициальная и поступает из анонимных источников, ее никто не опровергает, и создается стойкое ощущение, что все эти сливы и утечки носят плановый характер. Итак, картина в интерпретации официального начальства вырисовывается следующая...
Прямая речь
29 ДЕКАБРЯ 2016
Дмитрий Орешкин: Проблема доверия осложняется тем, что нет альтернативных структур. Понятно, что Министерство обороны версия теракта не устраивает категорически.
В СМИ
29 ДЕКАБРЯ 2016
Известия: Точно не теракт ГОВОРИТМОСКВА: Авиакатастрофа могла произойти из-за ложных показаний высоты и скорости на приборах.
В блогах
29 ДЕКАБРЯ 2016
Tatiana Narbut-kondratieva: Выпала из интернета и упустила - как получилось, что самолёт упал из-за бабченко и рынской, а осудили в московском районном суде не их, а майдан?
Предчувствие гражданской войны
27 ДЕКАБРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Гибель Ту-154 над Сочи стала не только трагедией, она очень много рассказала о современной России. Эта катастрофа выявила потенциал взаимной ненависти. Социальные сети буквально взорвались. Одни заявляют, что не желают скорбеть по людям, летевшим на войну, которую они считают несправедливой, а также по журналистам, представлявшим пропагандистские телеканалы. Другие всячески оскорбляют первых, которые не желают скорбеть. Мало того, что они поносят оппонентов последними словами, они быстро-быстро строчат доносы в Прокуратуру.
Прямая речь
27 ДЕКАБРЯ 2016
Зоя Светова: Всё это свидетельствует о состоянии общества. Оно находится в состоянии растерянности, депрессии, упадка и распада. 
В СМИ
27 ДЕКАБРЯ 2016
Forbes: Катастрофа Ту-154 над Черным морем в очередной раз обнаружила разобщенность «консолидированной вокруг лидера» нации  
В блогах
27 ДЕКАБРЯ 2016
Виктор Шендерович: Все время предлагают выбирать между сифилисом и гонореей. Определиться с позицией. Чтобы либо за Путина - либо чтобы сдохли все москали. 
Трагедия у берегов Сочи — крушение или теракт?
26 ДЕКАБРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье в 5.27 утра, как пишут газеты, «пропал с радаров» самолет Ту-154, направлявшийся в Сирию. Всего на борту вместе с экипажем находилось 92 человека. В том числе артисты из ансамбля имени Александрова (они летели давать новогодний концерт для российских военных), тележурналисты, которые должны были всей стране рассказать о заботе, что высокое начальство проявляет о тех, кто воюет с терроризмом, а также доктор Лиза (Елизавета Глинка), глава благотворительного фонда «Справедливая помощь», в последнее время при поддержке властей весьма активно помогавшая жертвам российской внешней политики.
Прямая речь
26 ДЕКАБРЯ 2016
Сергей Цыпляев: Скорее всего сейчас прорабатываются все возможные версии, вне зависимости от того, что говорится на публику. Александр Гольц: Много подозрительных деталей...