Медиафрения
25 ноября 2017 г.
Медиафрения. Пропасть
22 ИЮЛЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ИТАР-ТАСС

В 70-х годах прошлого века СССР вооружал и поддерживал различные национально-освободительные режимы в Африке, которые возглавляли иногда довольно оригинальные джентльмены. Например, лидер Центральноафриканской республики Бокасса любил употреблять в пищу своих оппонентов. Его коллега, глава Уганды, Иди Амин помимо того, что также съедал своих политических противников, любил хранить в холодильнике голову своего главного оппозиционера.

Среди глав современных государств случаи каннибализма вроде не зафиксированы, но есть страны и людские сообщества, от которых остальной мир старается держаться подальше, предпочитает обходить стороной: Северная Корея, сомалийские пираты, исламские террористы…

Между этими людьми и остальным человечеством лежит определенный разлом, пропасть. До 17 июля текущего года Россия при всех нюансах, тем не менее, была по одну сторону этой пропасти, вместе со всем человечеством. После 17 июля этот разлом прошел по границам России, на наших глазах углубляясь и превращаясь в пропасть, отделяющую Россию от остального человечества.

Вот заголовки на первых полосах мировой прессы. Daily Mail: «Путин убил моего сына».TheSun: «Ракета Путина». Daily Mirror: «Жертвы Путина».Daily News: «Война Путина».

Для того чтобы скрыть факт этой нарастающей изоляции от граждан собственной страны, пропагандистская машина запущена на полную мощность. Используются все ресурсы. Вот, например, вчера еще качественное СМИ, Лента.ру, которая после смены редактора опустилась до уровня «Известий». Читаем заголовок: «Голландский премьер поддержал Путина». Из текста маленькой заметки неясно, в чем же премьер страны, больше других пострадавшей от теракта, поддержал главу страны, которую мировое общественное мнение в этом теракте обвиняет.

Идем по ссылке на агентство Reuters, на которое ссылается Лента.ру как на источник новости. Там приведен текст обращения главы правительства Нидерландов Марка Рютте, в котором о России и о Путине две фразы. О России: «Ясно, что Россия должна использовать свое влияние на сепаратистов, чтобы получить доступ к территории гибели самолета». О Путине: «У него остается единственный шанс продемонстрировать, что он готов помочь». Вот в этих двух фразах обновленная Лента.ру увидела поддержку Путина. Именно за отсутствие такого замечательного зрения и была уволена предыдущий главный редактор Галина Тимченко.

Всю минувшую неделю пропагандистская машина в качестве уникального успеха России представляла бразильский саммит стран БРИКС. При этом Россию называют стержнем БРИКС, а Путина фактически персональным лидером этой организации. С учетом того, что экономика России составляет примерно четверть экономики Китая и более чем в полтора раза по объемам ВВП уступает экономике Индии, тезис о главенстве России в БРИКС может иметь сугубо внутрироссийское употребление.

На фоне скрежета пропагандистских танков в сюжетах об Украине и фанфар, прославляющих наши внешнеполитические успехи, довольно красноречиво прозвучало молчание федеральных телеканалов по поводу самой крупной трагедии за всю 80-летнюю историю столичного метрополитена, крушения поезда 15 июля, жертвами которого стали полтораста человек, в том числе 23 погибли.

Нет, в новостях все было. В основном о том, как стремительно появился на месте аварии Собянин, как быстро и решительно прокуратура обнаружила преступную проволоку и вывела на чистую воду двух преступных путейцев. Кроме того, бдительные депутаты обнаружили и разоблачили американский след в катастрофе метро.

Так что десятки миллионов россиян ежедневно пользующихся метро в семи крупнейших городах России могут быть спокойны. Главная проблема устранена. Остались мелочи. Понять, как должна выглядеть система технического контроля, исключающего или сводящего к минимуму халатность синих и белых воротничков, от которых зависят сотни жизней. Еще мелочь. Каков должен быть правовой статус метрополитена в России. Финансирование и его прозрачность. Кадры, в том числе назначение руководителей и сфера их ответственности. Ведомственная принадлежность (важный вопрос, поскольку метро на протяжении десятилетий постоянно футболили от МПС к городу и обратно). Еще пара десятков вопросов, на которые должен бы ответить федеральный закон о метрополитенах.

Закон, который вот уже несколько лет пылится в Госдуме, занятой конвейерным производством запретов на слова, личную жизнь и нижнее белье. Если бы вместо соловьевых, толстых, гордонов, карауловых и прочих познеров у нас на телевидении работали журналисты, способные организовать серьезное экспертное обсуждение актуальнейшей и в буквальном смысле слова жизненно важной проблемы, то появился бы шанс привлечь к этой проблеме внимание общества, найти ее современное комплексное решение и в будущем сберечь некоторое количество жизней.

Мы немного забыли, но именно это и есть журналистика, обслуживание интересов общества.

Но, поскольку ТВ у нас обслуживает власть, а не общество, то главной темой медийной повестки дня были не реальные проблемы страны, а попытки как-то скрыть ту пропасть, которая образовалась между Россией и миром после 17 июля.

НА ОСТРОВЕ С КАННИБАЛАМИ

Рефлексирующая либеральная интеллигенция порой мучима вопросом: вот эти, которые нам все время лгут из ящика, они совсем без совести или сами верят в то, что говорят и показывают. Оставляю в стороне вопрос, как можно верить в распятого младенца, если ты сам все только что придумал, написал «актрисе» шпаргалку и отснял пять дублей, пока не получился нормальный синхрон.

Туда же в сторону отправим людей, которые только что рапортовали об успехе сепаратистов, захвативших «Бук», потом вместе с Гиркиным радовались сбитому транспортнику, а потом, когда выяснилось, что новые россы сбили не транспортник, а пассажирский лайнер, тут же все, что могли, стерли и вот уже четвертый день твердят, что у наших казаков, защищающих русских младенцев, есть только шашки, которыми они сбивают лишь низенько летающие вертолеты и самолеты.

Некоторые, кто пооткровеннее, поэмоциональнее, да и статусом пониже, выливают свои гневные эмоции в блог. Чтобы сердце отвести. Здесь они немного приоткрывают душу или то, что у них там, на месте души. Вот, например, ведущий публицист «Известий», Егор Холмогоров, от всей широты русской националистической души предлагает «включить Гитлера»:

«С учетом массированной травли в западной желтой прессе «Путин убил моего сына» и наглого напора Укропии – надо конечно не отступать и извиняться непонятно за что, а реально включать Гитлера.

Хотели Гитлера – будет вам Гитлер. Двинуть войска совсем к границе. Мочить укропов не скрываясь – только что не размахивая флагом. Ввести пару мотострелковых дивизий споров погоны. Сосредоточить у Киева (!!!) авиацию так что станет понятно, что будут шансы почувствовать себя Луганском.

Дать понять, что в крайнем случае готовы к торговой войне, ядерному удару и т.д. Никакой политкорректности, дипломатичности и жалости. Обама должен орать Меркель в трубку: «Да он правда псих!». Тогда отстанут». Конец цитаты.

Судя по политическим телевизионным ток-шоу последних дней под этим фашистским бредом Холмогорова вполне мог бы подписаться практически любой из пары десятков политиков и экспертов, обсуждавших войну с Украиной и трагедию малазийского лайнера. Подписался бы каждый в диапазоне от Вячеслава Никонова до Александра Хинштейна, включая Авигдора Эскина и Валерия Фадеева. Может, кто-то из трусости и лицемерия Гитлера бы с сожалением вычеркнул.

Нет, они, конечно, все там очень разные. Распределены между полюсами безумия и лицемерия. Полюс лицемерия — это сам Соловьев, Никонов (верный горбачевец, верный ельцинист, верный путинец, а теперь еще и верный сталинец), Хинштейн, Толстой. Полюс безумия — это, конечно, Дугин с его религиозным экстазом, с которым он каждый раз рассказывает о последней битве между цивилизацией Моря и цивилизацией Суши, которая вот именно сейчас идет на территории Украины. В минувшее воскресенье он довольно долго в программе «Политика» у Толстого рассказывал об агонии однополярного мира. Глаза его при этом блестели фанатизмом, казалось, что он вместо студии видит картину гибели цивилизации Моря и триумфа Суши.

Валерия Фадеева (журнал «Эксперт») я обычно относил к полюсу цинизма. Но в этот раз он несколько удивил своим явным дрейфом к полюсу безумия, когда у того же Толстого дал решительную отповедь тем, кто требует переговоров, перемирия и прекращения огня. «Ни в коем случае!» — заявил член Общественной палаты и член Высшего совета партии «Единая Россия». Тем самым он опроверг заявления клеветников России о том, что у нас, якобы, единомыслие и все «единороссы» только повторяют за Путиным. Ничего подобного! Вот Путин требует прекращения огня, а один из публичных лидеров партии власти, Фадеев, говорит: «Ни в коем случае!» И оговаривает условия, при которых мы (!!!) готовы пойти на прекращение огня. Это — отведение украинских войск за границы Донецкой и Луганской областей.

Меня, помимо содержательной экзотики данного ультиматума, глубоко проняло это соборное «МЫ» Валерия Фадеева, каковым местоимением член Общественной палаты и член Высшего совета партии «Единая Россия» полностью идентифицирует себя с террористами, сливаясь с ними в единую общность.

Эфиры федеральных каналов помимо чудовищного отравляющего эффекта, который они обрушивают на население, приносят небольшую пользу. Например, они позволяют заглянуть во внутренний мир тех, с кем сейчас сливаются в соборную общность депутаты, журналисты, эксперты и прочий медиатизированный люд, проводящий значительную часть своего времени в студиях политических ток-шоу. Последние несколько месяцев постоянными гостями этих ток-шоу стали лидеры сепаратистов. Мы уже, как родных, приветствуем на экране ТВ Бородая, Пушилина, Кофмана и, конечно, Царева. Последнее время в эфире замелькала мужественная фигура начальника контрразведки ЛНР, Владимира Громова. Впрочем, его должность Соловьев любит называть по-старому: начальник СМЕРШа.

На последнем «Воскресном вечере» от 20.07 этот начальник Луганского СМЕРШа немного познакомил россиян с некоторыми особенностями своего мировоззрения. Он решил сорвать маски с врагов: «Мы воюем против кого? Все эти порошенки – тимошенки – яценюки, все эти «енки», «юки» прикрывают свои истинные фамилии…». В этот момент народ в студии, всегда с уважительным молчанием внимавший словам начальника контрразведки, начал тихонько роптать. Кофман, который по новоросской субординации, будучи замом Царева, видимо, не подчиняется Громову, смело заявил, что он свою фамилию не скрывает. Соловьев, который практически в каждой передаче к месту и не к месту объявляет, что он еврей, тут тоже не утерпел, объявился и сразу же перевел все в шутку, призвав не перебивать начальника СМЕРШа.

Продемонстрировав на всю Россию свой махровый черносотенный антисемитизм, Владимир Громов вернулся к привычной смершевской риторике: «Какие бы имена они себе ни назначали, в глазах у них – свастика! Это фашисты на территории Украины. Луганск станет вторым Сталинградом!» Несомненно, после окончания российско-украинской войны судьбу начальника луганского СМЕРШа будет решать суд. Но уже сейчас есть многочисленные свидетельства того, что сей персонаж любит лично допрашивать пленных и при этом следует садистским традициям того СМЕРШа, который так ненавидели и презирали настоящие фронтовики.

Момент единения начальника луганского СМЕРШа с аудиторией «Воскресного вечера» настал, когда наивный писатель Платон Беседин спросил сурового смершевца: «А вы готовы к переговорам?» Вопрос прозвучал настолько нелепо, что Соловьев и несколько участников дискуссии некоторое время не давали Громову отвечать и стыдили Беседина за неуместный вопрос. Это все равно, что спросить крокодила, готов ли он договариваться с антилопой о раздельном питании. Когда кончили стыдить писателя Беседина, начальник СМЕРШа отрубил ожидаемое: «Я с фашистами вести переговоры не буду».

В силу известного хобби Игоря Гиркина, главнокомандующего Новороссии, в осмыслении происходящего постоянно присутствует тема реконструкции. Предыдущая «Медиафрения» так и называлась — «Реконструкция антиутопии». Трагедия малазийского «Боинга» высветила важное отличие современной России от СССР, например, брежневских времен. Советская элита с Иди Амином и Бокассой в экстазе не сливалась. Каннибалов держали на расстоянии. Никому в голову ни пришло бы даже в мыслях объединяться с ними в одном местоимении «мы».

В сегодняшней России элита с ними уже слилась. И не только элита, а 85% граждан. Мы со Стрелком. Мы с Бабаем. Мы с Бесом, Абвером, с Громовым. Это мы вспороли живот депутату в Славянске и утопили его. Это мы сбили «Боинг» и убили 298 ни в чем не повинных людей. Это мы занимались мародерством на месте трагедии и срывали с трупов ценности. Мы на острове с каннибалами. Вокруг пропасть, отделяющая нас от нормального мира.

Фото ИТАР-ТАСС / ЕРА / ROBERT GHEMENT












  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.