Цензура
20 января 2017 г.
Войти в интернет можно будет только по паспорту. Даже в метро
8 АВГУСТА 2014, АНДРЕЙ СОЛДАТОВ

Премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление, согласно которому доступ к открытым сетям Wi-Fi в общественных местах в РФ больше не может осуществляться без регистрации пользователей. Операторы связи теперь должны будут указать их фамилию, имя, отчество, а также реквизиты паспорта и место жительства. Мало того, оператор должен будет установить уникальный номер устройства, с помощью которого пользователь выходил в Сеть. Полученные данные будут храниться полгода и в случае необходимости предоставляться правоохранительным органам. Правительство также обязало соцсети и другие популярные сайты установить оборудование и программное обеспечение, с помощью которого спецслужбы смогут в автоматическом режиме получать информацию о действиях пользователей этих сайтов.

ИТАР-ТАСС

Как это может функционировать, стало понятно после Олимпиады в Сочи, где эта система фактически тестировалась. В Сочи было невозможно воспользоваться публичным wi-fi, не идентифицировав себя перед этим. Уже тогда, занимаясь расследованием для журнала Guardian, мы говорили, что этот проект может быть распространён на территорию всей России. По сути, речь идёт о том, что у операторов появится не очень сложное программное обеспечение, которое будет требовать от вас вводить свои паспортные данные при входе в интернет. Показывать документы работникам кафе не придётся.

Другое дело, что тут возникают технические трудности, потому что в Сочи идентификация происходила на основании «паспорта болельщика». И существовал реестр, куда все эти паспорта были внесены, а операторы имели к нему доступ и могли проверить, правильные ли данные введены. Но здесь систему нужно будет очень сильно масштабировать, потому что речь будет идти о наших обычных паспортах и о доступе для российских операторов к большой базе этих документов. Вторая трудность заключается в том, что в наше кафе может прийти иностранец, и как он будет идентифицироваться? Пока не очень понятно, как решить этот вопрос, скорее всего, этим занимаются «лучшие умы», но вряд ли это будет очень эффективно технологически.

Российская практика демонстрирует, что все подобные меры в принципе носят, скорее, запугивающий характер. Их смысл заключается не в том, чтобы охватить 100% людей, а в том, чтобы послать определённый сигнал: вы нигде не можете быть анонимны, будьте осторожны, будьте аккуратны в своих высказываниях. И фактически это приведёт, и уже приводит, к возрождению советской практики телефонных и нетелефонных разговоров и так далее.

В Сочи цель была именно такой. Формально могли прикрываться и борьбой с терроризмом, но реально из разговоров с соответствующими сотрудниками стало понятно, что задача организаторов — недопущение манифестаций и протестов. Для этого нужно решить две проблемы: не позволить провести саму акцию и не позволить журналистам её осветить. А если вы очень долго и настойчиво будете рассказывать, какими техническими средствами вы обладаете, чтобы отследить всех журналистов, собирающихся на какую-нибудь манифестацию, то в конце концов работники СМИ могут решить, что им лучше там не появляться. Потому что они точно будут опознаны, и если они — иностранцы, в следующий раз не получат визу, а если российские — им дадут «по шапке».

Параллельно с этим также подписан указ, который обязывает социальные сети подключать оборудование, позволяющее ФСБ следить за пользователями. Речь идёт о распространении на социальные сети системы СОРМ. Здесь точно такое же послание: даже если вы находитесь в социальной сети, учитывайте, что спецслужбы обладают техническими возможностями для перехвата ваших сообщений. Это намного более интересный поворот событий, потому что очевидно, что, прежде всего, это коснётся сервисов, которые физически находятся в России: «Вконтакте», «Одноклассники» и так далее. Но встаёт вопрос, что будет с сетями, которые на территории РФ не находятся. Ставить ли им эти «чёрные ящики» или нет? Специально чтобы решить эту проблему, ранее был принят другой закон «о персональных данных», где прямо написано, что серверы, содержащие персональные данные россиян, должны располагаться в России. И теперь вопрос в реакции «Фейсбука» и «Твиттера» на эти нововведения. Если они откажутся, то их в России могут закрыть. Мы имеем дело с рядом факторов, которые будут оказываться влиять на окончательное решение этих компаний. С одной стороны, на них будут давить российские власти. Это уже происходит: летом сюда приезжала делегация «Твиттера», позже — делегация «Фейсбука». И те, и другие постарались скрыть сам факт этих переговоров, так что о чём там шла речь — мы не знаем. А с другой стороны, будет идти давление со стороны общественных организаций, существующих на Западе. Например, Global Network Initiative (GNI) будет пытаться объяснять владельцам компаний, что нельзя идти на сотрудничество с авторитарными режимами. Именно для этого такие организации и создавались, их задача — защита свободы слова в сети. Но какой из этих двух факторов победит, пока не очень понятно.

Конечно, технически обходить все эти нововведения будет возможно. Технологические дыры будут, они существуют и в странах, где в интернет-цензуру вложены гораздо большие ресурсы, в том же Китае люди пользуются «Фейсбуком» и стремятся оставаться анонимными. Можно будет использовать IPN, можно будет входить в интернет через Tor. Но смысл этих инициатив не в этом. Вся история заключается в том, что угроза российской власти исходит не от анонимных пользователей сетей. Чиновники, оправдывающие эти меры, говорят об «информационной войне», но условные участники этой «войны», недобитые гражданское общество и оппозиционеры — не анонимны. Все важные оппозиционные политики действуют под собственными именами и имеют открытую аудиторию. И эти системы используются не для идентификации этих людей, а чтобы обычные пользователи боялись не только писать, но и читать критические посты и даже заходить на соответствующие страницы.




Фото ИТАР-ТАСС/ Зураб Джавахадзе
















  • Лев Рубинштейн: Если в России появится какая-то альтернативная организация писателей, которая займётся реальной правозащитной деятельностью, то я бы в неё вступил.

  • "Ведомости": Писатели Борис Акунин и Александр Иличевский заявили о решении покинуть Русский ПЕН-центр на своих страницах в Facebook.

  • Алексей Венедиктов: Ой, Сергея Пархоменко исключили из российского Пен-центра! Единогласно! Мои поздравления

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Русский ПЕН-центр раскололся
11 ЯНВАРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вчера поэт и публицист Лев Рубинштейн заявил о выходе из состава Русского ПЕН-центра. В своем обращении к коллегам он объяснил, что раскол «обнажил вполне сущностную стилистическую несовместимость». Эти «стилистические расхождения, — пишет поэт Рубинштейн, — обозначили – по крайне мере для меня – неуместность и мучительную двусмысленность самой моей принадлежности к организации, руководство которой  изъясняется – в том  числе от моего имени – на таком языке». Писатель Александр Иличевский вышел из Русского ПЕН-центра тихо, почти молча. Просто сказал, что выходит.
Прямая речь
11 ЯНВАРЯ 2017
Лев Рубинштейн: Если в России появится какая-то альтернативная организация писателей, которая займётся реальной правозащитной деятельностью, то я бы в неё вступил.
В СМИ
11 ЯНВАРЯ 2017
"Ведомости": Писатели Борис Акунин и Александр Иличевский заявили о решении покинуть Русский ПЕН-центр на своих страницах в Facebook.
В блогах
11 ЯНВАРЯ 2017
Алексей Венедиктов: Ой, Сергея Пархоменко исключили из российского Пен-центра! Единогласно! Мои поздравления
За что посадили Алексея Кунгурова
21 ДЕКАБРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Тюменский суд отправил блогера Алексея Кунгурова на 2,5 года в колонию-поселение, признав его виновным по статье 205.2 УК РФ – публичные призывы к террористической деятельности или публичное оправдание терроризма. Орудием преступления суд признал его статью в «Живом Журнале» под названием «Кого на самом деле бомбят путинские соколы». Суд проходил в закрытом режиме в связи с тем, что эксперт, который проводил лингвистическую экспертизу для суда, заявил, что ему угрожают убийством. Автор этой экспертизы — доцент кафедры журналистики Тюменского государственного университета Владимир Лысов. 
Прямая речь
21 ДЕКАБРЯ 2016
Григорий Дурново: В последнее время, наказывая за высказывания, суды стали чаще использовать статьи, связанные с терроризмом. Это началось после того, как был принят «пакет Яровой»...
В СМИ
21 ДЕКАБРЯ 2016
РИА "Новости": По данным местных СМИ, блогера обвиняли в оправдании запрещенной в России террористической организации "Исламское государство" при написании поста в ЖЖ.
В блогах
21 ДЕКАБРЯ 2016
Антон Носик: Во всех своих ключевых аспектах «дело Кунгурова» — значительно более запредельное, чем мое собственное.
Страдания по цензуре
28 НОЯБРЯ 2016 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
О цензуре в России бытуют три распространённых суждения. Первое: некоторая цензура нам все-таки не помешает. Например, этическая. Чтобы были четко очерчены этические границы творчества. Да и вообще в советское время цензура хоть и была, но она не мешала тому, чтобы создавались великие произведения, скорее этому способствовала, держа творца в тонусе. А в антисоветское время ее вот нет и творцы выдают пшик. Поэтому, чтобы не было пшика, творцов надо немножко поприжать.
Суд, наконец, определит, какого размера гудвилл у Сечина
11 НОЯБРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 11.11.16, Московский арбитражный суд оценит, наконец, истинные размеры гудвилла у Игоря Ивановича Сечина. То, что у него очень большой гудвилл, было известно и раньше, но сегодня размер этой удивительной конструкции будет определен с точностью до доллара. Вообще-то термин «гудвилл» (goodwill) используется аудиторами для оценки нематериальных активов компании. То есть берут стоимость компании и вычитают цену того, что можно потрогать руками – железо всякое, дома, производственные мощности и все остальное, что можно оценить и продать отдельно. А все, что остается – это и есть гудвилл, то есть репутация, доброе имя и деловые связи, которые на этом имени держатся.